Доступність посилання

07 грудня 2016, Київ 00:27

Сергей Жадан о том, как изменились люди на Донбассе и все остальные


Сергей Жадан во время одной из поездок на Донбасс

Сергей Жадан во время одной из поездок на Донбасс

«Человек, который слышит и видит реалии войны, для него какие-то вещи не могут не измениться...»

(Друкуємо мовою оригіналу)

В конце февраля популярный украинский писатель Сергей Жадан вместе с проектом «РоздІловІ» поедет в тур по Донбассу. В его программе Бердянск, Мариуполь, Краматорск, Славянск, Бахмут и Северодонецк. Это будет очередная поездка знаменитого поэта на подконтрольный Украине Донбасс. О том, как лирический проект «РоздІловІ» воспринимают вблизи линии фронта, как война поменяла жителей Донбасса и стоит ли искать диалог с украинскими гражданами-сепаратистами, Сергей Жадан рассказал в эфире радиопрограммы «Донбасс.Реалии».

‒ На Донбасс мы едем с проектом «РоздІловІ» ‒ проектом, который существует уже несколько лет, развивается, изменяется. Но есть главная идея ‒ соединение музыки и каких-то визуальных эффектов. Тексты мои, музыкой у нас занимается Алексей Ворсоба из Минска и Влад Креймер из Донецка. А визуальные идеи воплощает Ольга Михайлюк. Собственно, тот вариант, который мы повезем сейчас на Донбасс, он уже стабильный, мы его уже играли в разных городах Украины. И мы так решили, что начало весны ‒ хороший период, чтобы поехать по городам Донецкой области.

Это не напоминает выступления в спокойных, мирных, тыловых городах

‒ Можете перечислить, где вы будете выступать?

‒ Да. Мы начнем немного так отдаленно, не совсем с Донбасса ‒ с Бердянска. Это будет последний день зимы ‒ 29 февраля. А, собственно, по Донбассу начинаем с 1 марта. Это Мариуполь, Краматорск, Славянск, Бахмут и Северодонецк.​

‒ Сергей, если люди не знают об этом проекте ничего, как бы Вы донесли его основную мысль? О чем он?

‒ Это очень нежное, лирическое и красивое представление, которое объединяет в себе музыку и пение. Оно может понравиться и тем, кто интересуется современной литературой, и тем, кто ею не интересуется, но хочет отвлечься от повседневных проблем. Мне кажется, что это очень тонкая лирическая вещь.

‒ Я прочитал, что этот проект каждый раз, когда вы его куда-то везете, разный. Чем отличается сейчас?

‒ Ну развивается, это же живой проект, это не какая-то застывшая форма. Потому и что-то добавляется, появляются новые идеи.

Подробнее о программе проекта ​«РоздІловІ»

‒ А что в этот раз есть что-то новое?

‒ Но в этот раз все будет более или менее стабильно. Мне кажется, что мы нашли здесь какую-то золотую середину. Последние выступления показывают, что все приблизительно так и следует оставить.

‒ Вы уже не раз ездили на Донбасс с турами, это не только «РоздІловІ», но и с украинскими музыкантами, поэтами, писателями. Вас туда тянет? Чувствуете социальную миссию в этом?

‒ Слово миссия ‒ плохое слово. Во-первых, Донбасс ‒ моя Родина. Я сам из Луганской области. И меня всегда, как любого нормального человека, тянет домой. А во-вторых, мне кажется, что в условиях военного конфликта люди, которые там пребывают, им требуется какая-то поддержка. Им требуется участие, солидарность. Выступления там это подтверждают. Мы последний раз были на Луганщине и Донетчине в пятницу-субботу, у нас были очень теплые и трогательные выступления. Приходит большое количество людей, и им правда это интересно. Они делятся своим. Это не напоминает выступления в спокойных, мирных, тыловых городах. Таких как Харьков, Киев или Львов.

‒ Можете описать? Там нервно? Открыто?

‒ Открыто. Но не обязательно нервно. Там если и есть нервозность, то она скорее не агрессивная, а как желание быть услышанными и рассказать о себе. Ты вот видишь человека и хочешь с ним говорить, без какого-то посредника или модератора.

‒ Жители Донбасса, а Вы же бывали там и до войны, они поменялись?

‒ Конечно что-то изменилось. Все-таки человек, который слышит и видит реалии войны, для него какие-то вещи не могут не измениться... Я думаю, все мы изменились в чем-то за последние 2 года. Не в худшую и не в лучшую сторону. Просто некоторые вещи стали более актуальными. Изменились акценты. Люди сегодня хотят больше говорить про искусство как такое. А про его уместность, необходимость. Так или иначе появляется его социальная составляющая. Социальные элементы. Это очень интересно.

Очень интересно наблюдать, как трансформируется сознание человека, как он, вдруг, по другому начинает понимать мир вокруг себя, страну. Как по другому начинает относиться к людям, которые живут с ним в одном пространстве.

‒ То есть Вы едете и с просветительской точки зрения?

‒ ​Нет-нет. У меня нет никакой миссии, никакого просветительства. Вообще, я считаю, что не стоит именно так подходить к этим выступлениям, что ты едешь с какой-то менторской целью, что ты хочешь кому-то что то пояснить, чему-то научить. Скорее наоборот. Мне интереснее что-то услышать от этих людей. И, возможно, у них чему-то научиться...

Интервью полностью слушайте в аудиозаписи эфира:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG