Доступність посилання

11 грудня 2016, Київ 16:23

До 2016 года на высочайшей точке планеты не было ни одной украинской альпинистки.

21 мая 2016 года донецкая альпинистка Татьяна Яловчак совершила восхождение на Эверест. Она стала первой спортсменкой, которая подняла над высочайшей точкой планеты украинский рушник – символ женственности, красоты и мира. А также стала второй украинкой за всю историю покорений этой вершины. Экспедиция длилась 50 дней.

– Как долго вы готовились к восхождению на Эверест?

– Это была некая моя мечта. Но, что я туда изначально пойду, не знала. Перед Новым годом у меня что-то произошло в сознании. Думаю: «Все, пора на Эверест». Тем более, что мой тренер – Сергей Ковалев – неоднократно говорил: «Эх! Ни одной нашей девушки не было на Эвересте!». И как-то оно так: раз – и организовалось. Приехала и сказала, что пойду. Купила себе одни ботинки, на Аконкагуа (ред. – гора в Аргентине, высота – 6962 метра) поднялась для акклиматизации и все...на Эверест!

– На какие еще высокие горы Вы поднимались?

– У меня дважды была Аконкагуа. Я на восьмитысячники не поднималась. Я решила, если на них схожу, то потом на высоту 8848 метров, то есть Эверест, уже не пойду.

Татьяна Яловчак на вершине Эвереста

Татьяна Яловчак на вершине Эвереста

– Сколько дней длилась ваша экспедиция?

– На страничке в Фейсбуке у меня фотографии 50 дней до Эвереста и 50 дней Эвереста. И получается от момента, как я выехала из Киева, (а это было 10 апреля), до получения в Катманду сертификата о восхождении на Эверест прошло 50 дней. В горах была 40 дней.

– Как добирались до Эвереста?

Горы – это не место для соревнований

– Это было интересно, но я не ожидала, что так долго. Сначала мы летели Киев-Стамбул, потом Стамбул-Катманду. Оттуда добирались до Лхаса (ред.– городской округ в Тибетском автономном районе КНР). А он уже находится на высоте около 4 тысяч! И оттуда 3 дня на джипах ехали, останавливаясь в разных местах, чтобы не было резких перепадов для здоровья. И 15 апреля мы уже были на горе.

Восхождение

Восхождение

– Эверест можно покорять с северной и с южной стороны. С какой вы поднимались на вершину?

– Я не покоряю, а «хожу в гости». Шли с севера. Со стороны Непала, (то есть с южной), работают больше американцы. Она несколько сложна тем, что может быть непогода. Если прилететь в Луклу (ред. – город в восточном Непале) позже, то уже можно не успеть на сам Эверест. Если вдруг непогода, то надо неделю идти из Непала пешком до Луклы. И все продукты нести самим, а так их забрасывают маленькими самолетиками.

Начало восхождения

Начало восхождения

– Во время восхождения погода не испортила планы?

– Ни разу не испортила. У нас были первая и вторая группа. Иногда ребятам из первой группы было более ветрено. Промежуток, который можно было пройти за 6 часов, они проходили 8. Кто-то мог подмерзнуть руками, ногами; легко одеться, потому что не рассчитали. А у нас все было хорошо, вот я не знаю почему, но вся погода на всем этапе была хорошая.

– Перед Вашим восхождением в прессе появилась информация, что сразу две девушки-альпинистки будут бороться за звание «Первая украинка на Эвересте». Спортивная борьба подстегивала быстрее двигаться или горы не прощают скорость?

– Горы – это не место для соревнований. Я могла идти 20-го числа на вершину. Пообщалась с тренером. Абрамов сказал: «Таня, нельзя ни в коем случае. Ты должна быть мудрее. У тебя больше опыта. Остановись. Иди позже». Я приняла решение идти второй группой, чтобы вдруг мы не встретились. Я не психанула, она не психанула... Высота, горняшка... Мне было сложно наступить себе на горло и сказать: «Да, Танечка. Ты знаешь. Вот все!» Я считаю, это взрослостью, мудростью. Я собой даже горжусь. И я – молодец, что сделала выбор, что мы не в один день шли.

Лагерь

Лагерь

– Говорят, что горы срывают с людей все маски и показывают их настоящими. Вот какой в горах оказались Вы?

– Я оказалась очень спокойной. Сама себе удивлена. Когда в горы хожу, я знаю, что нельзя бежать. Когда я хожу в горах, меня спрашивают: «Почему ты так ходишь - медленно?». Это лучшая акклиматизация. Чем медленнее ты в низине, тем больше у тебя потенциал.

Наша команда почти за 7 часов поднялась на вершину. Это очень хороший результат. С 8300 метров на 8848 с 24.00 до 7 утра мы поднялись. Это просто замечательно.

– Какой этап восхождения оказался самым сложным?

– С 5800 метров на 6400. Этот отрезок был скучным, нудным. И 4 раза мне пришлось его проходить. Психотравма.

Лагерь

Лагерь

– Это так акклиматизация проходила?

– Да. Мы уже ходили. Нам надо было на жить разных высотах. 5200 метров, 5800, 6400, 7000 и оттуда начинается безвозвратное восхождение. То есть ты уже должен наверх сходить и спуститься. Момента пожить где-то уже нет. На 7700 мы еще были ночь. На 8300 мы поднялись, но это уже не жить, а просто пересидеть. Потому что ты не спишь, так как ты в кислородной маске.

С высоты 7700 метров экспедиция шла в кислородных масках

– На какой высоте уже пришлось пользоваться кислородными масками?

– С 7 тысяч вышли на 7700, взяли кислород и пошли. А шерпы (ред. – местные жители) до 8300 шли без кислорода.

– В чем неудобство подъема с кислородными масками?

– Маска может замерзнуть, можно задыхаться, может поломаться клапан или разорваться шланг, или замерзнуть регулятор. Это все постоянно надо контролировать и помнить про это.

– Когда идете в масках, есть возможность любоваться пейзажами?

– Ночью, когда идешь, главное – быть внимательным. Смотреть, чтобы жумар был на месте, чтобы страховка была на месте, через узлы перещелкивать правильно. Обратно, когда возвращались, у меня оказался очень хороший фотоаппарат и невероятная батарейка. Я его просто повесила, включила, и он все это время снимал. Наслаждаться красотой я буду по видео.

Восхождение

Восхождение

– Были ли какие-то форс-мажоры во время восхождения?

– На голову одного из наших шерпов упал камень. И его надо было вниз спускать. Парень, (чей это был шерпа), сам профессионал, и он неоднократно поднимался на Эверест, поэтому наверх практически шел сам. Ему чуть позже прислали другого шерпа.

– Какого веса был рюкзак?

– Нам все носили. Если мы шли на акклиматизацию, то в нем были личные вещи, которые мне понадобятся на конкретной высоте и спуститься. У нас организация была на миллион. Я всегда организаторов за это благодарила. И Абрамова, и Коробешко, что они такие большие молодцы. Ни одного плохого слова не могу сказать, они восхитительно все подготовили.

– Местных, они же шерпы, многие альпинисты считают настоящими ангелами-хранителями. Вам повезло с проводником?

«На Эвересте облака невероятно красивые, фантастические»

– У меня был профессиональный шерпа. Это мама, папа - все в одном лице. Он о тебе заботится, чтобы у тебя все получилось наверху, и дай бог, чтобы ты спустился. Мы ничего не везли. Наши шерпы нам сделали все. Каждый базовый лагерь был установлен. Они нам готовили супчики, горячую воду, еду. У нас всегда все было. За мной был закреплен человек, который с высоты 7 тысяч меня холил и лелеял, когда мы шли наверх. Когда мы шли вверх и спускались, он смотрел, чтобы я сама перестегнулась или он перестегивал. Вдруг у меня кислорода маловато стало в мозгу, и я забыла перестегнуться и иду три метра без страховки. Он всегда все смотрел.

– Что альпинисты едят во время таких восхождений?

