Доступність посилання

logo-print
05 грудня 2016, Київ 02:53

Большинству людей совершенно безразлично, какая власть, если не страдает базовый пакет потребительских благ

(Друкуємо мовою оригіналу)

Нам повезло стать участниками грандиозного социального эксперимента. Правда, в качестве подопытных. И все же. Что на сегодняшний день показал этот социальный эксперимент?

1. Существуют в значимом количестве люди, которые не покинут ареал своего обитания, даже если этот ареал будут обстреливать.

2. Найдется немало людей, которые покинут ареал своего обитания, если его будут обстреливать, но вернутся в него, как только обстрелы прекратятся.

3. Большинству людей совершенно безразлично, какая власть в ареале их обитания, если при этом не страдает базовый пакет потребительских благ.

4. Найдется сколько угодно людей, которые примут правила, устанавливаемые любой властью, при условии соблюдения властью пункта 3.

5. Всегда найдутся люди, которые будут активно сотрудничать с любой властью, и люди, которые целенаправленно станут искать расположения этой власти.

Жители ареала могут на вербальном уровне исповедовать какие угодно взгляды и убеждения, высказываться в пользу или против «новых порядков»

При этом жители ареала могут на вербальном уровне исповедовать какие угодно взгляды и убеждения, высказываться в пользу или против «новых порядков». Тем более, в ситуации, когда отсутствует «полиция мыслей». Стоит ли записывать на этом основании в «члены сопротивления» и «патриоты другой страны» граждан, оппозиционность которых носит вербальный характер?

Едва ли.

Психолог в семейной консультации или даже просто житейски опытный человек знает, что многие пациенты приходят на прием, чтобы пожаловаться на членов своей семьи. Из множества жалоб на мужа или жену не вытекает, что человек намерен разводиться. Он приходит, чтобы сбросить пар и с новыми силами продолжать семейную жизнь с тем же партнером. Когда намерены развестись, по психологам не ходят.

Патриотизм – это не вопрос высказываний, а вопрос поступков

Патриотизм – это не вопрос высказываний, а вопрос поступков. И если бы меня спросили, сколько патриотов Украины находится в Луганске, ответ был бы прост:

– Все, кто сейчас здесь живет.

Административно Луганск – это Украина. Минские соглашения не предполагают в этом смысле никаких изменений. Стало быть, все, кто здесь находится, в принципе с этим согласны

Из чего это вытекает? Административно Луганск – это Украина. Минские соглашения, содержание которых известно всем взрослым людям, не предполагают в этом смысле никаких изменений. Стало быть, все, кто здесь находится, в принципе с этим согласны. Тот, кто не согласен, уже переехал в РФ, Израиль, Канаду и работает над получением нового гражданства.

С другой стороны, это патриотизм того рода, который не предполагает никаких активных действий. То есть если бы в Минских соглашениях, например, было прописано не-сохранение Луганска в составе Украины, а присоединение его к РФ или Монголии, на нынешнем составе населения в городе это сказалось бы мало.

Почему я так думаю? На мысли эти меня навело недавнее изучение сравнительных зарплат и пенсий в Украине и России.

Например, в Москве и Московской области учительский оклад – около 70 тысяч рублей. В Луганске выплачивается рублевый аналог украинского. Украинская учительская зарплата составляет полторы тысячи гривен. Соответственно, в Луганске это около четырех тысяч рублей. Семьдесят намного больше четырех и полутора, разумеется.

Где сейчас надо жить, в Луганске или в Полтаве? Весьма вероятно, там, за тот же самый труд при прочих равных я получу на порядки больше. И в этом смысле между Луганском и Полтавой большой разницы нет. Разница появляется, когда Луганск и Полтаву мы начинаем сравнивать с Москвой, а еще лучше с Германией, Францией или Арабскими Эмиратами.

И, в общем, как это не прискорбно, данный банальный факт сведет на нет всю глыбу борьбы между «ватничеством» и «украинским патриотизмом», поскольку в данном вопросе сторонники разных концепций приходят к взаимопониманию со скоростью необычайной, а все остальные пункты их разногласий оказываются второстепенными. Если над Луганской ОГА поднимут украинский флаг, сильно ли вырастет зарплата врача и учителя? Есть ли резон как-то вкладываться в ускорение данного события?

Теперь вернемся к эксперименту, с которого я начал. Итак, люди возвращаются в ареал обитания, когда там уже не бомбят и заводится еда. По сути, точно так же ведут себя и животные. Причем, количество потребной для возвращения популяции еды невелико. Это прожиточный минимум.

Могут ли эти люди внятно объяснить свою позицию – то, что на языке науки называется «заниженными амбициями»?

Могут ли эти люди внятно объяснить свою позицию – то, что на языке науки называется «заниженными амбициями»? Довольно часто заниженные амбиции они рационализуют через патриотические месседжи. Стоит ли в таких случаях вступать в диалог, пытаться разубедить человека, апеллируя, например, к самолюбию или возможному благу его детей? Едва ли.

Решающим является поведение, а не вербализация. Если человек не чувствует в себе сил переменить условия своего существования на лучшие, а всего лишь воспроизводит поведение животного в аналогичных ситуациях, следовательно, инстинктивное начало в нем превалирует над разумным. В таких случаях разубеждение совершенно бессмысленно.

Я потерял счет совершенно одинаковым историям, которые по собственной инициативе рассказывали мне луганчане в возрасте 35-60 за последние два года. Точнее, это были монологи, когда человек рассуждал вслух, а я лишь наблюдал это.

– Они хотят, чтобы я уехал из города. А куда я уеду? У меня здесь дом, мать…

Политическая окраска произвольна. Суть же в том, что возможность перестраивания своей жизни в этом случае абсолютно нереальна

Причем под словом «они» могло подразумеваться все, что угодно, и кто угодно. Политическая окраска произвольна. Суть же в том, что возможность перестраивания своей жизни в этом случае абсолютно нереальна. Возможный запас адаптации такого субъекта рассчитан только на то, чтобы проснуться в своем доме, где он живет с рождения, и приступить к единственному занятию, которое он освоил пятнадцать-двадцать-тридцать лет тому назад.

Патриот ли этот человек, а если патриот, то чего именно? Конечно. Он патриот своего домика. И своей машины, на которой работает таксистом

Патриот ли этот человек, а если патриот, то чего именно? Конечно. Он патриот своего домика. И своей машины, на которой работает таксистом. Или своего «модуля» на единственно возможном рынке.

…16 июня 2014 года Миша закрыл свой ноутбук. Положил его в сумку. Вышел за дверь квартиры в Луганске. Дошел до автовокзала и сел на автобус, едущий в Москву. Доехав, сел на лавочку в парке, открыл ноутбук, нашел страничку объявлений об аренде жилья. Снял квартиру по интернету. Доехал до нее на метро. Вошел в квартиру. Сел за стол. Открыл ноутбук и продолжил с того места, на котором остановился. Миша работает на американскую фирму, конструирует бытовую технику. Зарплату получает в долларах.

Если начнут бомбить Москву, видимо, сядет на автобус и доедет до Праги или Мюнхена. Час на аренду жилища и так далее.

Человек 21-го века, что вы хотите.

Петр Иванов, психолог, город Луганск

Думки, висловлені в рубриці «Листи з окупованого Донбасу», передають погляди самих авторів і не конче відображають позицію Радіо Свобода

Надсилайте ваші листи: DonbasLysty@rferl.org

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...

Показати коментарі

XS
SM
MD
LG