Доступність посилання

07 грудня 2016, Київ 22:54

Донецк. Театр в театре без Кобзона


Йосип Кобзон (праворуч) у Донецьку співає із ватажком угруповання «ДНР», що визнане в Україні терористичним, Олександром Захарченком, 2014 рік (ілюстраційне фото)

Йосип Кобзон (праворуч) у Донецьку співає із ватажком угруповання «ДНР», що визнане в Україні терористичним, Олександром Захарченком, 2014 рік (ілюстраційне фото)

(Друкуємо мовою оригіналу)

Если и есть в нынешнем Донецке затаившийся оплот всего западного и загнивающего, – то это вовсе не мифические украинские диверсанты, закапывающие в местных лесопосадках листовки с призывом вернуть Украину в Донецк. Нет, этот оплот располагается под самым носом у «МГБ», да ещё и к тому же столь часто посещаем и любим «русскомирными» горожанами – Донецкий драматический театр, в котором разыгрывается настоящая драма для всех любителей «русской весны».

Всё дело в том, что драмтеатр в Донецке ещё с начала войны заслужил славу одного из самых стойких мест в городе, продолжавших свою работу даже под артиллерийскую канонаду. Поскольку население было и есть в большинстве своём довольно бедным финансово, для привлечения зрителей были установлены символические цены на билеты – от 40 до 260 рублей, причём последняя цифра является уже недавней и скорее исключением, свойственным премьерам. В среднем цена за билет достигает 120-160 рублей и вполне доступна почти каждому. Кроме того, был создан и «театральный экспресс», развозящий зрителей по основным маршрутам города в вечернее время абсолютно бесплатно. Всё это привело к тому, что билеты на тот или иной спектакль стало возможным приобретать не позднее, чем за пару недель до самого представления, которое уже традиционно собирает аншлаги.

За 2 часа представления не прозвучало ни одного русского слова ни в одном из исполняемых на сцене хитов

И всё бы ничего, если бы один из наиболее популярных спектаклей – «Шоу продолжается» – не был целиком пронизан всем западным, когда за 2 часа представления не прозвучало ни одного русского слова ни в одном из исполняемых на сцене хитов. Впрочем, обо всём по порядку.

Частые гости драмтеатра говорят, что военных на спектаклях бывает немного: видимо, театр для тех – как чеснок для известных существ

Цена билета в партер составляет 160 рублей, причём форма выпуска билетов по-прежнему украинская: там так и пишется – «80 грн.», а ниже пробивается уже рублёвая цена. Публика собирается разношёрстная: большей частью это люди 35-45 лет. Остальной же контингент настолько разбросан и социально, и в плане дресс-кода, что создаётся впечатление, что все пришли на разные спектакли. Так, можно встретить совсем молодых девушек 20-25 лет в вечерних платьях с цветами и коробками конфет для актёров, а сразу за ними – старушек в советских шляпках и с веером, после которых в зал вплетается тело в камуфляже. Вообще, частые гости драмтеатра говорят, что военных на спектаклях бывает немного: видимо, театр для тех – как чеснок для известных существ. Но в моём случае один «ополченец» всё же просочился на представление, чем, надо думать, был ошарашен, ибо слушать 2 часа хиты гомосексуалистов и темнокожих на французском, английском и итальянском – не слишком духовно по меркам триколора на левом плече.

Впрочем, захаживает сюда и Пушилин с компанией телохранителей, явным признаком чего служит бригада с автоматами у чёрного входа в театр

Впрочем, захаживает сюда и Пушилин с компанией телохранителей, явным признаком чего служит бригада с автоматами у чёрного входа в театр. Хотя система проверки у входа сводится к полной женщине, которая надрывает билетик, – и всё. Когда я спросил у знакомого, как это не боится Пушилин, что с такой системой безопасности его легко отправят на тот свет, – тот мне ответил: «Да кому он здесь нужен? Он же не Линкольн, чтоб в театре его убивать».

Впрочем, встречается и совсем сельская публика, по причине дешевизны билетов также сидящая в первых рядах партера. Так, сразу за мной сидели двое парней в шортах с футболками, которые аплодировали даже во время исполнения медленных песен, когда в театре стояла сплошная тишина. Насчёт таких хитов, как «The show must go on» и говорить не приходится: в такие минуты ребята ощущали себя стоящими на площади Ленина на первом мартовском митинге, и вместе с ещё несколькими своими коллегами из соседнего ряда старались танцевать прямо на своих местах. Что ж, в конце концов, с нынешней атмосферой города стоило чего-то подобного ожидать.

Спектакль начинается загнивающей западной песней Фрэнка Синатры «New York, New York», и такие аплодисменты, что можно подумать, будто Донецк оккупировали американцы, а вовсе не любители кокошников с балалайками

Никакой пропаганды внутри нет и близко: спектакль сразу же начинается загнивающей западной песней Фрэнка Синатры «New York, New York», перед и после которой стоят такие аплодисменты, что можно подумать, будто Донецк оккупировали американцы, а вовсе не любители кокошников с балалайками. Впрочем, в зале были и такие (о них чуть позже), – но по ним то и дело била тяжёлая артиллерия из Фредди Меркьюри, Лары Фабиан, Рэя Чарльза и «The Beatles», отчего лица «русскомирных» дончан сжимались во всё меньшую точку. Чёрт его знает, зачем такая публика сюда ходит, – впрочем, это вполне свойственно местному мазохизму, который чрезвычайно развился за последние пару лет.

Лично мне всех их стало чрезвычайно жаль: запертые в рамках 160 рублей за билет со знанием нескольких иностранных языков в центре «столицы терроризма»

Само по себе шоу достаточно высокого уровня, если не считать некоторого акцента актёров при исполнении песен на английском языке. А так – шикарные голоса и искренняя старательность, отчего лично мне всех их стало чрезвычайно жаль: запертые в рамках 160 рублей за билет со знанием нескольких иностранных языков в центре «столицы терроризма», эти люди напоминали музыкантов на «Титанике», всё ещё продолжавших играть под всеобщую панику и скрип тонущего корабля. Впрочем, так было до тех пор, пока я не познакомился с биографиями некоторых из них и не выяснил, что большинство любителей Фрэнка Синатры и «Led Zeppelin» – ярые сторонники белокаменных стен, лишь на сцене меняющие ватрушки и триколор из социальных сетей на английский акцент. Такой себе театр внутри театра, или двойная игра.

Чем-то двойственным дышит и само здание театра. Несмотря на внешний и внутренний антураж, в котором старательно держат марку (чистые новые туалеты, блеск зеркал, отличная акустика внутри зала), – встречается и оттенок «молока ЛНР», как я сам называю в Донецке такие вещи по примеру одноимённой рекламы. Так, буфет «радует» совковыми бутербродами с колбасой в фольге и разливным абхазским вином (если верить пропитым театралам), которое, говорят, хит театра ещё с прошлой зимы.

«Столько хороших песен на русском и ни одной не спели!» – возмущённо произнесла возле меня пожилая дама лет 60

Ну и, наконец, изюминка во время антракта: «Столько хороших песен на русском и ни одной не спели!» – возмущённо произнесла возле меня пожилая дама лет 60. После чего её реплику тут же поддержали уже упоминавшиеся ребята в шортах: «Да, а классно было б с «ДДТ» или чего-нибудь из нашего рока». Но ни «Любэ», ни других отдающих берёзовым соком групп так и не прозвучало: итальянцы, французы и англичане так и метали свои «жидо-фашистские» стрелы в аплодирующий зал.

Так драмтеатр стал единственным местом, куда ещё не проник вездесущий в Донецке Кобзон.

Cергей Андреев, безработный, город Макеевка

Думки, висловлені в рубриці «Листи з окупованого Донбасу», передають погляди самих авторів і не конче відображають позицію Радіо Свобода

Надсилайте ваші листи: DonbasLysty@rferl.org

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG