Доступність посилання

10 грудня 2016, Київ 23:05

Есть ли будущее у жителей на территории, подконтрольной «ЛНР»?


Руины Луганского аэропорта. Июль 2015 года. Иллюстративное фото

Руины Луганского аэропорта. Июль 2015 года. Иллюстративное фото

Есть, но оно отличается от того, что понимают под будущим на других территориях

(Друкуємо мовою оригіналу)

Однажды один мой друг-интеллектуал попытался разобраться в понятии «будущее страны», положив при этом, что сейчас будет говорить о предмете не с привычной точки зрения, материальной и финансовой, а исходя из духовных и человеческих перспектив этой страны. Попытка тогда не удалась, интеллектуал запутался в собственных рассуждениях, и все-таки скатился к количеству машин и бутербродов с сыром на душу населения.

Что не говорит о невозможности все-таки раскрыть тему вообще и в частности.

Например, будущее страны в том смысле, сколько в ней будет через 20 лет блестяще образованных людей. Сколько книг каждый из этих людей будет прочитывать в неделю или в год. Как в этой стране будут относиться к больным и немощным. Обязательна ли будет воцерквленность граждан, или у них останется выбор между верой и атеизмом. И так далее. И так далее.

Таким же образом можно говорить и о будущем отдельного человека. Полезно обсудить аспекты. Например. Одинаково ли количество «будущего» у одного и того же человека в ситуациях, когда он, например, является гражданином США, Польши, ЮАР или Таиланда? Отсюда: идет ли на пользу большой людской совокупности, когда она массовым порядком эмигрирует, как, например, сирийцы в Германию? Или: когда новая страна сама приходит к ним, на место прежней? Или: все остается, как было, и никто никуда не едет? То есть сложить две темы: будущее страны и будущее человека, живущего в ней. И посмотреть эти темы на стыке

Применим все это к Луганску. Нет никаких сомнений, что события последнего времени, длиной в полтора года, открыли новые социальные лифты и дорогу к прежним многим молодым людям. При этом какие-то возможности были закрыты. И большой вопрос, пострадала ли от этого молодежь. Ну, например, мне трудно проникнуться трагизмом того факта, что прежде студенты могли подрабатывать промоутерами, а теперь нет (промоутировать нечего)

Но довольно просто оценить тот момент, что сейчас не нужно платить за высшее образование в Луганске.

До войны жизнь в Луганске текла по проложенной колее, и все было более или менее понятно. О чем можно и нужно мечтать. И какова вероятность исполнения этой мечты в том или ином случае

До войны жизнь в Луганске текла по проложенной колее, и все было более или менее понятно. О чем можно и нужно мечтать. И какова вероятность исполнения этой мечты в том или ином случае. Заранее было известно, кто унаследует бизнес своего отца, кто получит образование, и каким способом будет возвращать потраченные на него деньги. А кто будет покупать своему первенцу одежду в секонд-хенде. Определенность эта войной разрушена. Вместо нее появился шанс. Что всегда хорошо для тех, у кого никаких шансов не было вообще.

Однако, данное рассуждение касается, главным образом, людей довольно молодых. Тех, кто вступал в жизнь без особых шансов, но с еще нерастраченными силами и энергией. Картина несколько меняется в других возрастных отсеках. Люди за тридцать, уже обремененные семьями, в некоторых случаях могут продолжать в общих чертах свою довоенную жизнь, если им позволяет профессия (это далеко не обязательно, ряд профессий в Луганске просто исчез, а потребность в других сильно уменьшилась). Либо попробовать найти себя в новых занятиях, например, в качестве «ополченцев». Знаю тех, кто пытается продолжать свои довоенные занятия. И тех, кто нашел новые. Знаю и таких, кто просто «завис», так и не приняв никакого решения. Есть старые профессии, где у людей буквально открылось второе дыхание. Есть и такие, где люди просто «крутят колесо» в том же ритме, что и прежде.

В координатах «будущее = больше денег, домов, покупок» будущее луганчанина сейчас очень неопределенно, за исключением нескольких десятков персон

Относительно фактора субъективного будущего: лучше тем, кто не отягощен идеалами потребления, а увлечен самим процессом труда. Поскольку в координатах «будущее = больше денег, домов, покупок» будущее луганчанина сейчас очень неопределенно, за исключением нескольких десятков персон. В координатах же «будущее = новые мысли, чувства, прочитанные книги, достижения в профессии», думаю, все не так уж плохо.

Счастье, несчастье, успех, провал, достижения, цели здесь сейчас понимаются несколько иначе, чем во всем остальном мире

К сожалению, в последние десятилетия идеология работала на укрепление системы координат первого типа. И довольно успешно, до такой степени что человек, за год не купивший новые гаджеты, новую машину, не съездивший пару-тройку раз в Сочи (Австралию, Голландию, Таиланд) чувствовал себя крайне несчастливым, и окружающие были того же мнения. Прелесть Луганска в том, что за последние полтора года такого сорта подход сильно расшатался. Счастье, несчастье, успех, провал, достижения, цели здесь сейчас понимаются несколько иначе, чем во всем остальном мире.

Например, мой сосед, у которого в прошлом году летом «позаимствовали» для нужд войны хорошую машину, выдав взамен расписку, тогда не очень огорчился, поскольку был по горло в мыслях, где ему достать воду и при этом не попасть под обстрел. А в этом году, когда полиция сообщила, что его машина обнаружена, практически без одной царапины, в двух тысячах километрах от Луганска, даже не моргнул. Просто сказал:

– Да? Ну хорошо.

И если вы думаете, что у него в распоряжении двадцать машин, то сильно заблуждаетесь. Просто он успел пересмотреть свои взгляды на то, что обладает подлинной ценностью.

Интересно, что однажды войдя в такое состояние сознания, луганчанин будет, пожалуй, оставаться в нем и переехав в другую страну. И в этом смысле, лучше ему никуда не ехать, поскольку, если он сейчас станет жителем, например, Мюнхена, то немцы, скорее всего, не поймут его. В общем, будущее у жителей «ЛНР» есть. Просто оно отличается от того, что считают «будущим» в других населенных пунктах.

Впрочем, на Тибете, наверное, такой же взгляд на жизнь, как сейчас в Луганске.

Петр Иванов, психолог, город Луганск

Думки, висловлені в рубриці «Листи з окупованого Донбасу», передають погляди самих авторів і не конче відображають позицію Радіо Свобода


Надсилайте ваші листи: DonbasLysty@rferl.org

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG