Доступність посилання

16 Серпень 2017, Київ 16:17

«Я единственный говорящий свидетель во всей этой истории» – журналист Бобровников


Алексей Бобровников

Журналист Алексей Бобровников вынужден был покинуть Украину из-за того, что в его адрес поступали угрозы. Об этом он рассказал «Донбасс.Реалии». Бобровников занимается расследованием гибели членов мобильной группы по борьбе с контрабандой в зоне проведения АТО Андрея Глущенко (Эндрю) и Дмитрия Жарука. Нападение на группу было совершено в районе города Счастье Луганской области в сентябре 2015 года. Бобровников считает представителей силовых структур Украины, а также ряд военных чинов причастными к покрывательству незаконного провоза товаров (в том числе наркотиков) через линию разграничения на Донбассе. Подтверждают ли слова Бобровникова люди, постоянно находящиеся в зоне боевых действий? И какие подробности излагает сам журналист? Предлагаем вашему вниманию фрагмент интервью с Алексеем Бобровниковым и мнения экспертов о свидетельствах журналиста.

– Вы говорите об угрозах в Ваш адрес, но почему они поступали именно Вам и в какой форме?

– Я – единственный говорящий свидетель во всей этой истории. Я не ключевой свидетель, но все другие или молчат, или запуганы до смерти, или задействованы в этом деле. Когда начинаешь активность в этом вопросе, начинаются, соответственно, в разных формах угрозы. Даже когда я не занимался этой темой и публично написал о том, что выхожу из дела. Это был отвлекающий маневр, ведь мне хотелось обезопасить себя от возможных рисков... Но угрозы приходят или от твоего источника, или проверенного информатора, который подходит к тебе и говорит, похлопывая по плечу: «Лучше бы тебе покинуть страну».

Вы говорите о вовлеченности украинских силовиков в процесс контрабанды. На каком уровне происходит реализация таких схем, знает ли об этом командование?

– Вообще теоретически и практически возможно все, что угодно. Я приведу пример. Например, когда мы с совсем другой мобильной группой, в другом секторе остановили груз кодеиносодержащих наркотических препаратов, это был момент пика напряжения между местными военнослужащими и местными сотрудниками СБУ, волонтерами и сотрудниками фискальной службы, которые в эту группу входили. В те дни, чтобы улаживать этот конфликт между контрабандистами и антиконтрабандистами, туда в 8 утра прибыл один из высокопоставленных генералов. То есть вот уровень вмешательства в подобного рода вообще-то хозяйственные инциденты.

– В чем причина наличия и развития контрабандных схем в зоне военного конфликта?

– Одна из трагедий вот этой нашей гибридной войны состоит в том, что в местах, где активные боевые действия не ведутся, а таких 90% фронта – условно, в таких местах солдаты и офицеры выполняют несвойственные им функции. Например, сопровождение грузов разного назначения. В том-то и причина всех этих смертей и разных историй.

– Оказывается ли противодействие контрабанде, и как на это реагируют задействованные в этом структуры?

– Могу сказать то, что я знаю, о том, что между Генеральной прокуратурой и ГУРом на каком-то этапе расследования гибели Глущенко происходили практически боевые столкновения. Перестрелки происходили между ними в момент следственных действий. Я это знаю, я не могу связать это с тем, что было сказано выше. Со стороны следственных органов такие подозрения присутствовали.

– Что должно произойти, чтобы Вы могли вернуться в Украину?

– Моя история абсолютно тесно связана с историей гибели моего источника, и я понимаю, что пока на свободе люди, совершившие это, я не имею возможности вернуться домой. Я опасаюсь, что это будут если не попытки пресечь мою деятельность, то попытки отомстить. Поэтому я не очень пока настроен возвращаться домой, но настроен продолжать работу по этому вопросу, помогать следствию, общественности, подталкивая государственные структуры к тому, чтобы они все-таки делали свою работу.

«Донбасс.Реалии» ожидают ответа от Службы безопасности Украины по поводу свидетельств журналиста Алексея Бобровникова.

А вот как комментируют опубликованную им информацию люди, которые непосредственно занимались борьбой с незаконным провозом товаров в зоне боевых действий на Донбассе.

Родион Шовкошитный, волонтер, активист Майдана, до недавнего времени – член сводной группы по противодействию контрабанде:

«Все, что он написал в своем и первом и втором комментарии, – это все его видение ситуации, которая там была. Те, что касается меня, другой мобильной группы, которая там была, которую пугали убийством и угрожали, то это соответствует истине. Это было так, он выезжал с нами в составе мобильной группы. И все, что он говорит об этом, соответствует действительности».

Бывший боец спецподразделения налоговой полиции «Фантом», а сейчас офицер ВСУ Наталья Мещерякова:

«Это его расследование, предположение. Но вы же понимаете, что контрабанда через линию столкновения, как и контрабанда через границу, без внимания сотрудников органов, которые контролем занимаются, или военных, как это на линии соприкосновения сторон, невозможна».

ВЫПУСК ПОЛНОСТЬЮ:

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG