Доступність посилання

logo-print
08 грудня 2016, Київ 02:47

Галерея абсурда. Что теперь украшает Донецк


Політична карикатура Олексія Кустовського

Політична карикатура Олексія Кустовського

Внешний облик Донецка – это облик слегка заросшего шрама, под которым всё ещё собирается гной

(Друкуємо мовою оригіналу)

«А при Стрелкове было лучше» – фраза, которую недавно мне довелось услышать от одного фронтовика, естественно, со стороны «ДНР».

К ней мы ещё вернёмся, но для начала хотел бы сказать, что с тех пор, как Донецк оккупирован российско-сепаратистскими войсками, основные ключевые объекты инфраструктуры города превратились в форпост всевозможных террористических структур и подразделений, представляя собой своеобразную галерею, или лучше сказать – кунсткамеру, которую можно обнаружить, прогуливаясь центральным Донецком.

В городе вскоре не останется места для размещения «министерств», «батальонов», «военных госпиталей» и «баз», которые пополняются всё новыми и новыми «добровольцами»

Иной раз создаётся впечатление, что в городе вскоре не останется места для размещения «министерств», «батальонов», «военных госпиталей» и «баз», которые пополняются всё новыми и новыми «добровольцами» как из соседней Российской Федерации, так и ещё сомневавшимися местными маргиналами.

И открывает этот «экскурсионный» список подобных заведений «Первый военный госпиталь», который расположился в «отжатом» медицинском корпусе больницы Калинина прямо у набережной. Собственно, именно здесь я и услышал непродолжительный, но очень ёмкий диалог двух инвалидов войны, которых можно встретить в огромном количестве вечерами на городской набережной. Это место находится буквально в пятидесяти метрах от самого госпиталя и уже «народного университета» «Юного медика», в девичестве – Мединститута, и раненые «ополченцы» уже давно облюбовали местные скамейки, где для всех желающих играет живая музыка в виде небольших маргинальных музыкальных коллективов.

Часто здесь сидят люди без ног, рук или с явными физическими увечьями лица, отчего даже лёгкая музыка не сглаживает напряжённую атмосферу

Зрелище и вправду бывает весьма специфическим, так как часто здесь сидят люди без ног, рук или с явными физическими увечьями лица, отчего даже лёгкая музыка не сглаживает напряжённую атмосферу. Чуть выше набережной работает и круглосуточный «Первый республиканский», бывший «АТБ», несмотря на комендантский час с 23:00, а также такой же круглосуточный паб «Тироль», в котором частенько заседает уже сама комендатура.

Здесь нередко можно увидеть целые рукопашные бои между пьяными боевиками, а также носящиеся взад-вперёд небольшие фургоны и микроавтобусы с батальонными тактическими группами, вроде «Сомали»

Вообще место это очень живописное и в довоенном Донецке пользовалось огромной популярностью: новая гранитная освещённая набережная, вымощенная мостовая, которая в ночное время с площади Ленина выглядит, как длинная зажжённая река из огней, опускаясь вниз, падающий на реку закат и прочее. Сейчас же из-за скопления маргиналов и «ополчения» здесь нередко можно увидеть целые рукопашные бои между пьяными боевиками, а также носящиеся взад-вперёд небольшие фургоны и микроавтобусы с батальонными тактическими группами, вроде «Сомали», вооружёнными пулемётами и намеренно ездящими с открытыми дверями и чуть ли не свисая для большего пафоса и эффекта.

В этот же раз рядом со мной на соседней скамейке уселись двое парней в камуфляже с повреждёнными перебинтованными руками, и прежде чем я встал и ушёл, мне пришлось услышать довольно интересную мысль (привожу диалог, конечно же, в цензурной форме):

– А при Стрелкове было лучше, не было всей этой чепухи: брат, сват… Ты либо подчиняешься по общей линии, либо идёшь в расход.

И «блатных» было меньше, а теперь кресты направо и налево раздают: воевал, не воевал – плевать. Бросить бы всем этим козлам пару гранат в их «Мерсы», чтоб рядом здесь присели!

– И «блатных» было меньше, а теперь кресты направо и налево раздают: воевал, не воевал – плевать. Бросить бы всем этим козлам пару гранат в их «Мерсы», чтоб рядом здесь присели!

От себя добавлю, что иерархия в «ДНР» действительно приобрела не просто черты жёсткого военного режима, но правильнее сказать – военно-кланового, когда тот же «Первый военный госпиталь», имеющий, кстати сказать, круглосуточную охрану, предназначен далеко не для всех: в основном здесь отдыхают «спартанцы» как самая привилегированная и травматичная боевая группа, оставляя большинству рядовых «ополченцев» старые облезшие палаты в местных больницах.

Буквально параллельно госпиталю, на следующей улице, также примыкая к набережной, находится и ещё одно «отжатое» здание, но уже с более существенной внешней экспозицией: автостоянка с десятком террористических автомобилей, микроавтобусом для экстренных выездов с табличкой «БТР», блокпостом, укреплённым мешками с песком и 5-10 бойцами, вооружёнными автоматами и ножами, всякий раз пристально всматривающихся в проходящих мимо гражданских.

Знакомьтесь: бульвар Шевченко, 26. Здание «МГБ», или «подвал», как его ещё нередко называют сами местные, где находится не только «министр государственной безопасности ДНР», но и, по слухам, специальные помещения для работы с теми, кто так или иначе может быть признан «врагами республики»

А проходить здесь приходится действительно часто, так как в двадцати метрах находится обычная остановка, с которой лично я никогда никуда не езжу, предпочитая пешком пройти лишних пару сотен метров до следующей, чем ощущать, как тебя сверлит взглядом десяток «бойцов». Знакомьтесь: бульвар Шевченко, 26. Здание «МГБ», или «подвал», как его ещё нередко называют сами местные, где находится не только «министр государственной безопасности ДНР», но и, по слухам, специальные помещения для работы с теми, кто так или иначе может быть признан «врагом республики» и переубеждён с помощью пыток и иных «народных» мер. Чуть выше располагается уже и элита истинно «народных республик», подъезжающая к зданиям бывшей налоговой и суда по бульвару на дорогих иномарках с номерами вроде «Киллер» или «АА 187 DPR» («Donetsk People's Republic»).

Конечно же, самой «конфискованной» в пользу «народных советов», «министерств» и прочих атрибутов народной власти является центральная часть Донецка, можно сказать, его гордость и лицо – бульвар Пушкина, начиная от здания обладминистрации – с постоянной охраной, пристально следящей за тем, чтобы само здание не фотографировали, и двигаясь вплоть до парка Щербакова, встречая по пути ещё несколько обнесённых мешками с песком зданий бывших банков и элитных компаний.

Сам бульвар в вечернее время суток – квинтэссенция того абсурда, который сегодня можно встретить в сказочной стране «ДНР»: вооружённая охрана «правительственных» зданий и люди в гражданском, разгуливающие с пистолетами у бедра (напомню, в «ДНР» разрешено ношение зарегистрированного оружия) – и переносные кофейни, львовская «Майстерня», рестораны французской и мексиканской кухни и прогуливающиеся бульваром длинноногие дамы с маленькими собачками за 15-20 тысяч гривен.

Негласной договорённости появляются и местные бедняки – от молодых людей в грязной одежде до таких же старушек – бродящие от одного столика к другому в надежде наскрести на еду

Здесь же, уже буквально за час до начала комендантского часа, словно по какой-то негласной договорённости появляются и местные бедняки – от молодых людей в грязной одежде до таких же старушек – бродящие от одного столика к другому в надежде наскрести на еду. Примечательно, что в элитных высотных домах в 20-25 этажей, как на бульваре, так и на набережной, к вечеру зажигается всего 2-3 окна во всём доме, как бы подчёркивая истинное положение, в котором находится сегодня наш край.

В заключение отмечу, что подобных «отжатых» зданий с населяющими их боевиками по всему городу просто огромное количество – от бывших отделений «ПриватБанка» до «возвращённых государству» общежитий университетов, теперь увенчанных бетонными плитами, БТРами и мешками с песком. Вчерашние рестораны и отели становятся «собственностью государства», а пабы и клубы – рассадниками местных «решал» и продажи наркотиков на любой вкус. Внешний облик Донецка – это облик слегка заросшего шрама, под которым всё ещё собирается гной.

Джерри Томс, безработный, город Макеевка

Думки, висловлені в рубриці «Листи з окупованого Донбасу», передають погляди самих авторів і не конче відображають позицію Радіо Свобода

Надсилайте ваші листи: DonbasLysty@rferl.org

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG