Доступність посилання

18 Серпень 2017, Київ 17:25

Владимир Рубан рассказал, что его связывает с Надеждой Савченко


Владимир Рубан

(Друкуємо мовою оригіналу)

Вопрос остановки процесса обмена пленными и от кого зависит его разморозка в студии радиопрограммы «Донбасс.Реалии» обговорили гости эфира – руководитель украинского центра освобождения пленных «Офицерский корпус» Владимир Рубан и политолог Олег Саакян.

По мнению Рубана продвижение вопроса обмена напрямую зависит от решений президента Украины Петра Порошенко и лежит в политической плоскости.

Первый вопрос – вопрос квалификации переговорщиков, второй вопрос – желание первого лица государства. У него все бразды правления

«Первый вопрос – вопрос квалификации переговорщиков, второй вопрос – желание первого лица государства. У него все бразды правления как верховного главнокомандующего. У него больше полномочий, чем у Януковича в свое время. Поэтому буквально одним решением он может выполнить условия, которые выдвигает вторая, третья сторона. Он этого не делает. Когда стороны выдвигают заранее невыполнимые требования, я им предлагаю компромисс, что такой или такой вариант лучше. В некоторых случаях я говорю о моральных аспектах, в некоторых о чести, о долге, о бытовых аспектах, о практичности», – говорит он.

Одной из проблем переговорщиков по обменам Рубан назвал неопределенность в списках и формулах кого на кого менять, сколько на сколько.

На сегодняшний день они просят, что «отдайте нам 730 человек». Мы не знаем, что это за 730 человек

«В моей практике было несколько обменов, когда я завозил и передавал боевикам одного сепаратиста и получал за него 42-50 человек. Министерство обороны распространило формулу, что менять будут «как у Рубана» – 1 к 16. Коэффициент обмена военнопленными. На что «донецкая сторона» просто стала в ступор, что мы этого не понимаем и вообще прекращаем все обмены. Мне и нашей команде стоило много усилий, чтобы разблокировать тогда этот процесс. Было много остановок. На сегодняшний день они просят, что «отдайте нам 730 человек». Мы не знаем, что это за 730 человек, но эти эфемерные 730 человек – те, которых просит та сторона. И мы начинаем торговаться, как коммерсанты», – рассказывает он.

По его убеждению вопрос пленных с обоих сторон сознательно тормозится в Минских переговорах.

«Здесь идет театр и игра. Я представляю украинскую сторону. Я не хочу говорить за «донецкую сторону». Если президент Порошенко повторит подвиг Нитаньяху и завтра к вечеру мы всех поменяем и у нас не будет пленных ни с одной, ни с другой стороны, о чем мы будем говорить в Минске. Дальше мы будем говорить только о прогрессе, о прекращении войны, об экономических вопросах...».

Отвечая на вопрос зрителя о его связи с Надеждой Савченко, Рубан отметил, что до сих пор он не вышел из процесса по обмену пленными только благодаря народному депутату Савченко.

С Надеждой Савченко меня объединяет 17 июля 2014 года, когда она попала в плен. В этот день мы договорились о первом перемирии. С Савченко мы оба – летчики. В переговорах Савченко с Захарченко и Плотницким, мое дело было выполнить роль таксиста. Я подвез

«С Надеждой Савченко меня объединяет 17 июля 2014 года, когда она попала в плен. В этот день мы договорились о первом перемирии. По линии Министерства обороны была поставлена задача забрать тела погибших десантников, которые погибли при заходе на посадку Ил-76 в Луганский аэропорт. И в этот же день была контратака, был бой и Савченко попала в плен. Через 3 дня мне поставили задачу, она исходила от президента и была приоритетной – вытащить из плена офицера, женщину, летчика Савченко. До этого я не знал о ней. С Савченко мы оба – летчики. Я был у нее на суде. Как летчики мы понимаем друг друга лучше. В переговорах Савченко с Захарченко и Плотницким мое дело было, как сказал один парень из Донбасса, выполнить роль таксиста. Я подвез», – говорит Владимир Рубан.

Комментируя слова Рубана, политолог Олег Саакян отметил, что важно понимать то, что вопрос переговоров по освобождению пленными используется Российской Федерацией для давления на Украину и, прежде всего, на украинское общественное мнение.

Любой обмен пленных – это хорошо. Но это все таки война, в которой Россия использует любую возможную ситуацию для того, чтобы ослабит своего противника. То есть Украину. Обмен Россия использует в своих целях

«Любой обмен пленных – это хорошо. Но это все таки война, в которой Россия использует любую возможную ситуацию для того, чтобы ослабит своего противника. То есть Украину. Соответственно, обмен Россия использует в своих целях. Пленные – это ресурс и его Россия как-то конвертирует и использует. Я не преумоляю, ни в каком случае, например патриотических побуждений Надежды Савченко, но нужно понимать, что это игра в которой играют все и всеми. И играя в этой игре можно тоже стать заложником и ресурсом. И нужно осознавать четко все возможные риски в этой ситуации и все возможные за и против. Речь идет о жизни людей. И нужно осознавать, когда важнее жизнь гражданина или безопасность государства. В каких случаях мы должны пожертвовать жизнью гражданина ради безопасности государства и должны ли пожертвовать безопасностью государства. Это очень сложный вопрос», – резюмирует Олег Саакян.

ВЫПУСК ПОЛНОСТЬЮ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...

ВАС МОЖЕ ЗАЦІКАВИТИ

XS
SM
MD
LG