Доступність посилання

logo-print
06 грудня 2016, Київ 05:25

(Друкуємо мовою оригіналу)

19 июля секретарь СНБО Александр Турчинов заявил, что в случае обострения военной ситуации на линии разграничения его ведомство рассмотрит вопрос о введении в стране военного положения. В этот день на Донбассе погибли 7 украинских военных, 14 были ранены. И военная обстановка в регионе продолжает оставаться нестабильной. В то же время, по словам многих экспертов, введение военного положения будет означать беспрецедентное для Украины ограничение прав и свобод людей, остановку инвестиций, срыв Минского процесса.

По мнению военного эксперта Игоря Козия, заявление Турчинова есть ни что иное, как высказывание политика, а введение военного положения не имеет никакого рационального смысла.

В то же время главный редактор сайта «Остров» Сергей Гармаш считает, что введение военного положение нужно было еще в 2014 году, тем самым Украина бы точно обозначила то, что ведет войну.

Об этом они рассказали в эфире радиопрограммы «Донбасс.Реалии».

А если пятая колонна в Верховной Раде окажется больше, чем мы думаем?

«Знаете, вопрос очень интересный, особенно, если посмотреть на то, что Турчинов был исполняющим обязанности президента. Он руководил или не руководил освобождением или сдачей Крыма, я не знаю, это пускай разбираются те, кто должен разбираться в этом вопросе. Я отношусь к его словам не больше и не меньше как к словам политика, который не понимает, что за этими словами стоит. Понимаете, потому что, по большому счету, за 25 лет независимости Украины, когда проводятся серьезные стратегические, я имею в виду военные, или командно-штабные решения, или по гражданской обороне, в принципе, на мою память только один или два раза президент, и то, это было, по моему, за второго президента, посещал их. Подчеркиваю это слово «посещал», не руководил, не действовал, а посещал. А теперь представьте, что такое ввести военное положение? Там есть определенный перечень пунктов: все передается в руки военной администрации, выделяются определенные районы, согласно конституции, президент вносит соответствующий указ, Верховная Рада должна его за определенного периода рассмотреть, утвердить. Сразу вопрос возникает: а если не утвердит? А если пятая колонна в Верховной Раде окажется больше, чем мы думаем? Что будет? Ведь, в принципе, на мой взгляд, первый раз почему не было введено военное положение, это потому что президент Порошенко, наверное, уже выбранный к тому времени реально оценил политическую ситуацию», – говорит Козий.

Он отмечает, что введение военного положения должно нести за собой ряд других юридических шагов. Ко многим из них украинское общество, в частности те, кто выступает за его введение – не готовы.

Начинают военное положение вводить – начинают просеками этими уходить, убегать куда угодно, прятаться, прятать имущество

«И возникает другой момент: что, будем вводить во время военного положения смертную казнь для определенной категории людей? То есть, понимаете, тут очень много вопросов, на которые общество должно дать ответ, включая отчуждение имущества, включая военно-квартирную обязанность, включая передвижение. Потому что люди сейчас грамотные: начинают военное положение вводить – начинают просеками этими уходить, убегать куда угодно, прятаться, прятать имущество, которое может быть задействовано в обороне. То есть, все эти механизмы, все это нужно обыграть. Грубо говоря – посадить все, что называет себя Кабинетом министров, все, что себя называет Генеральным штабом Министерства обороны и президентом с его неконституционной администрацией, и Радой национальной обороны, посадить все это и заставить: ребята, сядьте, промоделируйте», – считает эксперт.

Противоположной точки зрения придерживается Сергей Гармаш.

Меня больше беспокоит, что он этого не сделал еще в 2014 году

«Во первых, Турчинов не говорил о введении военного положения в Украине, он говорил вообще, о возможности введения военного положения. И закон предусматривает введение военного положения на отдельных территориях. Я считаю, что этот вопрос вообще некорректно обсуждать, поскольку у нас идет война, это факт, это все уже признали, об этом все говорят. И у президента, собственно, нет другого выбора, в законе все определено: в случае вооруженной агрессии против страны, он обязан ввести военное положение. Поэтому меня больше беспокоит, что он этого не сделал еще в 2014 году и не хочет признавать и делать это сейчас», – говорит он.

По его мнению, заявление Турчинова направлено больше на представителей группировок «ДНР» и «ЛНР».

«А непосредственно слова Турчинова я рассматриваю как заявление политика, скорее это заявление было сделано для давления на боевиков. То есть он об этом заявил после того, как у нас в очередной раз было 7 жертв на восточном фронте. И на следующий день уже не было жертв. Это, все-таки, пока говорит о том, что Минские соглашения – это тупик, это уже все понимают. И сейчас каждая сторона делает все, чтобы спихнуть ответственность за провал Минских соглашений на своего оппонента.

Мы не понимаем статуса людей, которые на оккупированной территории: они заложники, или пособники

Если война, то должно быть военное положение. Это, как минимум, приведет то, что происходит на Донбассе, в правовое поле Украины. Потому что сейчас мы не понимаем, что такое АТО, мы не понимаем статуса людей, которые на оккупированной территории: они заложники, или пособники. Мы не понимаем, нужно ли платить им пенсию, а по закону – нужно, а по факту – невозможно. То есть, возникает куча правовых коллизий, непонимание людьми своей роли.

Мы говорим о том, что может быть, а не о том, что будет. А может быть что угодно. Я не считаю, что введение военного положения в определенных территориях на востоке Украины прекратит поступление транша МВФ в Украину вообще, или это будет расценено, как ограничение демократии. Это просто политические спекуляции, и все», – резюмирует Гармаш.

ПОЛНЫЙ ВЫПУСК:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG