Доступність посилання

03 грудня 2016, Київ 04:31

В Марьинке участились обстрелы. Снаряды попадают в здания и огороды ежедневно. Часто бои ведутся в самом городе. Линия фронта проходит по дворам мирных жителей. Под обстрелы попадают жилые дома, школа, больница. А местные жители в поисках заработка трудятся на шахте, расположенной на неподконтрольной территории. Как уживаются местное население и военные?

Местные общаются с военными: кто – со своей выгодой, кто – со злобой

«Местные общаются с военными: кто – со своей выгодой, кто – со злобой, потому что наша армия тоже далеко не доблестная. Есть много нюансов, которые надо уничтожать, я считаю», – так о жизни в Марьинке рассказывает украинский военный с позывным «Бизон».

Марьинка – небольшой городок в Донецкой области, расположенный в пяти километрах от Донецка. Линия фронта в нем проходит по огородам и дворам горожан. Местные, воюющие на стороне «ДНР», зная город, как свои пять пальцев, пользуются этим и подбираются к позициям батальона «Донбасс – Украина» на расстояние броска гранаты. Через серую зону жители ходят работать на шахту, расположенную на неподконтрольной Украине территории. Боец с позывным «Бизон» рассказал, что люди с разными взглядами общаются между собой. Иногда так узнают нужную противнику информацию.

Все ходят, общаются. Конечно, шпионят. Потом бывают минометные обстрелы

«Все ходят, общаются, работают даже. Вот у нас соседи работают там на шахте. Потому что это считается, внизу, «серая зона». Тропинка есть. Человеку ты не запретишь туда ходить. Приезжают: «Дайте тут пройти, дайте посмотреть». Конечно, шпионят. Смотрят и все остальное. Потом бывают, скажем, так, скорректированные минометные обстрелы с АГСа, скорей всего с АГСа, зачастую», говорит «Бизон».

Бывает, выпьют и орут на нас «Укропы»! Что вы тут делаете? На следующий день приходят: «Дайте банку тушенки

Серьезных конфликтов с местными не происходит, говорит Бизон. Как и нет явных сепаратистов.

«Сначала мы думали что есть, потом убедились, что нет, даже этих одиночек. У нас есть соседи, которые, бывает, выпьют и орут на нас «Укропы»! Что вы тут делаете? Пошли на хрен!» На следующий день приходят: «Дайте банку тушенки. Мне жрать нечего». А так с местным населением здороваемся, общаемся. Ничего серьезного такого не было. Конфликтов не было», – говорит он.

Мины попадают то в грядку с картошкой, то в забор, то в крышу дома местной жительницы Тамары. От обстрелов она прячется, если успеет, в подвале, а если очень страшно – укрывается у соседей. «Сейчас стали стрелять каждый день», – жалуется Тамара.

«Успеваю – в подвал, не успеваю – в доме. Другой раз, когда сильно, бегу к соседям, потому что одной страшно. С Божьей помощью только и выживаем. На кого можно что-то казать и грешить? Не знаешь когда, и что, и как, и откуда. Вы же видите, и отсюда и оттуда, со всех сторон оно. Ну, живем. Если раньше было как-то тише, ну, два года я тут, никуда, то сейчас что-то каждый день», – рассказывает женщина.

Обстрелы носят, как правило, провокационный характер, говорят украинские военные. Случаются и в дневное время. Позиции воюющих сторон и методы ведения военных действий, как отражение в зеркале, рассказывают бойцы. И та и другая сторона базируется в брошенных домах и в огородах горожан, говорит военный с позывным «Енот».​

Они одинаковые, как и мы. Славяне

«Ну, так же, как и мы, в домах. У них один в один с нами. Ничем мы не отличаемся от них, в принципе. Что по организации, что по всему. Они одинаковые, как и мы. Славяне», – рассказывает он.

Повсюду разрушения. Больше всего при обстрелах достается местной больнице, которая до военного конфликта была госпиталем для ветеранов «Великой отечественной войны». Как бы не привыкали люди к обстрелам, все в городке понимают, что каждый день их жизни может оказаться последним.

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG