Доступність посилання

09 грудня 2016, Київ 19:25

Как действует «Театр переселенца» в Киеве?


Ukraine -- Театр переселенця

Ukraine -- Театр переселенця

«Важно не чувствовать себя одному, покинув свои дома, своих друзей»

(Друкуємо мовою оригіналу)

В октябре 2015 года немецкий режиссер Георг Жено, украинские драматурги Наталья Ворожбит и Максим Курочкин, а также военный психолог Алексей Карачинский открыли «Театр переселенца» –​театральный проект с переселенцами из Донбасса. В нем нет актеров, вместо них реальные переселенцы со своими историями и переживаниями.

Что чувствуют зрители, побывавшие на спектаклях? Насколько полезно участие в проекте самим переселенцам? И что бывших жителей Донбасса, судя по спектаклям, волнует больше всего? Об этом радиопрограмме «Донбасс.Реалии» рассказывает один из авторов проекта «Театр переселенцев», военный психолог Алексей Карачинский и также одна из актрис – переселенка из Донбасса, Анастасия Пугач.

Карачинский: Изначально это была идея Георга Жено и Натальи Ворожбит. Она появилась, когда они поехали с волонтерским движением на Донбасс, в город Николаевка отстраивать школы. И там сделали с Натальей Ворожбит спектакль «Николаевка» с детьми из этого города.

– А напомните, где этот город находится?

Карачинский: Этот город находится в Донецкой области возле Славянска. Спектакль имел сильный эффект на зрителя. Так как желательно, чтобы театр двигался в ногу с современностью и современными проблемами, запросами, мне предложили брать участие как психологу и автору проекта «Театр переселенца» со спектаклем «Где восток?», который состоит не из актеров, а из реальных людей. У нас театр, в котором не играют, этим он и отличается от классического театра Украины. И нету драматурга, который писал бы текст. Все спектакли состоят из живых историй, поэтому участникам (мы не употребляем термин «актеры») не надо играть, потому что это их жизни, это их эмоции, их чувства, поэтому совершенно нет фальши.

– Я так понимаю, что Наталья Ворожбит и Георг Жено – это такая арт-составляющая искусства, Вы же – это психологическая составляющая этого проекта. То есть Ваше участие, как психолога-военного, в чем оно заключается? Какой Ваш творческий вклад в проект?

Карачинский: Мы изначально работаем всей командой, потому что важно стараться находиться в процессе и смотреть, контролировать и советоваться, потому что мы очень хорошо понимаем друг друга. Психологическая составляющая заключается не только в психологии, но и в психотерапии. Потому что человек, который потерял дом, который пережил стресс – это человек, ощущающий ту боль, которую важно переосмыслить, понять, почему это случилось.

И также важно не чувствовать себя одному, покинув свои дома, своих друзей. И поэтому, когда у нас создается процесс спектакля – люди делятся своими историями, и психотерапия в этот момент очень важна. Во-первых, это взаимопонимание и ощущение того, что человек не один со своей проблемой. У каждого она разная, масштабы абсолютно разные. Тогда появляется возможность у самого переселенца переоценить масштабы своей беды, может она не такая сильная, как у других.

– То есть послушать, что говорят другие, сравнить свои переживания?

Карачинский: Да, и почувствовать себя не одному при переезде. Второй момент – это создание ощущения семьи, дома во время спектаклей. Все друг с другом начинают дружить и очень хорошо ладить между собой. Каждый месяц мы стараемся делать по новому спектаклю с новыми участниками. И поэтому, когда заканчивается один спектакль, многие участники-переселенцы не хотят уходить, и поэтому они становятся участниками всего движения театра, кто становится волонтером, кто постоянным участником команды, как Настя.

Пугач: Я участвовала в одном из спектаклей – в первом и во втором – потом я присоединилась к команде. Я сама – донецкий журналист, работала на местном телеканале, и так получилось, что мои журналистские навыки пригодились в театре. Я стала пресс-секретарем театра и тоже присоединилась к команде, и сейчас я участвую в будущих разработках, будущих театральных проектах.

– Анастасия, расскажите, как Вы пришли к этому проекту? Вы с самого начала берете в нем участие, то есть еще с первого спектакля?

Пугач: Да, с самого первого спектакля.

– А как Вас уговорили взять в нем участие? Ведь это довольно личные моменты, личные вещи. Были ли у вас какие-то проблемы в том, чтобы говорить перед чужими людьми о своих переживаниях?

Пугач: Вы знаете, это очень интересно. Как я уже упомянула, я сама – журналист, и в Киеве я работаю на нашем донецком телеканале, который переехал. Я прочитала в интернете о театре, о том, что есть такой проект, он мне очень понравился. Я пришла туда снимать сюжет, и мы с Алексеем разговорились. Он предложил к ним прийти и поучаствовать в постановке. Я подумала: «Почему бы и нет?». По крайней мере, я приду на встречу и попробую. Первая встреча была очень тяжелой.

– Можете описать эти встречи?

Пугач: На этих встречах и формируются будущие постановки, все общаются с нами, общаются с переселенцами, мы рассказываем о себе все – как мы выезжаем, каких вещей нам не хватает, вплоть до того, какая вещь символизирует для нас дом. Я поняла, что для меня это моя любимая чашка, она даже принимала участие в спектакле. Из этих встреч потом рождаются спектакли.

Подробнее в аудиозаписи:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG