Доступність посилання

10 грудня 2016, Київ 00:05

Как из Донецка уходили деньги


Бойовики угруповання «ДНР» після захоплення місцевого відділення Національного банку України. Донецьк. 16 червня 2014 року

Бойовики угруповання «ДНР» після захоплення місцевого відділення Національного банку України. Донецьк. 16 червня 2014 року

С приходом «Республики» дончане начали поклоняться оружию, страху и пропаганде, а денежный бог устал их любить

Эмма Могурова

(Друкуємо мовою оригіналу)

До войны и «ДНР» в Донецке всегда был один бог – деньги. Дончане кичились своей верой, из нее происходила вся бизнесовость и амбициозность города. Таким, как Ахметов и Янкович, здесь всегда прощали то, что считается грехами в других религиях, потому что в донецкой теологии они были «богоугодными», то есть богатыми.

Мне хорошо запомнился разговор со знакомым – коренным дончанином, оправдывающим безобразное поведение своего ребенка в школе.

«Я доволен, что он не зубрит и дерется на переменах. Я хорошо учился, закончил институт, честно работал и теперь живу на «минималку». А он может стать олигархом, таким как Ахметов», – объяснял мой собеседник донецкую мечту.

Именно деньги для многих и стали мотивом для поддержки «ДНР». И это касается не только продвигавших «русский мир» за зарплату, но и обычных шахтеров, которым жалко было делиться налогами с «лентяями» из Львова, и пенсионеров, верящих в высокие российские пенсии.

Но «республика», захватив город, принесла с собой политеизм. Дончане начали поклоняться оружию, страху и пропаганде, а денежный бог устал их любить.

Первыми сдались банки. В июне, после серии нападений на филиалы «Приват», отделения большинства банков ушли в подполье. Многие сократили рабочий день и закрыли отделения для лишних клиентов: в них можно было зайти только с картой банка или после объяснения цели визита охраннику. Сначала деньги закончились в уличных банкоматах, но их еще можно было снять в кассах или терминалах, стоящих внутри помещений. Затем перебои с обналичкой начались и в охраняемых филиалах. Тогда в Донецке начали выстраиваться первые огромные очереди желающих снять деньги.

Переломным моментом стало ограбление в Донецке кассы «ПриватБанка». В июле днем в центре города группа автоматчиков в балаклавах на микроавтобусе более двух часов выносила мешки с наличностью, пока сотрудники кассы лежали на полу, боясь пошевелиться. Тогда еще официальная донецкая милиция и ГАИ оцепили квартал и просто наблюдали вместе с зеваками за ограблением.

Помню, как на вопрос «Вы нас от них охраняете – или их от нас?», молодой милиционер виновато пожал плечами. У него был только табельный пистолет и явно не было приказа хоть как-то препятствовать боевикам. Автоматчики вынесли в тот день по официальным подсчетам более 15 миллионов гривен, а «Приват» в течении месяца распрощался с Донецком насовсем.

Но жители города еще верили в свою финансовую стабильность, надеясь, что с окончанием боев на место «ПриватБанка» зайдут российские банки. А некторые откровенно радовались возможности не погашать кредиты.

Осознание, что финансового благополучия, как раньше, уже не будет, пришло, когда из банков в городе остался только «Ощадбанк» и закрылись почти все дорогие бутики, торговые центры и модные рестораны. А посетителями работающих стали люди с оружием.

В период активных обстрелов в городе начали закрываться даже маленькие продуктове магазины и аптеки – в финансовом плане война больнее всего ударила по малому и среднему бизнесу.

Но настоящая паника захлестнула бывшую деловую столицу страны после постановления Кабмина Украины о фактической остановке любой финансовой деятельности, в том числе и выплаты пенсий на территориях, подконтрольных боевикам. Около 200 тысяч и до того не богатых донецких пенсионеров оказались на грани нищеты, а сбережения на банковских счетах дончан грозили остаться куском бесполезной пластиковой карты.

Поскольку обналичить деньги с карт в Донецке уже негде, горожане стали штурмовать магазины, где была возможность расплатиться через терминалы. За неделю-две люди опустошили все магазины бытовой техники и гипермаркет «Ашан». На деньги с карт, выстояв в огромных очередях, покупали все – от холодильников до мешков с сахаром. Сейчас ажиотаж уже схлынул – только в некоторых супермаркетах работает по одной кассе на магазин, где можно расплатиться картой, остальные же ждут от дончан наличку.

Но с ней теперь не спешат расставаться, надеясь, что она поможет в самые тяжелые времена, как молитва забытому богу.

Эмма Могурова, учитель, город Донецк

Думки, висловлені в рубриці «Листи з окупованого Донбасу», передають погляди самих авторів і не конче відображають позицію Радіо Свобода


Надсилайте ваші листи: DonbasLysty@rferl.org

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...

Показати коментарі

XS
SM
MD
LG