Доступність посилання

logo-print
05 грудня 2016, Київ 04:22

Красногоровка. Война за окнами аудитории


Разрушенные дома в Красногоровке. 2016 год

Разрушенные дома в Красногоровке. 2016 год

(Друкуємо мовою оригіналу)

Радио «Донбасс.Реалии» продолжает свой тур по городам Донецкой и Луганской областей. На этот раз эфир проекта Радио Свобода прошел в Красногоровке Донецкой области. Это самый что ни на есть «передок», как принято говорить в зоне боевых действий: здесь по сей день регулярно происходят обстрелы. Красногоровка сильно пострадала из-за войны, но несмотря на это, ее можно назвать… молодежным городом! Здесь пять общеобразовательных школ, одна музыкальная и два техникума. Поэтому свой эфир мы решили посвятить молодежи, а провести его – в здании учебного заведения, Аграрного техникума Луганского аграрного университета. По одну сторону от него прилетают снаряды, по другую – учатся студенты. За окнами – покалеченный войной город, но внутри царит деловая обстановка: из классов виднеются фигурки животных (здесь учатся будущие ветеринары), на стенах – расписание работы спортивных секций… Чем же живет молодежь в этом маленьком городке вблизи линии фронта?

«Почему здесь так холодно?» – наше общение началось вовсе не с высоких материй, так как первое, с чем столкнулись «Донбасс.Реалии» здесь, был жуткий холод в помещениях техникума – даже в эфире журналисты работали в куртках. Красногоровцы объяснили: в городе с начала войны нет газа. Сеть не выдерживает включенных приборов, поэтому помещение не обогреть – от розетки мы даже с трудом запитали эфирную аппаратуру.

В 2014 году во время обстрелов в Красногоровке был перебит газопровод. И все это время жители города живут без газа, а значит – и тепла. В городе даже объединили все школы в одну, так как именно в помещении школы №5 есть твердотопливные котлы, говорит учительница Светлана Сабирина.

«Теперь мы учимся в 2 смены, но там тепло. Когда меняешь холод на тепло, то совсем забываешь, что нам тесно. Иногда в одном классе проходят два урока. Я провожу литературу, а рядом идет биология. Но это ничего, по сравнению с первым годом конфликта, когда мы вообще не могли видеть детей», – говорит она.

Так красногоровские школы готовились к началу учебного года, август 2016 года:

«Мы не знаем, как переживем эту зиму»

Перейти всем на твердотопливные котлы, возможно, было бы спасением, говорит завуч аграрного техникума Геннадий Гонтарь. Вот только не каждое государственное учреждение может себе это позволить: и материально сложно, и проблем много с документами.

Просто так бюджетная организация взять и повырезать газовые котлы и поставить твердотопливные не может

«Ведь газовые котлы мы поставили совсем недавно, значит, они списанию не подлежат в данный момент. Для твердотопливных котлов надо делать или дополнительное помещение, или определенную документацию. Просто так бюджетная организация взять и повырезать газовые котлы и поставить твердотопливные не может. Все упирается в финансы, а денег у бюджетных организаций и так немного», – объясняет Геннадий Гонтарь.

Многие государственные предприятия перешли на обогрев электрическими приборами, из-за чего в городе нередко также проблемы со светом, рассказывает директор музыкальной школы Инна Верцанова.

музыка – это сейчас для нас как лечение

«Для бюджетной организации там вообще тарифы зашкаливают. Я думаю, если наша бухгалтерия получит акт за октябрь, то будут в ужасе. Мы считаем каждый киловатт, но я готова отставить каждый из них, учитывая, что дети приходят, играют, а музыка – это сейчас для нас как лечение. Если у кого-то есть уголь и буржуйки, то вторая часть города обогревается электроприборами. И если у нас что-то где-то выбивает, то вторая часть города просто вымерзает», – говорит Верцанова.

Error rendering VK.

И студенты, и школьники к таким условиям обучения уже привыкла. Говорят, в холоде, но вместе. В 2014 году во время обстрелов более года сидели в подвалах, тогда было не до учебы. Сейчас же все наверстывают. Спасают теплые вещи, чай и хорошее настроение, рассказывает студентка Елена Максименко.

На парах одеты в шарфы, шапки, перчатки, теплые куртки

«Для нас такие условия уже стали родными. Мы привыкли. На парах одеты в шарфы, шапки, перчатки, теплые куртки. Холодно, но сейчас еще терпимо. А вот как будет зимой, пока непонятно», – говорит Максименко.

В домах ненамного теплее, говорит двенадцатилетний школьник Даниил. Его семья переехала из микрорайона Солнечный, где многоквартирные дома остались без отопления, теперь они вынуждены снимать новое жилье. Отапливать его – недешево, говорит Даня.

«Мы отапливаем печью, то есть дровами. Закупаем уголь, который сейчас очень недешево стоит. Выжить невозможно. А что делать? Семеро людей замерзло в тут зиму и умерло, потому как не смогли обогреть свой дом», – говорит мальчик.

«Зачем уезжать? Здесь все родное» – школьник

Несмотря на отсутствие газа и тепла, выезжать из Красногоровки многие не видят смысла. Говорят, что в городе есть свое жилье и родные люди.

«Хочется вести оседлый образ жизни, чтобы дети знали, где их дом. Здесь, в Красногоровке, есть работа, есть возможность встречаться и общаться с близкими. И в эти периоды затишья всегда появляется надежда, что война вот-вот закончится», – говорит Светлана Сабирина.

«Это родной город. Его не хочется покидать. Здесь вся семья: и сестры, и братья, и бабушки с дедушками. Лучше быть вместе, как в песне: «Что мне снег, что мне зной…», чем где-то не дома», – отвечает на вопрос журналистов школьник Даниил.

Error rendering VK.

По словам представительницы общественной организации «Наше відродження» Елены Косиновой, многие семьи выехали из микрорайона Солнечный после обстрелов, так как их дома были разрушены. Но они не считаются переселенцами, а значит, государство им вообще никак не помогает.

«Они ведь тоже снимают жилье, платят бешенные суммы за аренду и пользование электроэнергией. И ведь в Красногоровке не насчитывается субсидия никому. Потому что у нас газоснабжение отсутствует. Так дайте субсидию тогда хотя бы на свет. Сейчас при таких тарифах люди начнут крутить по 600-700 киловатт. И это учитывая, что они находятся в одной комнатке и кухоньке. А другая часть помещения даже не отапливается», – говорит Елена.

«Мне негде пройти практику: хозяйства разрушены» – студентка

Почему же при таких проблемах в Красногоровке все же много молодежи, и собираются ли молодые люди здесь оставаться? Некоторые студенты техникума уверены, что из Красногоровки будут уезжать только на время, чтобы получить высшее образование. Но что будет после? Все довоенные планы рухнули, говорит студентка Елена Максименко. Она целенаправленно после школы шла учиться на ветеринара и верила, что будет работать по своей специальности. Теперь же – не знает.

Фермерское хозяйство сельхозтехникума

Фермерское хозяйство сельхозтехникума

«Раньше все было хорошо и мы были уверены, что выучимся, будем работать. У нас были планы на всю жизнь. Вот мне сейчас, студентке третьего курса, даже негде практику пройти. Раньше у нас были хозяйства, а сейчас они все частично или полностью разрушены. Сейчас я отучусь, и оставаться здесь просто не вижу смысла», – рассказывает студентка.

Такого же мнения и студентка специальности «менеджмент» Дарья. Говорит, уезжать очень не хочется, так как привыкла к родному городу, но выбора практически нет:

«Сейчас у меня первый курс. Я понимаю, что надо выучиться, а через пару лет, когда я выпущусь, мне надо думать, куда идти дальше. Искать работу», – говорит она.

Фермерское хозяйство

Фермерское хозяйство

«Где взять выпускникам школ и техникумов деньги для того, чтобы учиться и стать специалистом? – говорит заведующая технологическим отделением аграрного техникума Наталья Костина – Почему не решить эту проблему за счет предприятий? Пусть организации оплачивают образование молодым специалистам, а молодежь уже будет работать на эти предприятия и приносить пользу».

То, что нет театров, – не главная проблема

Молодежь признается, что свободное время проводит дома – у телевизоров и интернета. Причин две: это и постоянные обстрелы, и отсутствие каких-либо развлечений в прифронтовом городке.

Впрочем, ученица музыкальной школы Анастасия считает – это не главное. Она играет на саксофоне, до этого освоила еще несколько музыкальных инструментов. Сейчас радуется каждому дню и фотографирует мирную Красногоровку.

Бывают моменты, когда стреляли, а потом ты выходишь – а там солнце светит, трава зеленая, птицы поют

«Молодежь 21 века не интересуется природой. Я люблю наблюдать за природой. Мне нравится фотографироваться птиц и животных. Бывают моменты, когда стреляли, а потом ты выходишь – а там солнце светит, трава зеленая, птицы поют. Это очень красиво! И ценится совсем иначе», – рассказывает школьница.

По словам студентки Дарьи, раньше они часто ездили на культурные мероприятия в Донецк. Сейчас это невозможно. На то, чтобы поехать на дискотеку или в кино в тот же соседний Покровск, нет денег.

«Во-первых, опасно. В любой момент могут начать стрелять. Во-вторых, есть финансовые трудности. Мой папа сейчас не работает из-за того, что наш огнеупорный завод стоит (остановился с началом войны – ред.) Мы втроем живем на бабушкину пенсию. Поэтому куда-то поехать просто нет возможности».

Учительница Светлана Сабирина говорит, что и до военного конфликта в Красногоровке не было куда ходить. Спортивные площадки так и не открыли, хотя обещали, а единственный клуб нужно восстанавливать. И хотя сейчас в городе проходят культурные вечера, на них практически не ходят люди.

У людей депрессия и усталость от войны. Это называется фрустрация

«У людей депрессия и усталость от войны, – говорит она. – Это называется фрустрация. Все хотят жить, как раньше. Мы вечером могли поехать в кино или в театр в Донецк. Ведь там были превосходные театры, известные во всей Европе. А «Донбасс-Арена»? Разве можно забыть Евро-2012?».

На темы про политику – табу!

В Красногоровке стараются не обсуждать тему сепаратизма. Много родных людей осталось по ту сторону, а значит – любое слово может им навредить.

«Эти маленькие Марьинка и Красногоровка сейчас держат такой баланс всей Украины! Нельзя нам говорить о политике. Нам выжить надо. А чтобы выжить, мы говорим про литературу, культуру, музыку. Мы не видим смысла поднимать темы про политику. Что изменится? У нас газ восстановят? Я через себя показываю, как я люблю эту землю, и почему я здесь осталась! Только на вере мы сможем жить дальше», – говорит директор музыкальной школы Инна Верцанова.

Правда, волонтер Елена Косинова с молчанием не согласна: «Мы же все прекрасно знаем, что многие из Красногоровки пошли воевать на ту сторону, в основном, мужчины 30-32 лет – они там уже и полегли… Кто-то за идею, кто-то за деньги. То, что здесь не поднимают эту тему – это неправильно. Здесь нужно воспитывать молодежь, чтобы не было повторений. Обсуждают, конечно, политику. Только в тихом семейном кругу!», – говорит Елена.

Также жители Красногоровки, как прежде и гости эфира в Авдеевке, отметили, что в их городе отсутствует украинское телевидение, а вещает российское и сепаратистское. Украинские новости узнают из интернета, впрочем, и они грешат мифами – к примеру, неоперативно сообщают об обстрелах или сообщают, что в Красногоровке «то включили, то отключили газ». Смеются: да его здесь два года как нет.

​(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG