Доступність посилання

03 грудня 2016, Київ 18:19

Дайте мне сказать! Я тоже донецкий


Пасажири в автобусі в Донецьку, листопад 2014 року

Пасажири в автобусі в Донецьку, листопад 2014 року

Кто они – «наши»: те, кто бомбят, или те, кто грабят?

Виктор Елфимов

Бах… Проснулся. 6:30 утра. Бах… бах…

Прислушался. Тишина. Открыл окно – наш Рекс стучит хвостиком по входной двери, приглашая на улицу. Надо его накормить. Слава Богу, ночь прошла тихо. Звонит мобильник.

– Можно приходить на работу, есть вакансия, – порадовал начальник нашей службы.

«Наверно кто-то заболел», – подумал я и начал собираться.

Муниципальный автобус пришел вовремя. В салоне тепло и тесно. Передают по 1,5 гривны за проезд сонному кондуктору. Знакомые пассажиры обмениваются приятными новостями: ночью было тихо.

– Достали эти укры! Когда наши их выгонят? Бендеры проклятые!

Я точно знаю, что стреляли с нашего поселка по аэропорту, так как видел светящиеся трассы от «градов». До вчерашнего дня так было каждый день.

Бах… задрожали окна и секунд 15 слышно шуршание мины, летящей к «киборгам». Работали минометы. «Ответки» нет.

На работе сразу захотелось увидеть коллег – убедиться, что нет плохих новостей, что все живы и здоровы. Приятно окунуться в рабочую атмосферу.

– Ну что пенсию переоформил?

– Нет, подожду, может все наладится.

– На выборы ходил?

– Да. Голосовал за Захарченко.

Жму руку своему коллеге со словами:

– Уважаю позицию. А то некоторые за «народную республику», против «Хунты», но хотят, чтобы Киев платил им пенсии. Нет уж!.. Поднимаем Донбасс и не кормим бендеровцев! А то получается, как полицаи вовремя войны.

На заводе идет консервация оборудования – производства нет. Печально, но хоть опять был в коллективе. Народ ратует за «наших». А у меня вопрос: «А кто они, наши – те, кто бомбят, или те, кто грабят?»

По дороге домой женщина откровенно в трамвае расстроилась вслух: «Что они сделали с моим городом?» (проезжая мимо разрушенного Краеведческого музея). А дальше шок: возмущенные пассажирки закричали:

– Сдать ее в «ДНР»! Она за «Хунту»!

Как-то у моей знакомой «ополченец» с автоматом спросил:

– А вы за кого? За «ДНР»?

– Нет.

– За «Укров»?

– Нет.

– А за кого?

– За Арабские Эмираты. Потому, что этой стране всего 41 год, а люди не только гордятся, но и достойно живут. Шейх сам ездил по всей стране и уговаривал родителей отправить бесплатно учиться детей в Европу, Америку! Туда где учатся и живут дети наших и российских олигархов и политиков.

А у нас оставшиеся молодые люди и те, кто взял в руки оружие, хотят, как и раньше, колбасы и пива с водкой, то есть «русского мира». И они искренне верят, что все беды от бандеровцев.

Сегодня на многие вещи смотришь совсем иначе. В детстве мне уже до школы не хотелось слушать сказки о русских иванах-дураках и емелях. Я чувствовал, что это обман. Мой старший брат так и не остановился в чтении сказок, может потому, что выбрал в графе национальность «русский». По линии отца я взял – «украинец». Тогда для меня это было чем-то забавным.

Учась в Таганрогском институте, я не понимал, почему там плохо знают украинскую литературу. Как то в гостях у друга в Ростове, сидя за столом с рюмкой водки, мне объяснили, что я сейчас живу в России. По-трезвому до меня не доходило. Я и сейчас не хочу верить, что мы чужие.

Товарищ, который приезжал ко мне в гости в Таганрог из Донецка, получил недавно помощь гуманитарную, как 68-летний пенсионер. Он и его жена с половины первого ночи стояли в очереди, он был первым. Очень доволен – хороший паек: есть тушенка, сгущенка, масло, макароны, крупы. На вопрос «А от кого?» оказалось, что он этим даже не интересовался. Но голосовал за Захарченко. Меня всегда удивляло желание земляков получить что-то даром или на пять копеек дешевле.

Как-то поздно вечером после спектакля в ДК имени Пушкина мы втроем с детьми ждали трамвая. Холодно, минус 25 градусов. В хорошем настроении начали пританцовывать на остановке. Кроме нас было двое пожилых людей, и дочка предложила им присоединиться. В ответ мы услышали:

– Прекратите это!

Меня «заклинило»:

– Что прекратить? – Спросил я в угрюмых земляков.

Мое непонимание стало раздражать их еще больше. Трамвая еще не было. Чувствуя, что наших попутчиков этот стиль согревания раздражает все больше и больше, я попросил своих взрослых детей остановиться, понимая всю глупость своей просьбы. Скорое прибытие нашего трамвая остановило танец и сняло с меня ожидание агрессии. Может быть они – эти двое случайных людей – и не набросились бы на нас, но во всяком случае я этого ожидал.

…Дочка ехала в метро и общалась с киевлянкой на украинском языке. Пенсионерка рассказывала, какие страшные люди из Донбасса. Ее знакомая в Полтаве сдала беженцам из Донецка свою квартиру в центре города. На следующее утро хозяйка пошла навестить своих беженцев. Переходя площадь у своей многоэтажки она остолбенела от увиденного на своем балконе. Ей стало страшно, ноги не слушались: там висел флаг «ДНР».

Моя дочь внимательно выслушала свою собеседницу и посочувствовала ей.

– Я вибачаюсь, але я теж із Донецька, шановна, – обняв ее, сказала она. Киевлянка начала жадно глотать холодный воздух, заикаться и просить прощения. Вышли из метро они вместе.

…Дома меня ждет Рекс. Осталось сварить себе и Рексу ужин. Когда ставлю ему кастрюлю с едой, то удивляюсь: что он не хватает косточку, а целует мои руки и прыгает, игриво кусая за ноги. Мне это не нравится. «Иди ешь!» – Прикрикиваю на него. А пес стоит обиженно у закрывающейся двери и ждет, что с ним поиграют.

Спокойной ночи Донбасс! Я ведь тоже – донецкий.

Виктор Елфимов, инженер, город Донецк

Думки, висловлені в рубриці «Листи з окупованого Донбасу», передають погляди самих авторів і не конче відображають позицію Радіо Свобода


Надсилайте ваші листи: DonbasLysty@rferl.org

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...

Показати коментарі

XS
SM
MD
LG