Доступність посилання

17 Серпень 2017, Київ 20:31

(Друкуємо мовою оригіналу)

Уже два года Украина живет в парадигме вторых Минских соглашений, подписанных в феврале 2015 года после боев за Донецкий аэропорт и Дебальцево. В обществе и экспертной среде отношение к ним остается диаметрально противоположным. Одни считают, что это предательство национальных интересов Украины, другие уверены, что только так удалось сдержать полномасштабную войну и сохранить тысячи жизней. Удалось ли чего-то добиться за эти два года Украине и другим сторонам переговоров, и какое будущее ожидает «Минск-2»?

Комплекс мер по выполнению Минских соглашений – документ, который был согласован на саммите в Минске 11-12 февраля 2015 года руководителями Германии, Франции, Украины, России и представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей. Основной целью подписания документа обозначена деэскалация вооружённого конфликта на востоке Украины. Главарь группировки «ДНР» Александр Захарченко и главарь группировки «ЛНР» Игорь Плотницкий, подписали документ без указания должности.

По мнению политолога Владимира Золотарева, де-факто соглашения мало что означают, так как каждая из сторон может трактовать их по-своему. Однако сам факт этих соглашений позволяет ссылаться на них в переговорах.

Переговоры, намеки, угрозы. Это неотъемлемый элемент этого состояния, в котором мы живем – ни мира, ни войны

«Вместо того чтобы прибегать к военным действиям, позволяет манипулировать на поле невоенном. Переговоры, намеки, угрозы. Это неотъемлемый элемент этого состояния, в котором мы живем – ни мира, ни войны. Без соглашений это состояние перешло бы или в состояние войны или состояние мира. И тут вопрос, кто больше что ценит: или болото, в котором мы живем, или перспективы и ясность», – говорит политолог.

Волонтер и ветеран боевых действий на Донбассе Мирослав Гай считает, что минские договоренности использовались, в том числе, как средства манипуляции общественным мнением в Украине. Кроме того, они вселили уверенность в том, что мир возможен очень скоро.

Мирослав Гай
Мирослав Гай

«Минск» изначально с нашей стороны преследовал те цели, которые декларировались. «Минск» – это средство затягивания переговоров, пока мы реформируем Вооруженные силы

«Те результаты и те цели, которые оглашались и должны были быть достигнуты в Минске, они не могли никогда быть достигнуты. В связи с целым рядом причин. Я не думаю, что «Минск» изначально с нашей стороны преследовал те цели, которые декларировались. Я думаю, что «Минск» – это была попытка затянуть противника в переговоры, попытка наладить диалог с террористами. Пока мы подтягиваем, условно говоря, спецназ. Я думаю, что «Минск» – это средство затягивания переговоров, пока мы реформируем Вооруженные силы – у нас была возможность за 2015 год отремонтировать ПВО, в этом году ремонтируется и ставится на вооружение авиация. Минск, при всех своих негативах, дал возможность шаткого перемирия. У нас гибло меньше людей, чем до договоренностей, во время Иловайска или Дебальцево», – считает Гай.

Директор Центра исследования Восточной Европы в Вашингтоне Николай Воробьев, оценивая международную оценку Минских соглашений, считает, что администрация Дональда Трампа еще не выработала окончательной позиции по ним, в то же время в Европе позиция остается неизменной.

Что касается имплементации Минских соглашений, Запад пока остается неизменным, пока там остаются Меркель и Олланд

«Что касается имплементации Минских соглашений, Запад пока остается неизменным, пока там остаются Меркель и Олланд. Они настаивают на том, чтобы санкции против России были продолжены до тех пор, пока Россия не исполнит свою часть Минских соглашений. Несмотря на то недавнее заявление посла Германии в Украине, в Европе, думаю, иначе. Сначала безопасностная часть, потом политическая. Что касается Трампа, то его позиция настолько непредвиденна, что он может и продолжить санкции, как сейчас, так и отменить их по договоренностям с Путиным. В обход Украины», – считает он.

Тем временем неоднозначная оценка Минских соглашений существует и со стороны пророссийских сил, воюющих на Донбассе.

Поддерживающий группировки «ДНР» и «ЛНР» публицист Дмитрий Ольшанский пишет:

«Новороссии» нет. «ДНР» и «ЛНР» нет. Есть отдельные районы Донецкой и Луганской области, «особенности» которых Украина милостиво обещала «учитывать». За это, собственно, и умерли десятки тысяч людей, и в том числе тысячи военных, которые имели несчастье поверить Эрэфии».

ВЫПУСК ПОЛНОСТЬЮ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...

ВАС МОЖЕ ЗАЦІКАВИТИ

XS
SM
MD
LG