Доступність посилання

22 Жовтень 2017, Київ 04:44

Разговоры о размене Сирии на Украину нужно забыть – эксперт


Телега проезжает мимо отеля «Аль-Хаким» в подконтрольном повстанцам районе Алеппо

(Друкуємо мовою оригіналу)

Как будет развиваться ситуация в Сирии после взятия Алеппо и Пальмиры и до чего может «довоеваться» Россия? Какой расклад сил на Ближнем Востоке устроит США после избрания Дональда Трампа? И оправдаются ли давние опасения о размене украинского Донбасса и Крыма на Сирию.

По мнению эксперта-международника Тарас Чорновила, США – единственное государство, которое боится Россия, на данный момент фактически обезглавлено.

Тарас Чорновил
Тарас Чорновил

«Там происходит не просто смена президента, а изменение команды президентской на кардинально другую. Президент Обама уже ничего, фактически, сделать не может. Россия решила использовать этот период до 20 января для того, чтобы полностью взять под контроль всю Сирию, окончательно зачистить все, что там есть. И я очень боюсь, что это может распространиться (если они успеют) на Украину. Еще больше месяца. Это время стало для Сирии неимоверно трагическим, а для нас тревожным», – говорит Чорновил.

Кроме того, по его словам, Россия фиксирует плацдарм перед вступлением в полномочия президента Дональда Трампа.

«Что сделает Трамп после 20 января? Первое его заявление будет стандартным, которое говорят все президенты США: о перезагрузке отношений с Россией. И России очень нужно, чтобы эта перезагрузка начиналась в формате: «Сирия наша территория, мы контролируем Ближний Восток», – говорит он.

Попытки легитимизировать группировки «ЛНР» и «ДНР» в составе Украины, по мнению Черновила, никак не размениваются на Сирию.

Эксперт по безопасности Юрий Костюченко считает, что вопрос обмена Украины на Сирию не стоит и нужно оставить эти разговоры.

Юрий Костюченко
Юрий Костюченко

«До этого мы обменивали Украину на греческий дефолт, на «Северный поток», на «Южный поток», еще на что-то. Давайте уже прекратим эти разговоры. Это бессмыслица. Мы имеем дело с ценностным конфликтом, в котором такие сделки неуместны. Мы можем поговорить о том, что новая Администрация США может пересмотреть условия договоров. Да может. У России или Асада, а единственное, что может делать Россия в Сирии – это поддерживать стабильность режима, не самые лучшие позиции. Асад и его союзники контролируют около 15% территории. Это минимальное, что контролируют стороны конфликта. Оппозиция контролирует около 20%, «Исламское государство» около 30%. И то, что захвачено Алеппо – это победа. Но это пиррова победа, победа даже не имиджевая, ведь мы видим, что о ситуации с Алеппо говорят в мире», – считает эксперт.

Кроме этого, Костюченко высказал мнение о ситуации с сирийскими беженцами в Европе.

«Давайте считать сколько беженцев, где находится. На кого приходится основной удар по беженцам. Маленькие Иордания или Ливан, где находятся по полтора миллиона беженцев, и Европа, в которой сирийских беженцев зарегистрировано 160 тысяч. Это пропагандистский жупел. Это элемент пропаганды больше, чем проблема», – считает Костюченко.

По его мнению, в России рассматривается вопрос о наземной операции в Сирии. Но этому препятствует ряд факторов.

«Россия вышла на максимальные возможности своей логистики. Более 800 тысяч тонн они ежегодно перебрасывают в Сирию, но это, наверное, максимум их возможностей на сегодняшний день. А без увеличения поставок туда, вводить туда большой контингент смысла нет. Для того, чтобы взять там ситуацию под контроль, России нужно вводить около 100 тысяч войск – полноценную армейскую группировку. Это сделать невозможно, потому что это невозможно обеспечивать. Тогда нужно сужать задачи – брать под контроль только прибрежные территории и этого будет достаточно», – говорит Юрий Костюченко.

ВЫПУСК ПОЛНОСТЬЮ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG