Доступність посилання

23 Червень 2017, Київ 14:59

Такие конфликты, как на Донбассе, не замораживаются в принципе – Ермолаев


У посольства России в Украине общественные активисты провели акцию «Преступления Путина в Сирии». Киев, 15 декабря 2016

(Друкуємо мовою оригіналу)

Еще один год Минских переговоров подходит к концу. Чем он ознаменовался для Украины, нашлось ли решение ситуации на Донбассе? Политики и эксперты говорят, что в «минском формате» нет смысла и он себя исчерпал, другие утверждают, что только такой формат помогает выиграть время и избежать массового кровопролития и тотальной войны. Так есть ли смысл в Минске?

Такие конфликты, как на Донбассе, не замораживаются в принципе

Директор института «Новая Украина» Андрей Ермолаев, комментируя ситуацию в эфире радиограммы «Донбасс.Реалии», заявил: «Такие конфликты, как на Донбассе, не замораживаются в принципе. Мы можем говорить о замораживании, как об определенном режиме, но в таком случае речь должна идти о четких сроках и правилах. Грубо говоря, замораживание, как возможность сторонам договориться о сроках, правилах. С четким ограничением ведения боевых действий, спецопераций, режима перемещения... Но там должна быть заложена цель. Других сценариев замораживания просто быть не может. Речь идет о регионе с населением, которое сопоставимо с небольшой европейской страной. Нужно искать путь развития».

Ермолаев считает, что использования такого дипломатического языка, который сейчас используется в Минске – не правильно.

Нам нужен переговорный, а не контактный Минск

«Сама постановка вопроса о прекращении или не прекращении Минска – провокационна, ведь речь идет о том, вести или не вести переговоры. Нам нужен эффективный переговорный режим. Главная проблема встреч в Минске в том, что речь идет о переговорах контактной группы. Как корабль назовешь... Если эксперты и дипломаты используют язык: «соглашение», «обязательства», то нужно понимать, что речь идет о необязательных решениях. И стороны там представляют представители. Есть определенная договоренность сторон в том, что Минск выполняет роль антуража реальной дипломатии, итоги которой нам сейчас не известны. Нам нужен переговорный, а не контактный Минск. Для того, чтобы был переговорный Минск, нам нужно, чтобы участники получили определенный статус. Они должны представлять органы власти, законодательной власти. Я, прежде всего, говорю о том, что это касается украинской стороны», – считает политолог.

Андрей Ермолаев
Андрей Ермолаев

Важным, по словам Ермолаева, должно стать продолжение и развитие «нормандского формата» переговоров.

«Нам нужна перезагрузка «нормандского формата». Эти переговоры тоже часто носят консультативный характер. Они работают протокольно, а нам бы хорошо хотя-бы меморандумы, регулярность встреч и часть участников находятся под угрозой потери интереса к Украине. Ведь двое участников находятся на пороге выборной компании в следующем году. Украина уже несет на себе ответственность за подрыв авторитета этих участников потому-что «План Мореля», «План Штайнмайера», инициативы и обязательства в поддержку Минских соглашений, они к сожалению уже пожертвовали своими рейтингами. Украинский вопрос у них вызывает раздражение. Есть опасность, что как-раз «нормандский формат» будет заморожен», – говорит он.

По словам эксперта, от Украины ждут предложений в переговорах.

«Почему у нас есть «План Мореля», «План Штайнмайера», а нет плана Климкина или коалиции. 16 год – был годом отложенных событий и Украину, будут принуждать к миру. И очень бы не хотелось, чтобы это принуждение осуществлялось за закрытыми дверьми на уровне сильных мира сего – Ялта-2. Украина должна принимать участие в решении вопроса. И принимать решение о судьбе страны внутри», – отмечает Андрей Ермолаев.

ВЫПУСК ПОЛНОСТЬЮ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG