Доступність посилання

10 грудня 2016, Київ 12:51

Разочарование в людях и война на Донбассе


Місцеві жителі перелазять через підірваний міст на річці Сіверський Донець в районі села Станиця Луганська, 23 березня 2015 року

Місцеві жителі перелазять через підірваний міст на річці Сіверський Донець в районі села Станиця Луганська, 23 березня 2015 року

Кто-то воюет «не на той стороне», а кто-то совершает мелкие повседневные предательства

(Друкуємо мовою оригіналу)

Не раз и не два за последний год мне доводилось слышать фразы:

– Я до сих пор ничего не понимал в людях, война все мне объяснила.

– Я пересмотрел состав моих друзей.

– Я вычеркнул из своих друзей больше половины.

Естественно, речь шла не об отфрендах в «Одноклассниках», а о разрыве отношений с живыми людьми, родственниками, школьными друзьями, деловыми партнерами иногда с любимыми.

Я не расспрашивал тех, кто бросал такую фразу, о деталях. Есть случаи, когда хокку уместнее, чем длинная поэма. И так все было ясно.

В каких-то случаях «отфрендов» речь шла о том, что начиналось как «идейные разногласия». Затем идейные разногласия перерастали в поступки. Но гораздо чаще речь шла о демонстрации человеческих качеств, которые, в теории, должны быть безотносительны политическим убеждениям. Так сказать, чтобы мыть руки после туалета, не обязательно быть членом «Партии регионов» или коммунистом.

Тем более, что я (и не только я) на своем веку видел множество успешных и уважаемых людей с коллекциями партбилетов (хотя само их количество – тоже известный показатель).

И все же, реальный «зафренд» или «отфренд» в Луганске во второй половине 2014 и первой половине 2015 года происходит теперь все больше на куда более жесткой основе, чем спор о превосходстве Мао Цзедуна над Че Геварой.

Критерий оценки человека в военное время довольно прост. Люди делятся на тех, кто тебе помогает выжить, тех, кто мешает выжить, и тех, кто нейтрален к этому параметру.

Разочарование людей в своих друзьях и знакомых может основываться на историях разного масштаба. Начиная от того, что человек, воюет не на той стороне, на которой должен был бы, исходя из того, что ты о нем знал. И заканчивая историями мелкого и крупного повседневного предательства там, где его не ждали и не были к нему готовы.

Сразу скажу: у меня никаких разочарований не произошло, все мои знакомые повели себя ровно так, как я от них ожидал. Пересматривать картину миру не пришлось, в ней просто местами сгустились краски.

Хотя само по себе такое сгущение иногда производило эффект последней капли. Причем эффект этой капли был подчас комическим. Так, в июле, на остатках связи дошла весть, что меня разыскивает один мой старый товарищ, Николай, давно уехавший на ПМЖ в одну теплую южную страну. В принципе, я знал, что в этом мире Николая интересует только Николай и все, что к Николаю относится. Но тут подумалось: мало ли что. А вдруг на Николая снизошло просветление и ему правда стало важно то, что здесь происходит?

В октябре связь наладилась, и Николай наконец достучался до меня по скайпу. Начал расспрашивать, как оно у нас. Я вкратце доложил обстановку.

– Помощь нужна? – Мужественно и лаконично полюбопытствовал старый друг.

– Не помешала бы. Если передашь таким-то и таким-то способом несколько баксов, это будет весьма хорошо.

– Я сейчас придумаю, что можно сделать. – Не меняя мужественной интонации, отвечал гражданин теплой страны. – Придумал. В Киеве живет мой дядя. Он богатый человек. Я сейчас ему позвоню. Может быть, он сможет помочь. А я с ним после посчитаюсь.

План показался мне, мягко говоря, неидеальным. Однако Николай уже претворял его в жизнь. Минут через пятнадцать позвонил и сам дядя. Дядя прочитал мне лекцию о том, как тяжело он трудился всю жизнь, и о том, что трудиться – это путь к успеху и процветанию. Я не стал говорить дяде, что в Луганске осенью 2014 года в принципе отсутствуют «работы» и абсолютно отсутствуют зарплаты.

Николай звонил мне еще пару-тройку раз. Рассказывал о себе, о жизни в теплой стране. О том, что он много путешествует, общается с интересными людьми, следит за успехами своего одаренного сына. На каждом шагу это все больше напоминало длинную бесплатную психологическую консультацию, в которой нуждался мой старый друг. Что не странно: в теплой стране консультация психолога – дорогое удовольствие. Вряд ли Николай позволят себе такие траты.

Напрашивался вывод, что если я в Луганске и нуждаюсь в помощи, то это просто ничто перед помощью, в которой нуждается Коля, живущий на новой родине.

Впрочем, все это не нарушало картину душевного мира Николая, которая сложилась у меня много лет тому назад. Не буду скрывать, настал день, когда с помощью пары кликов я заблокировал ему возможность дозвона. Наверное, это было негуманно. Наверное, я его разочаровал и дал повод говорить, что война испортила людей в Луганске.

Раньше бы я так не сделал, это правда. Годами бы слушал его рассказы о нем, о его успехах и проблемах.

Петр Иванов, психолог, город Луганск

Думки, висловлені в рубриці «Листи з окупованого Донбасу», передають погляди самих авторів і не конче відображають позицію Радіо Свобода


Надсилайте ваші листи: DonbasLysty@rferl.org

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...

Показати коментарі

XS
SM
MD
LG