Доступність посилання

11 грудня 2016, Київ 00:46

«Стреляли из всего, что у них было: гаубицы, танки, минометы, «Грады», стрелковое оружие…»

(Друкуємо мовою оригіналу)

На проходной предприятия охранник, открывая дверь ключом (сейчас такие правила), радостно сообщил мне, что Марьинка «наша», и там висит флаг «ДНР».

«Откуда ты это знаешь, – спросил я у него. – Кто-то телевизор смотрел?»

«Да нет, я звонил по телефону друзьям», – замялся охранник.

Про себя я подумал: ну конечно, какой телевизор, эфирное зомбо-телевидение перестало вдруг работать, значит, источник другой.

Подходя к дому, увидел идущего ко мне навстречу соседа. Вчера он на третью смену ездил на свою шахту «Скочинского».

«Слава богу, рад тебя видеть, что там на шахте?»

Пожали друг другу руки.

«Горняков вытаскивали без электричества на противовесе вагонеток с водой. Все вышли. Как все это увидел, руки тряслись. По приезду домой залпом выпил бутылку водки»

«Да ездил на своей машине к 17:00 на смену (транспорт туда не ходит), почти добрался, и такой взрыв! И черное с огнем облако. Как оказалось, попали в трансформаторную подстанцию. Повезло, что не попали в ствол шахты. Горняков вытаскивали без электричества на противовесе вагонеток с водой. Все вышли. Как все это увидел, руки тряслись. По приезду домой залпом выпил бутылку водки. Электричества нет, и шахту начало заливать водой. Может, через пару недель позвонят, пригласят на работу, но не раньше».

«Ну а что с деньгами, зарплатой, кто вам сейчас платит?»

«Да вот на карточку перевели две тысячи гривен и так может, дадут рубли наличкой. Как бы и вашим, и нашим».

2 июня звонил Анатолию по работе, он ответил сразу:

«Я в Марьинке, свет пропал, бомбят, бегу в погреб».

Связь прервалась. Начал звонит друзьям в Красногоровку, отвечал уже автомат : «Абонент недоступен». Ну и чего звонить? Значит и там не до разговоров.

4 июня позвонил Федору в Красногоровку. У него там отец (90 лет), в Донецке квартира, а жена с двумя сыновьями в Кривом Роге – как-то так. Отвечает:

«Сижу возле спутниковой антенны – здесь на телефоне больше «палочек». Света, воды и газа нет, выехать не могу. Надо купить насос, чтоб тушить дом, если попадет снаряд. Благо есть скважина и бензиновый генератор, то есть нужно купить бензин, чтоб тушить возможный пожар. Вообще, полный капец. В прошедшие дни обстреливали как никогда, в огороде воронки. Днем и ночью просидел в погребе».

«А как отец?»

«А его бесполезно уговаривать – сидит в доме.Он этого не понимает и не воспринимает, так как сам воевал.

6 июня в 16:00 дозвонился Анатолию в Марьинку. Проговорили минут сорок.

«Врет Захарченко, что укропы напали на Марьинку. То есть, как бы начали бомбить сами себя, – маразм какой-то. Мне друзья еще раньше звонили, что на Трудовских едет много техники и «ополченцев». Я знал, что скоро начнется»

«Только дали электричество. Стрельба затихла. Врет Захарченко, что укропы напали на Марьинку. То есть, как бы начали бомбить сами себя, – маразм какой-то. Мне друзья еще раньше звонили, что на Трудовских (это окраина самого Донецка) едет много техники и «ополченцев». Я знал, что скоро начнется. Долго ждать не пришлось: около 4 часов утра начали обстрел. Стреляли из всего, что у них было: гаубицы, танки, минометы, грады, стрелковое оружие. Так сильно еще не утюжили. Выбежали с женой и сыном на улицу, и в подвал. Раньше при обстрелах сидели в доме, так как если попадет в подвал, то оттуда не выберемся. А тут нырнули, даже не подумавши об этом».

«А что с продуктами?»

«Спасибо «Красному Кресту», помогают. Есть мука, будем включать хлебопечку».

«Так кто сейчас в Марьинке?»

«Ходили по домам, искали сепаров. Снял всю одежду, до трусов. Осматривали пальцы, плечи, спину – искали отпечатки военной специальности»

«Вчера столько было техники и военных. Никогда раньше столько не видел. Ходили по домам, искали сепаров. Показал документы на дом и пропуск на донецкое предприятие. Начали спрашивать, чего я езжу в Донецк. Не верят, что я там работаю. Снял всю одежду, до трусов. Осматривали пальцы, плечи, спину – искали отпечатки военной специальности. Марьинка осталась за Украиной. Пока все не уляжется, в Донецк дней десять пропускать не будут».

И чего мы ездим туда – сюда? Никак не разрежем по-живому наши души, наши судьбы.

Не пойму тех, кто ратовал за «Новороссию», а сегодня сидит в Ростове или Киеве и не хочет возвращаться. Как говорят донецкие, мы хотели просто проголосовать, а нас начали бомбить

В Россию давно не ездил, да и не зачем. Не пойму тех, кто ратовал за «Новороссию», а сегодня сидит в Ростове или Киеве и не хочет возвращаться. Как говорят донецкие, мы хотели просто проголосовать, а нас начали бомбить. Теперь здесь уже ходят рубли, как и гривна. Не подвозятся продукты с территории Украины. На базаре появились даже яйца со штампом «Новороссийск». Когда-то в Крыму тоже было плохо с продовольствием, и, как отражено в Постановлении Совета Министров РСФСР от 5 февраля 1954 года: «Учитывая территориальное тяготение Крымской области к Украинской ССР, общность экономики и тесные хозяйственные и культурные связи считаем целесообразным передать Крымскую область из состава РСФСР в состав УССР».

Откликнитесь, земляки, и скажите: кому в «Новороссии» жить хорошо?

Хочет ли Марьинка, как и другие районы Донецкой и Луганской областей, войти в состав России? Откликнитесь, земляки, и скажите: кому в «Новороссии» жить хорошо?

Виктор Елфимов, инженер, город Донецк

Думки, висловлені в рубриці «Листи з окупованого Донбасу», передають погляди самих авторів і не конче відображають позицію Радіо Свобода

Надсилайте ваші листи: DonbasLysty@rferl.org

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...

Показати коментарі

XS
SM
MD
LG