Доступність посилання

11 грудня 2016, Київ 08:13

Скучая по Свердловску


Иллюстративное фото. Празднование Дней Европы. Свердловск, 19 мая 2012 года

Иллюстративное фото. Празднование Дней Европы. Свердловск, 19 мая 2012 года

Ирина Камурова

(Друкуємо мовою оригіналу)

Так сложилось. Где-то глубоко на донце души сидят боль и тоска. Я хорошо научилась их скрывать за улыбкой. Но все время ловлю себя на желании узнать: «Как там у них, в Свердловске (после деккоммунизации – Должанск – ред.)».

Уезжали из города рано утром, воспользовавшись хрупким перемирием в октябре 2014-го. Надеялись на освобождения города от сепаратистов до последнего. Особенно возлагали надежды на День Независимости. Уже позади остались попытки заснуть под грохот «Града», ежедневная битва за выживание, когда у тебя нет элементарного – воды и хлеба.

Чувство острой радости от того, что ты принес домой воду, отстояв бешеную очередь, и добыл хлеба, наверное, одно из самых ярких ощущений

Кстати, чувство острой радости от того, что ты принес домой воду, отстояв бешеную очередь, и добыл хлеба, наверное, одно из самых ярких ощущений. А запах свежевыпеченного батона, отпущенного только по два в руки…

А как по-новому стали открываться для тебя друзья. Оказывается, продружив 20 лет, ты совершенно не знал этих людей. Вы оказались по разные стороны баррикады.

Единственным спасением для меня в это время была работа. На тот момент я работала в одном из образовательных учреждений города.

Я прекрасно помню детей, которые ввалились ко мне на перемене, с криком: «Мы идем спасать Ленина. Едут два автобуса с «бандеровцами» нашего Ленина валить!»

Я прекрасно помню детей, которые ввалились ко мне на перемене, с криком: «Мы идем спасать Ленина. Едут два автобуса с «бандеровцами» нашего Ленина валить!» Мои попытки их остановить были совершенно напрасны.

А вот еще одно воспоминание: у меня в моем кружке была девочка – умница, красавица… Ни одно массовое мероприятие не проходило без ее участия. К тому же, она была членом молодежной православной христианской организации. Как-то, уже под конец учебного дня, она подходит ко мне и говорит: «Я страшно устала, только пришли… Ходили на границу с Россией с плакатами: «Путин, введи войска!»

Я ей говорю: «Вы что там, с ума сошли? Вы же войну зовете!»

А изматывающие споры с сотрудниками, которые с пеной у рта доказывали, что, «отделившись от Украины, Донбасс заживет»?.. Перестали платить зарплату.

Последней каплей стало общее собрание, на котором «руководство» раздавало бланки с заявлением на «увольнение из Украины», и с заявлениями на «принятие на работу» в «ЛНР»

Последней каплей стало общее собрание, на котором «руководство» раздавало бланки с заявлением на «увольнение из Украины», и с заявлениями на «принятие на работу» в «ЛНР». Естественно было несколько человек, которые просто уволились…

И вот, все. Мы уезжаем. По изрытой снарядами дороге. Мимо блокпостов… Сердце замирает. Слава Богу! Доехали! Контролируемая Украина! Чувство свободы, эйфория от изобилия в магазинах. Тебе всего хочется. Ты берешь ненужное количество продуктов, нюхаешь в супермаркете разные сорта хлеба… О боги! Вода, оказывается, может идти из кранов круглосуточно! Экстаз!

Потом наступает знакомство с реальностью. Нам еще сказочно повезло: поддержали родственники, устроились на работу, сняли квартиру. Но чувство тоски – оно неизбывно!

Постоянно звоню в Свердловск, своим коллегам: «Как вы?»

Ответ сразу: «У нас все хорошо. Дороги делаем. «Республику» строим, в «республиканских» конкурсах участвуем, провели мероприятие на высокой «патриотической» ноте, «защитникам» Дебальцево посвящается»… А вы там, мы точно знаем, по телевизору сказали, – «замерзаете», «голод» у вас, «без света» сидите!»

Я тщетно пытаюсь разубедить. И такое злорадство, такое бешеное желание, чтобы в контролируемой Украине было плохо… Откуда эта тупая ненависть? Или вот буквально неделю назад разговаривала.

Таким приторно-притворным голоском бывшая коллега мне говорит: «Ой! Бедные, бедные украинцы! Как же вы жить будете?» И называет мне сумму, которую мы будем платить за коммунальные услуги и отопление

Таким приторно-притворным голоском бывшая коллега мне говорит: «Ой! Бедные, бедные украинцы! Как же вы жить будете?» И называет мне сумму, которую мы будем платить за коммунальные услуги и отопление. Я ей отвечаю: «Помилуйте, мы сами не знаем, сколько будем платить. Откуда у вас такие точные сведения?» На что она без запинки: «По телевизору сказали!» Переубеждать бесполезно. При этом жалуется на «комендантский час», низкие зарплаты, обилие на рынке продуктов, которые дорогие, но некачественные…

Да, я скучаю за домом! Пусть это звучит меркантильно, за своими вещами, книгами, улицами, з деревьями. Но! Мне ужасно не хочется видеть такие до боли знакомые лица, пропитанные пропагандой, зомбированные и тупые, извините… Я надеюсь, что когда-нибудь, все изменится, они все поймут. Но когда?

Ирина Камурова, переселенка из Свердловска, Луганская область

Думки, висловлені в рубриці «Листи з окупованого Донбасу», передають погляди самих авторів і не конче відображають позицію Радіо Свобода

Надсилайте ваші листи: DonbasLysty@rferl.org

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG