Доступність посилання

11 грудня 2016, Київ 06:50

Оккупированный Луганск. Испытание достоинства


Иллюстративное фото. Один из районов Луганска. Июль 2014 года

Иллюстративное фото. Один из районов Луганска. Июль 2014 года

(Друкуємо мовою оригіналу)

Интересно, что такое достоинство?

В моём, среднего обывателя, понимании, это что-то очерченное фразой «Спасибо, не нужно, у меня всё есть. Я достаточно зарабатываю». Помните, как в конце первой серии фильма «Москва слезам не верит» глубоко беременная героиня Алентовой говорит именно эту фразу матери Рудика, когда та предложила ей конверт в помощь? Определённо, с достоинством.

Достоинство – это когда можешь не просить никогда, а находить выход самостоятельно. Когда делаешь вид, что всё отлично, хотя на самом деле всё совсем не так

Достоинство – это когда можешь не просить никогда, а находить выход самостоятельно. Когда делаешь вид, что всё отлично, хотя на самом деле всё совсем не так. У меня всегда вызывали восхищение эти качества. Тратить последнее ради момента, ради счастья близкого, а потом искать до зарплаты монеты в карманах, но тот самый момент прожить, как король на именинах. В осанке тоже достоинство, в неспешности. В умении отказать и уйти – достоинство. Я сейчас это только понимаю, а ведь простые будто бы вещи.

Позвонила коллеге узнать рабочий вопрос. Она всегда была из тех, кто в любое время суток брал трубку и всегда компетентно мог разрулить любые ситуации, а самое главное – не было в этом ни малейшей позы, как это бывает у многих: «Будешь мне должен» или «С тебя пирожок». Просто помогала и всё. Я позвонила по такому же рабочему вопросу – узнать, как оформить бумагу, а узнала, что она уволилась год назад.

Нам тогда не платили полгода, и две мои знакомые ушли в никуда – сидеть дома, готовить завтраки-обеды-ужины, но не сидеть без оплаты на работе с неясной перспективой завтра

Выходит, последний раз я звонила ей год назад… Нам тогда не платили полгода, и две мои знакомые ушли в никуда – сидеть дома, готовить завтраки-обеды-ужины, но не сидеть без оплаты на работе с неясной перспективой завтра. Не знаю, насколько это правильно, но отчего-то приходит в голову именно это слово.

Игры с достоинством – вот, что сейчас происходит. Сохранить – потерять. Как человек, который несёт яйцо на кончике шпаги. И выбор невелик – уронить или донести до финиша.

Мой приятель приехал впервые за два года домой, в Луганск. Я спросила у него, как всё: дорога, впечатления? Ответил лаконично: «От всего отвращение»

Мой приятель приехал впервые за два года домой, в Луганск. Я спросила у него, как всё: дорога, впечатления? Рисковала нарваться на грубость своим вопросом – какие уж тут впечатления: ехал из Киева поездом до Славянска, потом машиной до Северодонецка, потом до Станицы, потом пешком через мост с ящиком клубники и рюкзаком вещей. Жарко, потно, устало. Ответил лаконично: «От всего отвращение». А я не стала уточнять, чтобы не огрести на орехи.

Не знаю, уместно ли здесь говорить о достоинстве. Много ли его у человека, который всем сердцем ненавидит «республику», которая отобрала у него любимую работу

Не знаю, уместно ли здесь говорить о достоинстве. Много ли его у человека, который всем сердцем ненавидит «республику», которая отобрала у него любимую работу, любимый город, дом, привычки, но который едет таким вот макаром домой к маме (наверное, чтобы ничего не снилось) и, обливаясь потом, тащит на себе ящик клубники для неё? Достоинство – это бизнес-класс, но, вероятно, это не про всех тех, кто сейчас в Луганске, и кто путешествует именно так – с сумками наперевес.

Мы, наверное, – та гордая маленькая птичка, как в грузинском тосте, которая взлетела очень высоко к солнцу... Но при этом мы не можем обходиться без украинской пенсии, украинских лекарств, гривны, привычных продуктов, документов, законов… Ездим вклеивать фотографии в паспорт в Украину, получать свидетельства о рождении детей, оформлять куплю-продажу недвижимости, играть в две пенсии и соцвыплаты… И вообще при всей нашей гордости и независимости не Украина без нас не обходится, а мы без неё. Это же видно во всём. Не вижу я на улицах Луганска толпы приезжих из большой Украины, а загляните в Пенсионный фонд Беловодска в понедельник с утра? Хотя, вероятно, «достоинство» и «пенсия» не стоят в одной весовой категории.

Легко говорить о достоинстве, сидя в мягком кресле уютного дома и воспринимая всё происходящее через интернет: «Я бы никогда» или «Уж я бы точно так не поступил».

Кто-то, как герб благородного, но обедневшего рода несёт впереди себя многодетность, кто-то старость, кто-то одиночество, но всё это объединено лозунгом «Помогите!»

Иногда я читаю посты тех, кто не здесь, о том, как здесь. Толпы моих соотечественников просят помощи у всего мира – на лекарства, на еду, на одежду… Сотни и тысячи тех, кто понял, у кого и как это можно сделать. Кто-то, как герб благородного, но обедневшего рода несёт впереди себя многодетность, кто-то старость, кто-то одиночество, но всё это объединено лозунгом «Помогите!»

Те, кто помогает, постит фотографии несчастных, голодных, их пустые холодильники, их усталые лица и полные счастья после с пакетом продуктов или лекарств полученной помощи. Где-то там обязательно бегущей строкой «Украина довела»… Выходит, не настолько мы сильны и независимы, чтобы справляться со своими проблемами самостоятельно – искать работу, находить её, искать возможности. Или просьбы о помощи и достоинство не одного смыслового ряда фразы?

Я шла на рассвете через «границу» в порванных колготах, пыльная, с пакетами, в которых оторвались ручки от тяжести сала, моющего, лекарств, и вряд ли хоть кому-то пришло бы в голову, глядя на меня в ту минуту, высокое слово «достоинство»

Я ехала в конце прошлого мая в компании тех, кому Украина и «на не на», но кто вёз оттуда сумки майонеза, мяса, лекарств, деньги в трусах и лифчиках… Пихали, пихали сумки в старый автобус. Под ноги, под сидения, а сверху ещё пакеты – огурцы, конфеты, поднос, который напоследок совсем дёшево кто-то продавал из местных… Автобус, доверху забитый сумками и стариками. Со шлейфом старости и запахом колбасы. Я шла на рассвете через «границу» в порванных колготах, пыльная, с пакетами, в которых оторвались ручки от тяжести сала, моющего, лекарств, и вряд ли хоть кому-то пришло бы в голову, глядя на меня в ту минуту, высокое слово «достоинство».

Хотя, наверное, это слово слишком широкого значения, чтобы трактовать его так узко.

Яна Викторова, преподаватель, город Луганск

Думки, висловлені в рубриці «Листи з окупованого Донбасу», передають погляди самих авторів і не конче відображають позицію Радіо Свобода


Надсилайте ваші листи: DonbasLysty@rferl.org

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG