Доступність посилання

08 грудня 2016, Київ 14:35

Нас ударили по голове, но мы, по крайней мере, ощутили свою голову – Торба


(Іллюстративное фото)

(Іллюстративное фото)

Олена Нестеренко

(Друкуємо мовою оригіналу)

Валентин Торба, журналист газеты «День», автор книги «Я – свідок. Записки з окупованого Луганська», выехал из родного города в сентябре 2014-го. Современный летописец поделился с Радио Свобода впечатлениями о стереотипах, с которыми сталкиваются переселенцы, своим настроением после третьей годовщины Майдана, а также тем, действительно ли в проблемах Донбасса виновна «особая» генетика?

Про причины войны: «Есть момент слабого звена, но с помощью спецопераций любой уголочек мира можно превратить в маленький ад»

– Не секрет, что Путин – агрессор, Россия – страна-оккупант. Ясно, что это война России с Украиной, а не война Украины с какими-то террористами. Россия, как оккупант, безусловно, использует и местное население в своих агрессивных целях, как и нацистская Германия в своё время использовала так называемых полицаев. Это явная оккупация, но нужно понимать, что если бы Леонид Кучма вел другую политику – не отдал Донбасс и Крым конкретным кланам и не назначал в 1997 году главой Донецкой облгосадминистрации пророссийски настроенного Виктора Януковича, а в 1998-м не менее одиозного Александра Ефремова – главой Луганской облгосадминистрации, до таких масштабов беды не дошло бы.

Путин воспользовался ситуацией. Да, действительно, есть момент слабого звена, он бы не пошел туда, куда бы его не пустили, он шел туда, где расшатать ситуацию было проще, но, используя определенные провокации, обещания головокружительных успехов, в принципе, можно любой уголочек мира превратить его в маленький ад. Это вопрос исключительно времени и средств. В данном случае этот кровавый и ужасный эксперимент Путин провел на Донбассе.

Министр культуры Евгений Нищук затронул тему генетики, чего я бы не делал. Речь идет скорее о ментальности, которая обусловлена условиями труда

Министр культуры Евгений Нищук затронул тему генетики, чего я бы не делал. Речь идет скорее о ментальности, которая обусловлена условиями труда. Например, Донбасс – край шахт и заводов, Харьков – город студентов. Разность ментальности – это нормально, это характерно для любого государства. Например, северяне Италии и сицилийцы (южане – ред.), или жители разных земель ФРГ – имеют разную ментальность и даже разговаривают на разных диалектах, но это не значит, что Италия или Германия не едины. Другое дело – искусственно созданные стереотипы, которые мешают единству, и которыми воспользовались оккупанты.

Валентин Торба

Валентин Торба

Простая бабушка-вахтерша – всё же на востоке Украины – уже понимала, что Янукович – зло

Хорошо помню, как в 2004 году, перед Оранжевой революцией, я приехал в Харьков. Тогда вахтерша в одном научно-исследовательском институте, где я был по делам, узнав, что я из Луганска, начала расспрашивать, почему я буду голосовать за Януковича. Она не верила, что луганчанин может его не поддерживать. Стереотип в действии: раз из Луганска – значит за Януковича! Но меня больше поразило другое: простая бабушка-вахтерша – всё же на востоке Украины – уже понимала, что Янукович – зло.

Про самоидентификацию: «Сознание у Донбасса было расфокусировано»

– В родном городе моих родителей, Сватово (Луганская область – ред.), живет много людей с фамилиями Торба и Кривошей. В то же время, Западная Украина: много «Торб» в Калуше, а «Кривошиїв» – в Стрыю. Несмотря на расстояние, одинаковые фамилии, и везде звучит украинский язык. Да, есть определенные исторические нюансы: кто-то больше пребывал под влиянием Польши, кто-то России, – и это нормально, в этом нет ничего страшного. Это исторические реалии. Главное – культивировать «здравое»: находить точки соприкосновения, помнить свою историю и строить государство. А вот это настоящий труд.

Проблема Донбасса была не в том, что он идентифицировал себя с Россией, а в том, что он себя никак не идентифицировал. Этим пользовалась Россия, вбивая стереотипы

Изначально, проблема Донбасса была не в том, что он идентифицировал себя с Россией, а в том, что он себя никак не идентифицировал. Сознание было расфокусировано. Этим пользовалась имперская Россия, вбивая стереотипы, мол, Московия – это нечто великое, огромное, успешное. Как сказала Лариса Алексеевна Ившина, главный редактор газеты «День»: «Россия – большая страна, но не великая». Мы обязаны изучать свой исторический опыт и нашу тысячелетнюю историю.

Мы, будучи свободолюбивой и в чём-то мечтательной нацией, настолько расслабились, что теперь, находясь у себя дома, должны постоянно что-то доказывать

В России, где исторически диктатор сменяет диктатора, давно привыкли, не задумываясь, верить царю-батюшке. Это опять же вопрос ментальности – им нравится так жить. Мы же, будучи свободолюбивой и в чём-то мечтательной нацией, настолько расслабились, что теперь, находясь у себя дома, должны постоянно что-то доказывать, даже самим себе.

