Доступність посилання

06 грудня 2016, Київ 22:28

«Главный соперник – это штанга» – тяжелоатлетка Юлия Калина


Тяжелоатлетка Юлия Калина

Тяжелоатлетка Юлия Калина

Бронзовая призерка Олимпиады в Лондоне рассказала о «европейском» золоте, воспитании дочери и планах

(Друкуємо мовою оригіналу)

105 дней остается до главного спортивного события 2016 года – Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро. Сборная Украины продолжает формировать свой состав: у спортсменов есть еще шансы завоевать лицензии на чемпионатах Европы и мира. Но есть уже и те олимпийцы, которые оформили себе путевку в Бразилию.

Юлия Калина родилась в Донецке в многодетной семье, в которой все занимались тяжелой атлетикой. В спортивный зал маленькую девочку привел папа: думал, что ребенок просто подкачает спину, а потом забросит. Но уже в раннем возрасте Юлия Калина показала характер бойца и не сдавалась, продолжая выступать и побеждать. Теперь она – бронзовая призерка Олимпийских игр в Лондоне и готовится к своей второй Олимпиаде.

– Почему выбрали именно тяжелую атлетику?

– Папа привел. Он не только меня привел, но и четырех моих братьев. Все занимались тяжелой атлетикой. Сам папа спортсмен. Всю жизнь тренировался. Я сначала легкой атлетикой занималась. Он говорил все время, что это не тот вид спорта. Мы решили попробовать чуть-чуть подкачать ножки, так как я была сильно худенькой и маленькой.

Юлия Калина

Юлия Калина

– А легкой атлетикой чем занимались?

– Бег на короткие дистанции. Это взрывная сила. Как раз та сила, которая нужна в тяжелой атлетике. Папа решил привести меня сюда. Правда, сейчас он признается: не верил, что я смогу добиться таких результатов. Думал, что я подкачаюсь и не выдержу таких нагрузок, уйду. А тут я еще и все перещеголяла.

– У вас целая династия тяжелоатлетов. А какие результаты у Ваших братьев в этом виде спорта?

– Два брата старших – мастера спорта СССР. Еще два брата: один – кандидат в мастера спорта, другой – первый разряд. Папа – мастер спорта по тяжелой атлетике, мастер спорта международного класса по пауэрлифтингу.

– У кого начинали тренироваться?

– Когда папа привел в зал, то тренировал крестный отец. Потом ему пришлось уехать сюда с Артёмом Удачиным на сборы. Продолжил меня тренировать папа. И так он меня тренировал до того, как я попала в сборную Украины.

– А родственные связи не мешали тренировкам?

Если мой крестный отец приезжал со сборов и начинал меня тренировать, то я психовала, уходила и плакала

– Папа всегда поддерживал меня. Не нагружал, хотя был очень требовательный ко мне. Ставил стульчик возле помоста и технику оттачивал. Говорил: «Мы пока не будем вылазить на результат. Нам нужно укрепить связки и мышцы». В принципе, мы не ругались никогда. Если мой крестный отец приезжал со сборов и начинал меня тренировать, то я психовала, уходила и плакала. Папа бежал за мной и успокаивал. Я говорила, что больше в зал не вернусь. Папа уговорит меня, я возвращаюсь с мокрыми глазами и опять начинаю тренироваться.

– Как мама относилась к тому, что все в семье – тяжелоатлеты?

– Мама сама занималась пауэрлифтингом. Она меня родила третьей. И после этого пошла заниматься. Хотела подкорректировать себе фигуру. И даже ей тренер говорил, чтобы она готовилась к чемпионату Украины, потому что у нее хорошо получалось. Мама отказалась, потому что у нее было трое детей. Кто за ними будет смотреть?

Error rendering VK.

– Вы говорите, что плакали и убегали с тренировок. А что заставляло вернуться обратно и вновь работать над собой?

Меня поставили на стипедию – 150 гривен. Они очень помогали

– Хотелось добиться результатов. Мы из многодетной семьи, очень бедно жили. В раннем возрасте у меня родилась дочь. Когда ей было 2 месяца, у нас сгорел дом и мы переехали в гостиницу. Жили в комнате 2х2. На тот момент нечем было даже ребенка кормить. Я в спорте начала прогрессировать – сдала норматив кандидата в мастера спорта. Меня поставили на стипедию – 150 гривен. Они очень помогали. Я и папе деньги отдавала, и на дочку тратила. Тогда это было для меня достижение. Я понимала, что другим ничем не заработаю.

Я в 13 лет стояла на рынке и мороженое продавала. Всех дурила, что мне 17 лет. Я быстро повзрослела. Я понимала, что спорт – это единственный шанс выбиться в люди. Так оно и получилось.

– А как Вы воспитываете дочку?

– Дочка не такая, как я. Если что-то не так, то сразу плачет. Я пытаюсь воспитывать ее жестко. Мама все время говорит, что я дочку воспитываю, как мальчика. Но меня точно также воспитывали. Я не считаю себя пацанкой, но думаю, что нельзя быть нюней. Маме говорю: «Ты меня помнишь в 12 лет? Куда она катится?». У дочки лишний вес и я ее за это ругаю. Бабушка вечно покормит от души. Она мне насыпает порцию и дочери точно такую же миску. Она еще маленькая, ей не надо столько кушать.

– В спорт дочку хотите отдать?

– С 6 лет она занималась джиу-джитсу, тхэквондо, но потом ей поломали ключицу. Тренер решил, что она достаточно зрелая спортсменка и поставил ее в спарринг с мальчиком 18-летним, а ей было всего 6. Она уже тогда турниры выигрывала, защищала пояса. Хотела она очень заниматься. Но в этом спарринге мальчик ее кинул, а она не успела сгруппироваться и поломала ключицу. Три месяца она вообще без движения сидела и начала резко вес набирать. Потом после травмы вернулась к занятиям, но у нее не получалось. Папа ее возил на тяжелую атлетику, где она тоже начала хорошие результаты показывать. Но она у меня очень слабохарактерная. Она не выдержала. Может, когда повзрослеет, попробую ее еще раз к спорту привлечь.

– Некоторые спортсмены не хотят, чтобы дети шли по их стопам. Как Вы отреагируете, если дочь скажет: «Хочу стать профессиональной спортсменкой»?

Юлия Калина

Юлия Калина

– Жизнь – такая тяжелая штука. Я думаю, если она будет профессионально заниматься спортом, то я не буду против. Спорт воспитывает характер. Ты всегда идешь к цели и добиваешься этой цели.

– Вы поменяли весовую категорию. Удобна ли она Вам?

– Когда набираешь вес, естественно, нужно больше результат поднимать. Легче поднимать. Я считаю, что не надо смотреть на соперников с других стран. Главный соперник – это штанга. Нужно идти к мировым рекордам, и тогда никакой соперник тебе не будет помехой. Никогда не следила за результатами Китая или России. Пусть они поднимают, а я буду еще больше поднимать.

– В 2015 году в Тбилиси Вы впервые завоевали «золото» на чемпионате Европы еще и в новой весовой категории. Какие были эмоции?

Когда гимн заиграл, я начала петь и дошла до слов «Душу й тіло ми положим за нашу свободу», расплакалась

– Я практически не напрягалась, а выступала в свое удовольствие. Я уже по второму подходу была чемпионкой. У меня столько эмоций было. Мне так было приятно, что я выиграла у спортсменки из России. И звучал именно наш гимн, а не российский, как это часто раньше было на чемпионатах Европы. Когда гимн заиграл, я начала петь и дошла до слов «Душу й тіло ми положим за нашу свободу», расплакалась. Говорят, что эта фотография с моими слезами, разошлась по всему интернету.

– Вы – бронзовая призерка Олимпийский игр. Давит ли на вас титул?

Тренер Юрий Кучинов меня постоянно учит, что нужно не держаться за прошлые победы

– Главный тренер Юрий Кучинов меня постоянно учит, что нужно не держаться за прошлые победы. Началась новая подготовка, нужно добиваться новых результатов. И привозить другие медали. Да, я беру олимпийскую медаль – она самая тяжелая из всех. Почти полкило. Приятно конечно, столько воспоминаний. Но тяжело. Вот встречают люди, говорят: «Ты же призерка Олимпийских игр. Все! Мы ждем от тебя медали». Я считаю, что это лишнее. Когда я готовилась в 2012 году к Олимпиаде, мне никто не говорил, что еду обязательно за медалью. Я ехала выступать! Я выступила на 6 подходов. Не тяжело поднимала и завоевала бронзовую медаль.

Конечно, я буду стараться. Там где-то в подсознании думаю, строю планы. Но даже, если я просто попаду на эту Олимпиаду, это уже достижение. У нас в тяжелой атлетике, если выигрывала спортсменка медаль, то она сразу уходила из большого спорта. А я продолжила, и если попаду, то будет достижение.

– Уходить после Олимпиады не планируете?

– Не то, чтобы хочется уйти из спорта. Просто хочу семейного спокойствия – муж рядом, еще детей. Но тогда мне будет очень сложно вернуться в спорт.

– Родителей и дочку планируете забирать из Мариуполя?

– Мама сказала, если они останутся без дома, тогда они приедут ко мне. Дочку хочу уже после Олимпиады забрать. Чтобы она со мной была, ведь я тоже скучаю. Понимаю, что она уже привыкла к бабушке. Но думаю, я ей в Киеве больше дам, чем бабушка – в Мариуполе.

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG