Доступність посилання

logo-print
08 грудня 2016, Київ 16:44

В Краснодонском районе работающих шахт осталось не так много

(Друкуємо мовою оригіналу)

У войны не может быть положительных последствий, разве что для тех, кто на ней наживается. Результат всегда говорит сам за себя – разрушенные дороги, дома, умирающая промышленность, экономический кризис, безработица.

До недавнего времени главным источником наших доходов были шахты. Да и ни для кого не секрет, что Донбасс – шахтерский регион с закаленным характером.

Дело жизни наших мужчин стало… роскошью для большинства, ведь теперь устроится на шахту без сторонней помощи почти нереально

Однако сейчас ситуация с работой на шахтах складывается не самым лучшим образом. Дело жизни наших мужчин стало… роскошью для большинства, ведь теперь устроится на шахту без сторонней помощи почти нереально. А заработная плата тех, кто остался работать или решил вернуться, оставляет желать лучшего. Изменились и условия, в которых мы живем – выросли цены на продукты, на коммунальные услуги, этот список можно продолжать бесконечно.

Я люблю свой город, ведь это место, где я родилась и прожила столько лет. Но видеть его в таком состоянии больно и горько. Складывается ощущение, что он своего рода старичок, у которого за душой ничего нет, кроме болячек.

Не платят – потерпим, не без работы же сидеть, мало платят – лучше, чем ничего» – вот такие настроения преобладают у местных жителей

Так и нам не остается ничего взамен, как только довольствоваться тем, что есть. «Есть, грубо говоря, семь шахт – уже хорошо, из них четыре рабочих – вообще замечательно. Не платят – потерпим, не без работы же сидеть, мало платят – лучше, чем ничего» – вот такие настроения преобладают у местных жителей. А больше работать и негде толком. Я не скажу, что работы нет вообще, но нормальный мужик не пойдет вкалывать охранником или грузчиком за 3000-5000 рублей (1150-1920 гривень).

Многим шахтерам-«старичкам» (тем, кто уже работал до войны) стали выплачивать 2/3 от старой прибыли, с новичками и вовсе все плохо

Среднюю же заработную плату шахтеров определить довольно сложно, это зависит как от самой шахты, специализации рабочего, так и от многих других причин, вникать в которые нам, смертным, совсем необязательно. Если сравнить среднюю зарплату шахтеров до и после войны, то разница очень даже заметная. Многим шахтерам-«старичкам» (тем, кто уже работал до войны) стали выплачивать 2/3 от старой прибыли, с новичками и вовсе все плохо. Если вы в нынешнее время пойдете устраиваться на шахту, то на одной из них вам предложат такие расценки: проходчик – 8000 рублей (3100 гривен), ГРОЗ – 11000 рублей (4265 гривен). В том случае, если шахтеру-ГРОЗУ посчастливилось сохранить рабочее место, то его зарплата составит около 6000 гривен.

По словам местных, заработную плату им выплачивает хорошо известный господин Ахметов. Деньги переводят на карту банка ПУМБ. После чего, работники угледобывающей сферы обналичивают гривны под процент

Да, да, именно гривен, вам не послышалось. Ведь деньги большинству шахтеров начисляют на карту в гривневом эквиваленте. Что, в свою очередь, дает определенную пищу для ума. Так, по словам местных, заработную плату им выплачивает хорошо известный господин Ахметов. Деньги переводят на карту банка ПУМБ. После чего, работники угледобывающей сферы обналичивают гривны под процент (людей, занимающихся предоставлением подобных услуг, у нас довольно много), после чего их меняют в пункте обмена валют на рубли по текущему курсу. В итоге, какая-то часть денег тратится при обналичивании, но потом возмещается, а при хорошем курсе еще и увеличивается, при обмене.

Треть шахт постепенно закрылась, а часть вывезли еще в начале «разборок». Многих шахтеров сократили, многих отправили в бесплатные отпуска, и эта тенденция продолжается и по сегодняшний день

Но не все так хорошо, как хорошо оно звучит. Треть шахт постепенно закрылась, а часть вывезли еще в начале «разборок». Оставшаяся часть не может обеспечить рабочими местами всех желающих, как бы нам этого не хотелось. Многих шахтеров сократили, многих отправили в бесплатные отпуска, и эта тенденция продолжается и по сегодняшний день. Приходится терпеть двухнедельные просиживания дома, а от этого заработная плата не увеличивается. Причина подобной ситуации заключается, прежде всего, в том, что уголь некому продавать. Какую-то часть угля выкупает Россия, но ей уголь особо и не нужен, а вот Украина от донбасского черного золота отказалась уже давно.

Вот что думает Андрей, шахтер из Краснодонского района, о сложившейся ситуации: «Да какие настроения могут быть с такими зарплатами? – Никакие… Людей сокращают, приема на работу нет, а жить как-то надо. Приходиться искать и ездить на заработки в ту же Россию. Хотя и там «кидалова» предостаточно».

Из работающих шахт в нашем регионе остались только Суходольская-Восточная, Шахта имени Баракова, Молодогвардейская, Самсоновская-Западная

Из работающих шахт в нашем регионе остались только Суходольская-Восточная, Шахта имени Баракова, Молодогвардейская, Самсоновская-Западная. Можно также попробовать устроиться на Харьковскую шахту, которая находится в Свердловске. Но сумма рублей зарплаты в конвертах последней шахты может вас расстроить. К тому же, для того, чтобы туда устроиться, да и на любую другую шахту тоже, нужно будет выложить около 600 рублей (235 гривен), а то и больше при прохождении обходного листа в больнице. Плюс расходы на коногонку, робу, сапоги – это все вы также покупаете самостоятельно.

«Нам некуда сбывать уголь. То, что мы добываем, никто не хочет покупать. Соответственно, если никто не покупает, то нет и денег, чтобы платить людям. Мы надеемся, что рано или поздно появится место сбыта угля, и можно будет нормально работать, не боясь увольнения, может, и зарплаты тогда увеличат», – делится шахтер Артем.

Равносильной замены рабочего места для шахтеров сейчас нет, и скорее всего, в ближайшее время не появится. Если женщины и могут согласиться на малооплачиваемую работу, им к этому не привыкать, то с мужчинами все гораздо сложнее. Они добытчики, им мало зарабатывать – по праву не положено. И как выходить из сложившейся ситуации, решает каждый сам для себя, как бы сложно это ни было.

«Найти другой вариант работы, кроме шахты, чтобы оплата была соответствующая, почти нереально. Нет предприятий, нет вакансий. Экономика не развивается. Но и на шахту устраиваться не вариант. Потому, что сейчас там все заброшено, материала нет, и все держится «на соплях». Я не хочу стать жертвой этого несчастного производства», – рассказывает Богдан, сейчас, как и многие жители Краснодона, безработный.

Надежда Федорова, безработная, Краснодонский район

Думки, висловлені в рубриці «Листи з окупованого Донбасу», передають погляди самих авторів і не конче відображають позицію Радіо Свобода


Надсилайте ваші листи: DonbasLysty@rferl.org

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...

Показати коментарі

XS
SM
MD
LG