Россия стремиться создать «монстра», страшное имперское государство, так было всегда. Там никто не смотрит на «гены», а вбивают сваи пусть имперской, но государственности. Пример тому – «шутка» Владимира Путина на вручении школьникам премии Русского географического общества о том, что «границы России нигде не заканчиваются». Меня поразило, что фамилии у мальчиков-победителей – корейская Цой и украинскаяОскирко.

Про восток и запад: «Не нужно вообще сравнивать регионы. Главное, чтобы никто не чувствовал себя «брошенным»

– Когда говорят, что война России против Украины рано или поздно закончится, – я в это не верю. Потому что война не заканчивается уже на протяжении больше трехсот лет – она всего лишь проходит различные фазы. И даже если завтра кто-то скажет, что наступил мир – нужно понимать, что это всего лишь очередная фаза. Пока существует московский имперский «монстр», мы обречены на войну. Единственное, что мы можем сделать – находить подходящие формулы для своего самосохранения. Для этого, в первую очередь, на государственном уровне, должно измениться мышление.

Власть должна вселить в жителей Донбасса уверенность: понимание, что даже если сейчас, по объективным причинам, их не могут освободить, они все равно остаются под защитой Украины

В частности, президент должен объединять нацию. Не нужно вообще сравнивать регионы. Главное, чтобы никто не чувствовал себя «брошенным». Власть должна вселить в жителей Донбасса уверенность: понимание, что даже если сейчас, по объективным причинам, их не могут освободить, они все равно остаются под защитой Украины. Народ – как класс в школе, он может быть более или менее успешным, но его в любом случае нельзя «забрасывать». Ему нужны четкие понятные императивы со стороны «учителя». Не вижу в этом ничего недемократичного. Народ нуждается в императивах, у него должен быть некий авторитет и здравые условия сосуществования.

Сейчас власть не говорит с народом, она его забалтывает. Когда народ начинает это понимать, то между властью и народом увеличивается дистанция. И этим, опять же, может воспользоваться Россия. Чтобы власти поверили, нужна более честная риторика. Если мы говорим о том же безвизе, то необязательно обещать его в скором времени, лучше просто сказать, что у нас есть шанс его получить, но не сейчас по ряду объективных причин. Это касается и всего остального. Меньше фальши, больше ясности.

Тема «зради-перемоги» искусственно создана структурами, которые занимаются пропагандой нынешней власти

Тема «зради-перемоги» искусственно создана структурами, которые занимаются пропагандой нынешней власти. Они поняли, что на людях можно ставить клише и, таким образом, ими манипулировать. Грубо говоря, если ты критикуешь действия власти, то можно отнести тебя в разряд «зради». Да, народ склонен к тому, чтобы кого-либо обожествлять или наоборот демонизировать. Сейчас этим пользуются различного рода манипуляторы, однако я вижу в этом большую опасность, как для власти, так и для государственности, ибо власть всё-таки представляет государство. Рано или поздно можно запутаться в своих же манипуляциях. С народом нельзя играть в подобные игры. Кончится все той же дистанцией, которая ни к чему хорошему не приведет.

Про Майдан: «Это не домкрат, а лом!»

Для того, чтобы потом не разочаровываться, не нужно очаровываться изначально. Ни один Майдан не поможет построить государства. Майдан – не домкрат. Это – лом. Им нельзя ничего построить, только разрушить. Это вынужденная мера, и не всегда самая удачная. Пока существует система «доминирующих капиталов», новые пассионарии ничего не изменят – система сломает их мировоззрение и романтические представления, подкупит, завербует, запачкает. Поэтому очень важно, чтобы в обществе формировалось ядро адекватных людей, способных мыслить созидательно и, в случае властных амбиций, государственно.

Евромайдан стал толчком для мобилизации конструктивных сил, с новым мышлением

Евромайдан имеет две стороны. С одной стороны, это торжество и восстановление справедливости, абсолютно мирные (за исключением некоторых, которые не нашли существенной поддержки в обществе) протесты против избиения студентов. Кроме того, Евромайдан стал толчком для мобилизации конструктивных сил, с новым мышлением. С другой стороны, – провокации вроде закидывания правоохранителей или гостиниц «фаерами», стали лишним поводом для обсуждений в пророссийских СМИ и манипуляцией сознанием, в том числе, на Донбассе. Помня о прошлом опыте, на случай подобных провокаций у нас уже должен выработаться иммунитет. «Коктейль Молотова» ни одного государства не построил.

Хорошо ли, что нас ударили по голове? Это плохо. Но мы, по крайней мере, ощутили свою голову!

Но даже недавние шумные события в центре Киева, связанные с годовщиной Майдана, показали, что как не пытались пророссийские СМИ акцентировать на негативе, говоря о сложившейся спустя трех лет с начала Евромайдана ситуации – это все равно ни к чему не привело. Есть объективная реальность, в которой наша нация продолжает существовать, как бы нас не пытались уничтожить, «размыть» и спровоцировать. У нас множество наслоений из разных убеждений, но мы находимся в географическом центре Европы и отстаиваем свою идентификацию. Пускай даже не «благодаря» действиям власти, а «вопреки». Мы доказали, что являемся нацией, и осознание этого нужно беречь. Как не странно, но именно агрессия России в этом нам помогла. До этого мы слишком легкомысленно относились к своей государственности и своей самоидентификации как украинского народа. Хорошо ли, что нас ударили по голове? Это плохо. Но мы, по крайней мере, ощутили свою голову!

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG