Доступність посилання

05 грудня 2016, Київ 15:08

Процесс лишения пенсии должен быть персонализирован, и только в результате отдельного судебного постановления

(Друкуємо мовою оригіналу)

Мой друг, положительный мужчина 35 лет от роду, задумался на вечную тему: как воспитать детей, чтобы они гарантировано «подали ему стакан воды», когда придет время. Мой друг полагает, что оно придет. То есть он доживет до того возраста и состояния здоровья, когда без сиделки не обойтись, и, не будучи европейцем и американцем, убежден, что миссию сиделки должны будут взять на себя его сын и дочь, которым на сегодняшний день соответственно девять и шесть лет. Причем друг даже не допускает того, чтобы они в свои 40-50 лет просто прилично зарабатывали и наняли своему папе, то есть ему, сиделку, «чужого человека». Что не удивительно, поскольку, повторюсь, он не европеец и не американец.

Поскольку я не мню себя ни Макаренко, ни Песталоцци, я не стал делиться с другом соображениями о воспитательных стратегиях, которые точно бьют в поставленную цель. В данном случае: дадут гарантию 99,99 процента, что через 40-50 лет получится то, о чем напряженно размышляет сегодня этот человек ХХ1 века.

Правильно воспитанные потомки не бросят своих стариков под обстрелами. Они найдут способ обеспечить дедушке и бабушке безопасность. Вывезут их на территорию без войны, или останутся рядом в воюющем городе

Допустим все-таки, что я или кто-то другой, знает эту стратегию. Правильно воспитанные потомки таких людей не бросят своих стариков под обстрелами на войне будущего. Они найдут способ обеспечить дедушке и бабушке безопасность. Вывезут их на территорию без войны, или останутся рядом в воюющем городе. Будут на руках носить дедушку и бабушку в подвал, чтобы переждать бомбежку. Будут стоять в очереди за гуманитаркой, чтобы прокормить их, когда нет иных источников доходов, и оформлять все нужные справки. Кормить из ложечки и правдой-неправдой доставать нужные пожилым и нездоровым людям лекарства.

Но вот чего потомки сделать будут не в силах, даже если у них при жизни вырастет нимб – дать старикам пенсию, если ее не дают те организации, в чьи полномочия это входит.

Почти два года львиная доля информационного сопровождения событий на Донбассе строится на теме «пенсии и социальные выплаты гражданам, живущим на территории, подконтрольной «ЛНР» и «ДНР». По факту все социальные выплаты и все пенсии прекратили платить в Луганске летом 2014 года.

В июле 2014 года был «последний свет, последняя вода, последний интернет и последняя пенсия»
После этого начисление пенсий жителям, не выехавшим с территории АТО, прекратилось

В июле 2014 года был «последний свет, последняя вода, последний интернет и последняя пенсия». Мне довелось увидеть, как ее выдавали на «последней почте», поскольку тогда же друзья прислали мне почтовый перевод. Перевод я получал в толпе пенсионеров. Описывать эту толпу я не буду. Не придуманы еще такие слова. После этого начисление пенсий жителям, не выехавшим с территории АТО, прекратилось. Я не знаю, есть ли тому непротиворечивое юридическое объяснение. Формально Луганск, Красный Луч, Антрацит, Первомайск, Алчевск, Краснодон находятся в Украине.

Теоретически, процесс лишения пенсии должен быть персонализирован, и лишение пенсии может последовать только в результате отдельного судебного постановления

Пенсия – часть социального договора, который гражданин заключает с государством, причем она является результатом того, что свою-то часть договора гражданин выполнил. Теоретически, процесс лишения пенсии должен быть персонализирован, и лишение пенсии может последовать только в результате отдельного судебного постановления.

Но, разумеется, это все теория, которая в нашем случае легко попирается соображениями некоей «высшей целесообразности», точно так же, как отсутствующее определение суда часто сублимируется силлогизмом: «Там живут сепаратисты, а сепаратистам пенсия не положена». Гражданам, которые выехали с территории, подконтрольной «ЛНР» и «ДНР», в Украину и оформили статус переселенца, выплата пенсий была возобновлена.

Старики «устраиваются». «Устройство» предполагает, что старик выезжает на территорию, подконтрольную Украине, оформляет соответствующие справки в Пенсионном фонде и – вуаля! – начинает получать пенсию на банковскую карту, которую можно обналичить и дома

Коль скоро любая «теория суха, а древо жизни пышно зеленеет», процесс оформления статуса переселенца вскоре был доведен до автоматизма. По той удивительной причине, что жить надо, а других источников доходов, помимо пенсии, у большинства пожилых людей нет в принципе. Описывать процедуру я не буду, она общеизвестна, даже те, кого это непосредственно не коснулось, так или иначе слышал от друзей и знакомых о том, как их старики «устраиваются». «Устройство» предполагает, что старик выезжает на территорию, подконтрольную Украине, оформляет соответствующие справки в Пенсионном фонде и – вуаля! – начинает получать пенсию на банковскую карту, которую можно обналичить и дома, благо, есть пункты обналички. Поскольку процент, выставляемый пунктами за услугу, не всем старикам нравится, некоторые отправляли «гонца в Украину». «Гонец» сбирал с желающих карты и обналичивал чохом в банкомате Северодонецка, Харькова или в Станице Луганской.

Мы помним, что это все происходит в условиях очень и очень непростого въезда в Украину с территории, подконтрольной «ЛНР/ДНР». Вряд ли кому-то нужно напоминать о блокировке по линии разграничения. О введении с января 2015 года режима оформления пропусков для проезда на территорию Украины. О том, что бои продолжаются, и автобус, едущий туда и обратно, подвергается многим опасностям. И что, в конце концов, ехать – недешевое удовольствие.

В марте 2015 года свои пенсии стала платить и «ЛНР». Пенсии выплачиваются в рублях по внутреннему курсу. Это означает, что гражданин, чья украинская пенсия составляет 1000 гривен, получит 2000, а не 2500 рублей

В марте 2015 года свои пенсии стала платить и «ЛНР». Пенсии выплачиваются в рублях по внутреннему курсу. Это означает, что гражданин, чья украинская пенсия составляет 1000 гривен, получит 2000, а не 2500 рублей. Для получения лнровской пенсии гражданин должен подписать обязательство «не получать пенсию больше нигде» и ознакомиться с описанием санкций, которые последуют, если это условие не будет выполнено. Не совсем понятно, зачем это нужно и что означает, кроме, возможно, какого-то джентльменского соглашения «лнровской» и украинской власти, устного или письменного.

Никто, конечно, получая «лнровскую» пенсию, от украинской не отказался

Несмотря на это, никто, конечно, получая «лнровскую» пенсию, от украинской не отказался. Как я полагаю, не из-за несовершенства человеческой природы, а поскольку 2000 рублей в Луганске сейчас меньше, чем ничего. Упражнение в джентльменстве, очевидно, не привлекло пенсионеров уже потому, что требовало выйти за рамки здравого смысла.

В Украине началась кампания борьбы с лже-переселенцами, а чтобы не запутаться, притормозили выплаты значительному количеству переселенцев

Однако, если Магомет не перестает получать пенсию от Сезама сам, то Сезам может все-таки закрыться. Признаки закрытия Сезама начали появляться уже зимой 2016 года. Украинское правительство и прежде не забывавшее про «стариков-сепаратистов», теперь ни на шутку взволновалось темой пенсионных расходов на них и породило очередную глубокую мысль о том, что происходящее неправильно, что «стариков-сепаратистов» (то есть пенсионеров, живущих в «ЛНР/ДНР») кормить не надо, а лучше сэкономить и потратить эти деньги по-другому (например, приобрести несколько золотых батонов или купить новые машины членам правительства). В Украине началась кампания борьбы с лже-переселенцами, а чтобы не запутаться, притормозили выплаты значительному количеству переселенцев.


Итак, вы можете вырастить детей почтительными, добрыми и самоотверженными. Причем одновременно большими начальниками. Допустим, ваш сын станет украинским таможенником. Когда вы будете совсем старым луганчанином, он поможет вам оформить пенсию в Северодонецке, например. Вам просто нужно будет дать ему свой паспорт. Потом ваш сын-таможенник будет каждый месяц возить вам ее, вашу пенсию, потому что не можете же вы оставить центру обналички двадцать рублей, а украинскому таможеннику лишний раз пересечь линию разграничения ничего, кроме удовольствия, конечно, не может доставить.

В тех же случаях, если вы вырастили не таможенника, а, например, программиста или космонавта и все-таки дожили в Луганске до весны 2016-го, то, когда зацветут сакуры, вам придется сесть в автобус и ехать в Украину. При том, что ради вашей поездки минские соглашения никто соблюдать не разбежался. Сиделки или медработника, который курировал бы ваше состояние, в этом автобусе не будет. Да и в Пенсионном фонде, куда вы направляетесь, тоже. Да и в службе социальной защиты того района, где вы зарегистрированы как переселенец. Зато будет очередь таких же, как вы, длиной, примерно, пятьсот человек.

Гугл говорит, что от Луганска до Харькова можно добраться за 5 часов и несколько минут, а от Луганска до Станицы Луганской за 20 минут. Наивный Гугл…

Ваше время в пути – 20 и более часов. Гугл говорит, что от Луганска до Харькова можно добраться за 5 часов и несколько минут, а от Луганска до Станицы Луганской за 20 минут. Наивный Гугл… Все, что потребуется для возобновления выплат украинской пенсии – дать возможность социальным работникам убедиться, что вы точно переселенец, а не притворщик. То есть пожить в чужом городе пару недель или месяц, чтобы социальные работники застали вас по указанному адресу, когда придут с проверкой. Выбор места жительства – на ваше усмотрение.

Мне кажется, имея перед глазами такое будущее, само устройство которого предполагает не железное, а алмазное здоровье в 70-80 лет, размышлять, как мой глупый молодой друг, о том, «кто будет подавать в старости стакан воды и как их на это мотивировать уже сегодня», просто нелепо.

Тот, кто способен два-три раза оформить украинскую пенсию, сам у кого угодно цистерну с водой отнимет

Тот, кто способен два-три раза оформить украинскую пенсию, сам у кого угодно цистерну с водой отнимет. Жаль только, что настолько крепкий здоровьем человек еще тридцать лет тому назад не решился уехать навсегда в любую страну, не столь прекрасную, как наша, но толкующую законы гораздо менее вдохновенно.

Петр Иванов, психолог, город Луганск

Думки, висловлені в рубриці «Листи з окупованого Донбасу», передають погляди самих авторів і не конче відображають позицію Радіо Свобода


Надсилайте ваші листи: DonbasLysty@rferl.org

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...

Показати коментарі

XS
SM
MD
LG