Доступність посилання

10 грудня 2016, Київ 11:15

Что мне сказал «террорист». История одного разговора


Під час проросійського мітингу в Донецьку, 9 березня 2014 року

Під час проросійського мітингу в Донецьку, 9 березня 2014 року

«Если после референдума я был уверен, что через неделю буду жить в России, то теперь я вижу болото, которое не движется дальше»

(Друкуємо мовою оригіналу)

Среди людей с противоположной точкой зрения не часто встретишь того, кто смог бы донести свою позицию без криков и медиа-штампов, наполнивших нашу среду.

Мой знакомый – один из таких. Я намеренно взял в кавычки то слово, которым назвал бы его: ведь, принадлежа к сепаратистам, он вместе с тем ни разу не брал в руки оружия, продолжая всё это время работать, как и многие на нашей земле. Беседа, которую я хочу привести вам ниже, состоялась между нами примерно в конце ноября, и я позволю себе разместить её в той форме, в какой она и была произведена, намеренно не ретушируя сказанных слов.

Хотел бы также отметить, что мой приятель отражает позицию крайне узкого круга людей, которых вы с трудом сможете отыскать даже среди сепаратистов, и всё же его слова – пример того, почему сине-жёлтые флаги до сих пор не могут вернуться в умы и сердца моих земляков.

*****

Первое, о чём я его спросил в тот день – это как он себе представляет будущее «республики», которая за полгода существования контролирует «три деревни, два села»:

– Ты знаешь, твоя Украина когда-то начинала с того же, но суть не в этом. Я действительно не представляю себе, как всё это закончится. Если после референдума я был уверен, что через неделю буду жить в России, то теперь я вижу болото, которое не движется дальше: регион беднеет, «ополчение» не наступает, и такими темпами мой бизнес когда-то окончательно рухнет – и это ещё, если в мой дом просто не залетит снаряд.

– Но ты всё равно за «ДНР». Почему?

– Я когда-то предлагал тебе идти защищать памятник Ленину на площади, помнишь? Их ещё тогда по всей стране валили. Так вот: тогда я сказал, и ты со мной согласился, что эта куча зацветшего, никому не нужного камня в пиджаке – символ, и если он упадёт, если его скинут пару десятков людей, то весь остальной город решит, что так думают все. Так вот, Украина для меня – это тот поваленный Ленин, на чью статую мне, по сути, плевать. Но мне не плевать на глупость.

Да, «ДНР» – это просто бомжи, да, слесарь стал президентом (или что там за пост у Захарченко), да, вокруг ходят люди с автоматами, которые «нагибают» всех, кто не согласен. Но неужели ты думаешь, что люди, которые уже полгода прорываются к нам сюда, зайдя в город, начнут раздавать конфеты на улицах? Нет, «ДНР» сменят те же ребята с гранатами, заполнив собой структуры правительства и МВД, только вместо того, чтобы работать – а «ДНР» конкретно меня ни разу ни в чём не ущемила, – я должен буду, как дебил, прыгать на площади по голове Ильича, крича «кто не скачет, тот москаль!» С украинцами что-то случилось, и лично я уже давно перестал их понимать.

– То есть ты действительно думаешь, что все они фашисты? (Я помню, как после этого вопроса он посмотрел на меня с ухмылкой, даже слегка оскорбившись, что я задал ему его – авт.)

– Ты что, после стольких лет дружбы считаешь меня идиотом? Если бы я говорил откровенно, то уже бы давно сказал: ребята, вы чё? Какие «фашисты»? Вы что, всерьёз думаете, что под Донецком стоят потомки Геббельса и Гитлера? То, что я вижу, даже по российским ресурсам, – это крестьяне, чуть ли не с огородов вылезшие, особенно на первых порах. Да, там есть свои замороченные ультраправые, но их меньшинство, а в остальном – это такие, как мы с тобой, если бы нам сейчас выдали по автомату.

Но вот только моему другу из Славянска с трёхцветной чекой в гранате об этом знать не нужно, пусть думает, что воюет с фашизмом, иначе завтра (здесь он рассмеялся) – разобранный Ленин и я, танцующий под дудки Полесья.

– То есть «из двух зол выбирают меньшее»? Так, по-твоему? Но почему ты тогда не идёшь воевать?

– Воевать? За кого? Нет, главное – за что? За «ДНР» и их «русский мир»? Да, эти люди мне ближе по духу, чем те, кто бродят с зажжёнными факелами по Крещатику, но есть ли в их словах абсолютная истина? Однозначно: нет! И её нет нигде, можешь мне в этом поверить.

Что, к примеру, скажут о твоих родных в Крыму, которые получили российские паспорта? Что они коллаборационисты, пособники Путина, которого уже теперь сравнивают с Гитлером? Или что они герои, которые не прогнулись под «фашистской хунтой»?

Ты, наверно, забыл, как когда-то в Крыму в палатке мы с тобой размышляли о будущем, и я сказал, что мне нужна просто спокойная жизнь: небольшой собственный дом у реки, разведённый костёр и такой же тёплый вечер, как и сейчас – в общем, всё то, что теперь кажется просто бредом, болтовнёй под летящим над нами снарядом. Я не хочу всю свою жизнь тратить на мысли о Бандере, Шухевиче, Сталине или Путине, выясняя, кто из них большее «х**ло». У меня не так много времени.

А государство, которое стоит по ту сторону Днепра, именно к этому меня и толкает. Неужели не видно, как они намеренно бросают нам кость, чтобы мы дрались за неё? И ты ещё спрашиваешь, почему я не иду срывать украинские флаги! Пусть это делают те, кто ещё способен верить хоть во что-то в этой стране. Пойми, мне не нужна война, мне не нужна свобода – мне нужен маленький домик и костёр у реки.

– А теперь всё это невозможно?

– С этими людьми? Нет. Да и потом, у тебя не меньше причин ненавидеть Украину, чем у меня. И я до сих пор не понимаю, почему ты ходишь у меня по огороду и распеваешь украинский гимн? (Наш разговор проходил во дворе его частного дома – авт.) Разве не в этом государстве ты со своим «красным» дипломом магистра загружал вагоны? Да, это было при Януковиче, но после «победы майдана» ты стал безработным. Или я в чём-то не прав? «ДНР» ничего тебя не лишило, и, как по мне, ты уже давно должен был бы стоять с автоматом у нас на «кольце» (название местной развилки – авт.) – там хотя бы кормят.

– Именно поэтому я там не стою.

– В каком смысле?

– Потому что «должен». Это был бы не мой выбор, а выбор обстоятельств, которые совершенно не совпадают с моими мыслями. Да, у меня масса расхождений с людьми, бросавшими коктейли на площади, да, я вижу всё те же старые лица у руля государства, да, чиновники и судьи по-прежнему берут миллионные взятки, пока я получаю 15 гривен в час на морозе в «железных гробах» (вагоны – авт.) Но ведь и в «ДНР» не у всех за плечами томик с Достоевским, как об этом вещают нам СМИ.

Проблем хватает с обеих сторон, и для меня вопрос совершенно не в этом. «Народная власть», ещё вчера ковырявшая в носу на развилках, а сегодня ставшая главой «Центробанка» – это то, с чем я никогда не смирюсь. Да, возможно, это не тот аргумент, на который можно указать пальцем, как на сожжённые трупы или разбитые до оснований дома, но именно в этом я вижу основную причину того, по которой я сейчас здесь, с тобой, а не валяюсь в окопе под гимн «Новороссия ждёт!»

Этот диалог длился ещё очень долго, но основные идеи (аполитичность, апатия, прагматизм), которые бы отражали часть настроений нашего общества в лице моего оппонента, в нём, безусловно, присутствуют.

В заключение хотел бы добавить, что этот человек по-прежнему продолжает работать, по-прежнему продолжает поддерживать «ДНР» и, как и многие мыслящие люди у нас на Донбассе, по-прежнему не понимает, какое будущее его ждёт и в какую сторону ему следует двигаться дальше, видя происходящее скорее в разных тонах, чем в чёрно-белом цвете.

Джерри Томс, безработный, город Макеевка

Думки, висловлені в рубриці «Листи з окупованого Донбасу», передають погляди самих авторів і не конче відображають позицію Радіо Свобода

Надсилайте ваші листи: DonbasLysty@rferl.org

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...

Показати коментарі

XS
SM
MD
LG