Доступність посилання

24 Жовтень 2017, Київ 13:23

Разменная монета. Взгляд на смерть Болотова из Луганска


Первый руководитель группировки «ЛНР», которая в Украине признана террористической, Валерий Болотов. Оккупированный Луганск, 21 апреля 2014 года

(Друкуємо мовою оригіналу)

Смерть Валерия Болотова вызвала ожидаемую волну обсуждения в социальных сетях. Впрочем, ничего интересного никто из комментаторов не сказал.

Часто повторялся вопрос, почему столь значимый для группировки «ЛНР» человек столь поспешно дистанцировался от «республики» (уехал в августе 2014 года) и не принимал в ее жизни впоследствии сколь-нибудь заметного участия? Предсказуемо многие комментаторы вспомнили, что Болотов – далеко не первый в череде заметных людей, послуживших так называемой «ЛНР», которые закончили свой путь рано и трагически.

Однако в данном случае никто не педалировал версию насильственной смерти персоны. Возможно, потому что среди комментаторов было мало медиков. Или по какой-то иной причине, например, поскольку нет понимания, что такого было в Болотове, из-за чего он был обречен.

В общем, в очередной раз проявилось то свойство социальных сетей, что в них обмениваются репликами не столь профессионалы, сколь «честно мыслящие люди», со своим «мнением», которое в основном сводится к «за все хорошее против всего плохого».

Медийные персоны, позиционируемые как герои и жертвы событий последних трех лет, всего лишь «расходный материал», чьи имена помнятся зрителями лишь за счет того, что их ежедневно напоминают

Опытные журналисты и политологи (которым тоже бы не помешало, на мой взгляд, иметь немного познаний в медицине) попытались сделать заявку на то, что смерть Болотова инициирована потому, что это выгодно тем или иным силам, но довести эту мысль до конца не смогли. Не смогли даже добиться понимания своих постоянных читателей, которые высказались в том смысле, что медийные персоны, позиционируемые как герои и жертвы событий последних трех лет, всего лишь «расходный материал», чьи имена помнятся зрителями лишь за счет того, что их ежедневно напоминают. А как только перестанут напоминать, то все о них тотчас же и забудут.

Это верно, но может быть, не в том смысле, о котором ведут речь авторы такого мнения, но гораздо больше в оруэлловском смысле «переписывания газет». Как известно, эффект такого действия обеспечивается не только техническими возможностями заменить все архивы на новые, «правильные», но и пластичностью восприятия реципиентов, управляемостью их сознания.

То есть, повторюсь, совершенно бесполезно переписывать газеты, если читатели хорошо помнят, как все было на самом деле, и не забудут ни при каких обстоятельствах. Наш ли это случай?

В городе повторяется мысль «В Украину мы не вернемся никогда»

Если судить по передачам «Луганск 24», оставшиеся в городе хорошо помнят всю последовательность событий с весны 2014-го. Они помнят начало войны, «референдум», все, что было затем. Они «намерены стоять на своем», и часто повторяется мысль «В Украину мы не вернемся никогда».

Но не менее: «Альтернативы Минску нет». А «Минск» – это, как известно, возврат Луганска и Донецка в пределы юрисдикции Украины

Но не менее часто повторяется: «Альтернативы Минску нет». А «Минск» – это, как известно, возврат Луганска и Донецка в пределы юрисдикции Украины, со всеми вытекающими.

Логики в этом нет и быть не может. Но оруэлловщина, разумеется, выше логики. Основой оруэлловщины является соображение о том, что манипулировать сознанием можно сколько угодно и в любом направлении. Скажем, подсадить в него два взаимоисключающих посыла и по мере необходимости назначить один из них верным, а второй подчистить.

Теперь остается понять, какой из этих двух посылов имеет будущее.

Жителей Луганска можно лет тридцать продержать во мнении, что «Луганск никогда не вернется в Украину» и одновременно – что «альтернативы Минску нет»

С точки зрения логики внешнего мира, который, разумеется, во всех отношениях больше, чем группировки «ЛНР» и «ДНР» (я сейчас подразумеваю не взгляд на «республики», например, из Индии, а от тех персон и организаций, которые заварили кашу и контролируют ее информационное сопровождение), возможны оба варианта. Причем одновременно. То есть жителей Луганска можно лет тридцать продержать во мнении, что «Луганск никогда не вернется в Украину» и одновременно – что «альтернативы Минску нет». Можно вечно перестреливаться на линии соприкосновения. Вечно ходить в Станицу по пропуску и вечно оформлять визы для выезда в дальнее зарубежье у посреднических организаций.

Не менее вероятно и развитие событий на одном из двух обозначенных путей, с последующим «забыванием» второго. То есть либо между Украиной и территорией под контролем группировки «ЛНР» поставят жесткую стену, придадут респектабельность «эленеровским» документам и усилят правовой статус «республик» с точки зрения международных институтов. Либо соблюдут вполне все Минские соглашения, и в результате над ОГА снова взовьется украинский флаг.

Какой вариант окажется реальным? Боюсь, что этого никто не знает, и уточнение даже не рассматривается как нечто важное в тех структурах, от которых реально что-то зависит.

«Разменной монетой» являются не только медийные люди, чью самостоятельную значимость отрицают многие наблюдатели. Но и сама территория под контролем группировок «ЛДНР»

Поскольку «разменной монетой» являются не только медийные люди, чью самостоятельную значимость отрицают многие наблюдатели. Но и сама территория под контролем группировок «ЛДНР».

Второстепенная фишка, среди множества ей подобных в большой игре.

Значимость же отдельного гражданина, живущего на этой территории, разумеется, даже не нулевая. Счет идет на кучки. «В этом году население Луганска увеличилось на сто тысяч человек». «До войны на территории Донецкой и Луганской областей проживало около пяти миллионов людей, а теперь два с половиной». Имеют ли эти цифры какое-то значение для игроков? В какой-то степени, если счет идет на миллионы, но, конечно, не в том, какой вкладывают в него сами жители территорий или их руководители. Не сравнить с тем, что, например, каждого пассажира малазийского «Боинга» мир теперь знает в лицо и за каждого требуется ответить отдельно.

Довольно страшно, когда ты четко понимаешь, что тебя, в сущности, нет

Когда в Луганске задерживают какого- то очередного блогера, который вел «неправильную» страничку в сетях, я задаюсь вопросом: на кой ему это было надо, страничка эта? Чего гражданину не хватало? Ответ, впрочем, известен. Довольно страшно, когда ты четко понимаешь, что тебя, в сущности, нет. Ты существуешь не в том смысле, что ты – уникален, важен, неповторим, а лишь как микрочастица «миллиона с чем-то» еще проживающего на территории так называемой «ЛНР». Хочется как-то обозначить свое присутствие, «я есть». Например, страничкой, на которой ты просто выкладываешь дурацкие анекдоты, но зато на ней красуется твое фото. Тебя, неповторимого, уникального обладателя бессмертной души и «личности», которую еще не стерли бесконечным зомбированием.

Не минута славы даже. Минута бытия.

Петр Иванов, психолог, город Луганск

Думки, висловлені в рубриці «Листи з окупованого Донбасу», передають погляди самих авторів і не конче відображають позицію Радіо Свобода

Надсилайте ваші листи: DonbasLysty@rferl.org

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG