Доступність посилання

logo-print
05 грудня 2016, Київ 04:35

Донецк. Недовольство растет


Видача гуманітарної допомоги, Нікішине Донецької області (окупована територія)

Видача гуманітарної допомоги, Нікішине Донецької області (окупована територія)

В Донецке люди умирают от гриппа, а боевики вселяются в чужие квартиры

(Друкуємо мовою оригіналу)

Людмила Сенченко (имя изменено) – еще довольно молодая пенсионерка, живущая в оккупированном Донецке. Она была и остается убежденной сторонницей Украины, но выехать на «большую землю» Людмиле не к кому – родственников и жилья на территории свободной Украины у нее нет. Тем временем, как сообщила женщина, ситуация в городе становится все хуже: количество российских боевиков увеличивается, жителей массово косит грипп, а из-за недоступности лекарств даже такая привычная болезнь порой заканчивается летальным исходом.

«Лекарств не хватает, люди ищут их по аптекам, но и те, что есть, зачастую настолько дорогие, что купить их невозможно. Недовольство населения растет. Продукты в магазинах еще больше дорожают, и на полках появляется много фальсификата и испорченных товаров. К примеру, лежит рыба, черная, такая, что и котам ее давать нельзя, зато со скидкой 30%, а рядом находится рыба нормального вида по заоблачным ценам», – рассказывает дончанка.

При этом, по словам Людмилы, примерно месяц назад количество боевиков из России на улицах города резко увеличилось.

В соседнем доме есть квартира, хозяина которой еще летом забрали боевики якобы за содействие украинской армии. Я видела, как в нее потом заселялись другие люди, говорили с акцентом, а внешне были похожи на армян или чеченцев

«Если прислушаться, как они говорят – по телефону или между собой, слышен явный российский акцент. Я видела и много гражданских машин, нацепивших «номера «ДНР». Некоторые из приезжающих живут не только в общежитиях, но и в многоэтажных домах, в квартирах обычных дончан. Они узнают, откуда выехали люди, и внаглую заселяются туда, – говорит Сенченко. – В соседнем со мной доме есть квартира, хозяина которой еще летом забрали боевики якобы за содействие украинской армии. Я видела, как в нее потом заселялись другие люди, говорили с акцентом, а внешне были похожи на армян или чеченцев».

Помимо добровольного отъезда и арестов, еще одной причиной исчезновения людей стал грипп, который в ситуации холода от слабого отопления и отсутствия или недоступности лекарств начал «косить» людей замертво. Правда, умирают от болезни не только мирные жители, но и сами оккупанты.

«Очень много боевиков с воспалением легких и гриппом лежит по больницам, смертность большая, периодически «сарафанное радио» доносит: в больнице № 20 в терапии за сутки умерло трое, в больнице Калинина за сутки умерло семнадцать человек. Но и обычные люди умирают не меньше. Гибнут у нас и от фальсифицированной водки, и от воспаления легких, и от просроченных продуктов», – перечисляет жительница.

Людмила затрудняется сказать, являются ли незванные гости кадровыми российскими военными.

«Среди них есть люди со спортивной выправкой и пружинистой походкой, словно идущие из секции каратэ в спортзале. Так что остается только догадываться по косвенным признакам, поскольку понять по камуфляжу, кадровый перед тобой военный или нет, невозможно. Погоны у них отсутствуют. Некоторые ходят с автоматами, у других видно только кобуру пистолета. Но встречаются они очень часто: на улицах, в магазинах, везде, где только можно», – рассказывает женщина.

При этом, как отмечает Сенченко, сами боевики, в отличие от обычных людей, в магазинах не экономят. Остальным же приходится выживать всеми правдами и неправдами, в том числе, воровством, поскольку прожить на крохотные зарплаты невозможно.

«Например, соседка мне рассказывала: она работает в продуктовом ларьке по графику двое суток через двое, и еще спит там на топчане вместо сторожа. За это ей платят 1000 рублей в месяц – сейчас это где-то 12 или 13 долларов. Им приходится зарабатывать обсчетом или обвесом, словом, обманом покупателей. Здесь воруют теперь, кто как может, в том числе гуманитарную помощь прямо на раздаче», – поясняет Людмила.

Не лучше обстоят дела и с выплатой пенсий. «ДНР» выплачивает их по курсу 1:2, то есть вдвое меньше, чем пенсионерам платили бы в Украине, тогда как цены на многие продукты выросли раз в десять. Количество украинских товаров резко уменьшилось, а импортная бытовая техника и вовсе исчезла с прилавков.

«Люди, кто может, старается ездить через линию разграничения на территорию свободной Украины за продуктами, и ради этого они согласны даже ночевать в очередях на пунктах пропуска. В остальной Украине продукты качественные и гораздо дешевле – в два-три, а то и четыре раза. Лекарства тоже покупают там», – поделилась дончанка.

Правда, Людмила Сенченко признает: ездить на «большую землю», а точнее, возвращаться с нее в Донецк бывает небезопасно.

Остались ночевать в очереди. И в это время боевики стали стрелять. Хорошо, что украинский военный развернул всю колонну машин подальше от пункта пропуска

«В прошлый раз очередь на въезд была очень большая. Мы не успели проехать, остались ночевать в очереди. И в это время боевики стали стрелять. Хорошо, что украинский военный развернул всю колонну машин подальше от пункта пропуска. Мы отъехали, куда он сказал, и уже оттуда слышали звук приземления снарядов. Мы уже научились по звукам различать выстрелы и приземление снарядов», – вспоминает она.

Еще одним атрибутом оккупационной власти стало повальное хамство и унижение человеческого достоинства. Так, Людмила вспоминает, как при обслуживании в банке пенсионеров заставили стоять на улице, под снегом и дождем, и запускали внутрь по одному, хотя в помещении было пусто. При попытке стариков протиснуться внутрь им угрожали милицией.

«И так на каждом шагу – унижают, запугивают, смешивают с грязью, чтобы закрепить в сознании людей, что они здесь – ничто, а новая власть – это просто боги», – негодует Сенченко.

Единственным продуктом высокого качества, производимым оккупантами, остается пропаганда

Единственным продуктом высокого качества, производимым оккупантами, остается пропаганда. По словам женщины, недавно по телевидению стал доступен только один украинский канал, и тот с перебоями. До этого местные жители вынуждены были довольствоваться только российскими и местными телеканалами, на разные лады транслирующими «киселевщину».

«Русские и местные каналы постоянно брешут. То они внушают, что «республика» уже состоялась, то клевещут на Киев, Америку и Европу. Часто ложь приобретает ужасающие объемы. Даже по случаям обстрелов в Мариуполе и Волновахе, в отношении которых и ОБСЕ подтвердило, что стреляли террористы, донецкое «ДНРовское» телевидение постоянно твердит, что это стреляла украинская армия», – жалуется Людмила Сенченко.

Тем не менее, дончанка утверждает: очень многие люди в городе хотят, чтобы на Донбасс вернулась Украина, и ненавидят оккупантов.

«Но люди очень боятся репрессий, они запуганы слухами о пытках в подвалах и убийствах. Свое мнение все высказывают шепотом, и только когда удостоверятся, что собеседник проукраинский, – иначе боятся. Люди очень запуганы», – заключила она.

Ксения Кириллова, журналист

Думки, висловлені в рубриці «Листи з окупованого Донбасу», передають погляди самих авторів і не конче відображають позицію Радіо Свобода

Надсилайте ваші листи: DonbasLysty@rferl.org

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...

Показати коментарі

XS
SM
MD
LG