– С нами были вегетарианцы, которые стали кушать мясо. То есть там не-приемлемо не кушать мяса, потому что нужна энергия. Еда у нас была восхитительная. У нас было и горячее, и холодное, и фреши по утрам, у нас и сладости были. Наши ребята караваи и торты нам пекли. Они старались в основном европейскую еду готовить, то есть варить не просто рис, бобы и кари. Их повар - Денди, который был главным, просто фантастичный. Чем он меня покорил? Торт, который они спекли на 9 мая, был вкуснейшим.

– Вы на Эвересте были вовремя Пасхи. Удалось как-то отметить?

– Там за праздниками сильно не следишь. Там наперед выходят животные потребности человека, которые нужно удовлетворять: покушать, поспать, гигиена. Пасха была тогда, когда мы как раз были где-то в переходах, спускались… И вот когда ты доходишь, думаешь: «Ну да, Пасха. А можно поспать? Я устала». Я не следила за временем. В принципе, там незачем это делать. Ты просто знаешь, какие у тебя планы на ближайшее время, а 20-е число или 15-е мало имеет значения.

– Сколько удавалось поспать?

– Я про себя говорю: спала хорошо. У меня со сном все нормально сложилось, я высыпалась. Только на вершине, когда шторм был, вот эта неделя была «ударной».

– Что вы почувствовали в тот момент, когда оказались вершине?

– Неохота врать: ничего не почувствовала. Хорошо дошли, не села батарейка, я сделаю фотографию, а потом, наверное, рассмотрю все вокруг. Казалось, я туда приду, о чем-то подумаю... Не было этого ничего. Ты пришел, посмотрел, тебя поздравили некоторые люди. Ты говоришь: «Подождите, рано еще, спуститься надо».

– Что видно с самой высшей точки мира?

– Красота восхищает. То ли ты летишь на самолете и делаешь фотографию, то есть: ты сидишь и делаешь фотографию, облака ниже тебя стелятся. Я это раньше видела через иллюминатор, а теперь – сама, с пятачка. Верхушки все в снегу. И те, которые чуть выше облаков, как пена с какими-то вершинками. Облака невероятно красивые, фантастические.

Восхождение

Восхождение



Украинский рушник и символика любимого футбольного клуба на вершине

– На Эверест вы поднялись с рушником как и планировали?

Флаг наш уже был вершине. Вова Воронин был в 2014 году

– Когда я была ребенком, меня бабушка учила вышивать, я вышиванки делала. У меня бабушка из Винницкой области. Папины родственники переехали на Донбасс жить, потому что дед был капитаном и его по распределению отправили. А бабушка меня учила, рассказывала, что какой цвет в вышивке обозначает. Флаг наш уже был вершине. Вова Воронин был в 2014 году, флаг украинский заносил наверх, Ковалев тоже там был. Вот и подумала, что если я – девушка, надо взять рушник – символ силы, красоты, доброты, мира. Надо, чтобы все стало лучше у нас. Я половину рушника оставила там наверху для того, чтобы ветер его там развевал, чтобы покрывал весь мир. Чтобы людям хорошо жилось; не только Украине, а и всему миру.

– Знаю, что Вы еще донецкий «Шахтер» там поздравляли с победой в Кубке Украины...

– Конечно. Я их очень люблю. Я тренировалась на «Донбасс-Арене», ходила на матчи. Я знаю некоторых ребят и очень горжусь нашим донецким клубом. Это мое. Даже когда в Киеве «Динамо» с «Шахтёром» играли, я пошла на матч с двумя друзьями. Они были за «Динамо», я сказала, что буду болеть за «Шахтер», у меня плед за «Шахтер». Я и за «Динамо», и за нашу сборную Украины. Есть у меня некий патриотизм. Я - украинка, люблю «Шахтер», я их болельщик.

– Символика «Шахтера» была в горах?

– Я ее с собой привезла. Маленький вымпел нашивала на высоте 7000 метров. Воздуха было мало, трудно дышать. Надеялась, что им это может помочь, поддержать, они же играют во Львове, не на своем поле.

– Вы шли не одна, с вами была команда. Насколько долго приходится находить общий язык со всеми участниками?

– Сразу. С некоторыми ребятами, с которыми ты не можешь найти общий язык, все равно его находишь, потому что там по-другому нельзя. Это команда, мы один организм.

– То есть одна ошибка может стать причиной провала всей команды?

– Ошибка может совершиться наверху, когда ты идешь пристегнутый к веревке. Желательно, чтобы со всеми все было хорошо. Были каверзные вопросы: «А если человек будет умирать, что ты будешь делать?». Ты выбираешь: идти на гору или идти вниз? Ошибка могла привести к тому, что нужно развернуться и идти вниз. Если бы человеку было плохо, я, не раздумывая, развернулась и пошла бы вниз. Я в этом уверена. Ни одна жизнь не стоит моей амбиции или вершины. Если я сейчас наступила себе на горло и не пошла первой, думаю, что точно пошла бы вниз вести человека. Ничего не стоит человеческой жизни, никакая гора.

– Как Вы себя чувствуете после экспедиции?

– Меня в аэропорту встречали друзья. Говорят: «Яловчак, мы думали, что встретим тебя, и ты будешь непонятно на кого похожа. А тут...Ты что на Мальдивах была? Это что какой-то санаторий «Эверест»?». Вес какой-то остался, только сколько, я не знаю. Еще ни разу не взвесилась.

Шерпы

Шерпы



«Все лето хочу отдыхать»

– Вы около 40 дней жили в палатках. Когда вернулись домой, какие ощущения после первой ночи на нормальной кровати?

– В отеле была первая ночь, когда мы ехали с Эвереста. «Интерконтиненталь» – роскошный отель. Постель – это счастье. Но у меня и палатке было хорошо. У меня шатер был цыганский: матрас, одеяло, спальник, еще одеяло. Мне хорошо спалось в моей палатке, честно. Не могу сказать, что спала на каремате под мокрым шерстяным одеялом. Было все очень хорошо, просто прохладно.

– У вас в экспедиции к девушкам относятся как к конкурентным альпинистам или вы априори получаетесь слабее?

– Слабее. Я так ощущала. Я себя ощущала девочкой не пыталась соревноваться с мужчиной, это вообще глупо. Зачем мне соревноваться? Мужчина сильнее. Я не феминистка, для меня мужчина главный.

– Какие планируете покорять вершины дальше?

– Пока никаких. Пока я хочу отдохнуть, все лето хочу отдыхать. Друзья хорошие на Эльбрус приглашают. Говорят, для тебя это, наверное, как прогуляться. Я говорю: «Я, наверное, с удовольствием дойду с вами только до снега, вот как раз только прогуляться, а вы идите наверх». Я не хочу на снег сейчас.

– Вы в целом довольны поездкой?

– Очень довольна. Я благодарна возможности в свое время познакомиться с Ковалевым. Я пришла ботинки выбирать, он говорит: «Возьмите эти, может быть когда-то на Килиманджаро в них пойдете». Я говорю: « Нет, я никогда не пойду». Он все-таки убедил меня - и все, тогда мы пошли на Килиманджаро. Конечно, благодарна Абрамовым. Их экспедиция, их подготовка – это мудрость. Благодарна Ярославу Божкову, который готовил меня к фотосъемкам на Эвересте и вел репортажи о восхождении. Благодарна своей маме и друзьям. Я просто счастлива, что вокруг меня такие люди.

– А как мама отнеслась, когда Вы сказали, что идете на Эверест?

– Я не сказала, что я иду на Эверест. Я просто сказала, что уезжаю в горы на два месяца. Она говорит: «Понятно! Тебе ж, если скажешь: «Нет!», ты же все равно пойдешь». Говорю: «Да, мам, я все равно пойду». Мне кажется, у неё еще нет полного осознания того, где я была и что делала. Мои друзья звонили со спутникового телефона, я говорила, что все в порядке, ей перезванивали и все рассказывали. Я звонила ей всего один раз. Звоню и говорю: «Мам, у меня все в порядке». Она: «Я знаю». Потом сказала Наташе, моей куме, держать маму в курсе. Она её и информировала.

Информационная справка:

На сегодняшний день в активе Татьяны Яловчак 4 вершины из программы «7 Вершин»: Эльбрус (5642м), Килиманджаро (5895м), Аконкагуа (6962м) и Эверест (8848м).

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG