Доступність посилання

21 Вересень 2017, Київ 12:36

Стипендия, общежитие и уровень нагрузки: чем украинское образование отличается от европейского?


Фото из личного архива Надежды Золотаревой

(Друкуємо мовою оригіналу)

Израиль, Германия и Швейцария вместо Донецка и Луганска. Молодежь с Востока Украины теперь получает образование и за рубежом. «Донбасс.Реалии» начинают новую рубрику «Мир глазами переселенцев», в которой расскажут, чем же отличается жизнь в Украине и других странах. И начнем с образования. Вместо лекций, написанных от руки, европейские студенты предпочитают набирать конспекты на ноутбуках или скачивать готовые слайды. Вместо общежитий с комнатами на четверых – у них съемные квартиры. Вместо карточек и ящичков в библиотеке – электронная база.

Луганчанка Надежда Золотарева приехала учиться в Израиль по специальности «педагог» по программе МАСА для еврейской молодежи со всего мира. Говорит, проект рассчитан на людей возрастом от 18 до 30 лет. С помощью этой программы обучения можно либо получить образование сразу после школы, либо повысить квалификацию. Училась она на территории академического колледжа Ораним в городе Хайфа на севере Израиля. По словам Надежды, больше всего она боялась сложностей в изучении иврита.

«Мои одногруппники либо уже знали иврит, либо перед программой его изучали. А я ехала с «нуля». Ничего не учила. Первый раз видела все эти «закарлючки». Там же все по-другому: пишут слева направо. Думала, что никогда этот язык не выучу. А мы же будущие педагоги. Нам нужно знать иврит. Но по окончании программы знала язык, конечно, не идеально, но на бытовом уровне могла говорить», – рассказывает Надежда.

Участники программы МАСА. Фото из личного архива Надежды Золотаревой
Участники программы МАСА. Фото из личного архива Надежды Золотаревой

В Израиле сначала армия, а потом университет

Первая отличительная черта израильского образования – это возраст студентов, рассказывает Надежда. Если в Украине в университеты идут сразу после школы, то в Израиле сначала надо отслужить три года в армии.

После армии они еще год путешествуют. Это у них такая компенсация за три года службы. А уже потом они становятся студентами

«После армии они еще год путешествуют. Это у них такая компенсация за три года службы. А уже потом они становятся студентами. Они, когда узнавали, что в 25 мы уже магистры, очень удивлялись», – рассказывает луганчанка.

Впечатлило луганчанку и разнообразие и содержание предметов. Так, на лекциях «Художественное образование» студентам рассказали, как делать уроки интересными и творческими. На «Языковедении» объясняли, как работать со школьниками из двуязычных семей. Отдельный предмет посвящен обучению работе с детьми-аутистами.

Надежда Золотарева. Фото из личного архива Надежды Золотаревой
Надежда Золотарева. Фото из личного архива Надежды Золотаревой

«Еще один интересный предмет – это робототехника. У них целая кафедра, которая занимается разработками таких технологий. В школах очень популярно использовать таких роботов. К примеру, на уроках математики. Детям дают задачу – рассчитать, с какой скоростью будет двигаться робот из пункта А в пункт Б», – говорит Надежда.

В израильских университетах нет официоза

Также Надежда отметила, что в Израиле совершенно другой подход к образованию. К примеру, в школах ученик может не выполнить домашнее задание, и не будет из-за этого переживать так, как украинские школьники.

Нашим школьникам, которые приезжают сюда, становится не по себе от такого спокойствия. Ведь у нас программа постоянно летит вперед. А тут – медленно и равномерно

«У них нет такого напряжения. Никто не переживает. Учитель не будет ругать или отчитывать: если не сделал в этот раз что-то, то потом выполнишь. Нашим школьникам, которые приезжают сюда, становится не по себе от такого спокойствия. Ведь у нас программа постоянно летит вперед. А тут – медленно и равномерно», – рассказывает Золотарева.

В университетах тоже все выполняется по желанию, говорит Надежда. И отношения с преподавателями у студентов более дружеские.

По программе МАСА стипендиаты посетили Кнессет – парламент Израиля. Фото из личного архива Надежды Золотаревой
По программе МАСА стипендиаты посетили Кнессет – парламент Израиля. Фото из личного архива Надежды Золотаревой

На иврите нет обращения на Вы, поэтому даже к преподавателю обращаются на «ты». Тут он не учитель, а скорее друг

«У них нет такого официоза. Преподаватель зашел – все встали. На иврите нет обращения на Вы, поэтому даже к преподавателю обращаются на «ты». Тут он не учитель, а скорее друг. Можешь поделиться переживаниями, обсудить последние новости или фильм», – объясняет луганчанка.

До военного конфликта на востоке Украины Надежда работала в Луганской областной библиотеке имени Горького, поэтому рассказала и об израильских библиотеках, сравнив их с украинскими.

«Приятно, что наша «Горьковка» (библиотека имени Горького – ред.) была на высоком уровне. Сравнивая с местными библиотеками по комплектации книгами, она не уступает. Там были и детские, и взрослые, и научные, и фантастика…На выбор. Обслуживание тоже очень высоко оценивалось. Единственное, у нас хуже интерьер. Но это не вина библиотекарей, а проблема финансирования», – говорит Надежда.

Образование в Швейцарии: университеты и профессиональные школы

Дончанка Анна Перехода с 15 лет мечтала поступить в Лозаннский университет. Впервые девушка приехала в Швейцарию в летнюю языковую школу, где несколько месяцев изучала французский. В университет сначала поступила в Украине, а потом мечтала сбылась – Анна стала студенткой Лозаннского университета по специальности «политолог». Говорит, первое, что впечатлило – «максимальная информатизация».

Читальный зал библиотеки Лозаннского университета. Фото из личного архива Анны Переходы
Читальный зал библиотеки Лозаннского университета. Фото из личного архива Анны Переходы

Эти карточки, ящички, миллионы запретов, ужасное хранение документов. Очень обидно за украинских библиотекарей и особенно за студентов, у которых эта система может отбить желание заниматься наукой

«Можно подавать документы на поступление через интернет, а не ехать в другой город и стоять в очереди, как у нас это любят. Весь обмен учебными материалами между преподавателями и студентами осуществляется на электронной платформе. Любые книги, которые мне нужны, я могу заказать через интернет, и потом забрать их в библиотеке. Хорошо, что у нас есть доступ ко всем новым публикациям и статьям. Такой подход мотивирует заниматься наукой. Чего не скажешь про некоторые украинские библиотеки… Эти карточки, ящички, миллионы запретов, ужасное хранение документов. Очень обидно за украинских библиотекарей и особенно за студентов, у которых эта система может отбить желание заниматься наукой», – говорит Анна.

Также Анна Перехода отметила, что с плагиатом в научных работах в ее университете очень строго. Каждый материал проверяется с помощью специальной программы. При выявлении плагиата в работе студента могут даже отчислить из университета.

«Преимущества украинского образования – это общежития и стипендии».

В университет идут в основном те, кто планирует заниматься наукой или преподавать

Образовательные учреждения в Швейцарии поделены на два типа – университеты и профессиональные школы.

«Это одинаковый уровень. Здесь учатся по 5 лет. Но в профессиональных школах научное ориентирование на практику. Все, что касается администрации, экономики, торговли и т.п. Здесь они будут не только учиться, но и одновременно работать на предприятиях, ориентированных на их специальность. А в университет идут в основном те, кто планирует заниматься наукой или преподавать», – объясняет Анна.

Лозаннский университет. Фото из личного архива Анны Переходы
Лозаннский университет. Фото из личного архива Анны Переходы

По словам Анны, главные преимущества украинского образования – это общежития и стипендии. В Лозанне студентам не предоставляется жилье. Поэтому каждый арендует то, что ему по карману. А стипендии, в отличие от Украины, платятся не за уровень знаний.

В Украине нет альтернативы высшему образованию: так как нет профессиональных школ, то остаются только университеты

«Стипендии даются тем, кто оказался в сложной финансовой ситуации на непродолжительное время, в течение которого ты должен найти работу или решить свои проблемы. А гранты выдаются на определенные исследования. В Украине нет альтернативы высшему образованию: так как нет профессиональных школ, то остаются только университеты. Если же отменить украинские стипендии, то такое решение закроет дорогу к высшему образованию всем, кто не в силах оплатить свою учебу», – говорит Перехода.

В Швейцарии студенты не допускают нарушений своих прав

По словам Анны, студенческая жизнь в Швейцарии очень яркая. Немалую роль в этом играют студенческие ассоциации. Именно они занимаются организациями различных культурных мероприятий. Например, сама Анна Перехода в своем университете проводила лекцию про политическую ситуацию в Украине.

«После Майдана, но до военного конфликта, и профессора, и студенты часто не понимали, что же происходит в Украине. Как раз в то время в Донецке захватывали администрацию. Здесь складывались такие предубеждения, что все же конфликт возник из-за языковых и культурных различий. Хотя в той же Швейцарии свои различия: 4 языка и культуры. Рассказала, какие именно политические и исторические предпосылки существовали, какие внешние силы здесь замешаны», – рассказала Перехода.

Анна Перехода работает ассистентом преподавателя. Фото из личного архива Анны Переходы
Анна Перехода работает ассистентом преподавателя. Фото из личного архива Анны Переходы

Также Анна Перехода отмечает, что швейцарские студенты не допускают нарушений своих прав, иначе протестуют против администрации.

Если бы швейцарские студенты не были бдительные и не проявляли активность, то уровень бюрократического абсурда здесь немногим бы отличался от Украины

«Многие ассоциации созданы с целью защиты прав студентов, они заботятся о пресечении дискриминационных практик в кампусе. Я училась раньше в одном киевском университете, который стал в последнее время печально известен тем, что его администрация отчисляет студентов за их политическую позицию и за участие в протестах. Поэтому я приятно удивилась, когда в первые же месяцы моего пребывания в Лозанне увидела протест студентов перед зданием университета. Если права студентов нарушаются, они прибегают ко всем возможным механизмам давления. Для этого существуют профсоюзы, они особенно эффективны. Я думаю, что если бы швейцарские студенты не были бдительные и не проявляли активность, то уровень бюрократического абсурда здесь немногим бы отличался от Украины», – говорит Анна.

Лекции в Германии: вместо конспектов – слайды

Если в Швейцарии с общежитиями проблема, то в Германии – они есть, но принадлежат определенным студенческим организациям, рассказывает луганчанка Наталья Маныч. Сейчас она заканчивает двухлетнюю магистратуру по специальности «Международные медиаисследования» по программе Deutsche Welle и двух университетов немецкого города Бонн. По словам Натальи, эта программа собирает людей из развивающихся стран, кроме того принять участие могут и жители Евросоюза, но на контрактной основе.

Они пытаются всех вывести на один уровень и далее усовершенствовать. Тут главное – не просто научить, а обменяться опытом

«Они собирают людей с очень разным образованием. У нас есть журналисты, бизнес-администраторы, маркетологи, аудиовизуальщики. Людей собрали настолько разных, что первое время было очень сложно. Одни кричат: «Много информации. Подождите. Мы не успеваем». Другие – наоборот: «Мы это все знаем. Дайте что-то новое». Они пытаются всех вывести на один уровень и далее усовершенствовать. Тут главное – не просто научить, а обменяться опытом», говорит Наталья.

Немецкие студенты предпочитают аренду квартир вместо общаг

Жилье для студентов в Германии не такая проблема, как в Швейцарии. Жить в немецком общежитии дешевле, чем снимать квартиру, но ненамного, объясняет Наталья. Поэтому немецкие студенты предпочитают все-таки аренду квартир, объединяясь по несколько человек.

«В Бонне очень сложно с жильем. Чтобы его снять, надо искать за 3-4 месяца. Общежития здесь разные. Бывают квартирного типа: личная комната и санузел, а кухня общая. Есть, где и кухня своя. Можно найти и вариант, где кухня и санузел на весь этаж, но в комнате ты живешь все равно сам», говорит Наталья.

В немецких университетах не принято напоминать и следить за тем, а выполнил ли студент все, что должен, рассказывает луганчанка. К примеру, чтобы сдать экзамен, надо зарегистрироваться в системе онлайн. Если студент этого не выполнит, то не получит доступ к аттестации. И эту проблему не помогут решить даже преподаватели.

Оценивание «модулей» проходит анонимно

Для украинских студентов непривычен немецкий формат занятий, говорит Наталья Маныч. Семинаров в немецком университете не бывает. А вся теория подается с помощью слайдов.

В украинских университетах стремятся к такой подаче материала, а я попробовала на себе и поняла, что не надо. Это сумасшествие

«Здесь слайды – это не иллюстративный материал. Это просто текст. Есть предметы, где за весь курс 200 слайдов, а есть – где за полтора часа такое же количество. В украинских университетах стремятся к такой подаче материала, а я попробовала на себе и поняла, что не надо. Это сумасшествие», говорит Наталья.

Отличия от украинской системы проявляются во многом, говорит Наталья. Курсовые работы в Германии занимают 9-11 страниц, а не 30, как привыкли украинские студенты. Самая высокая шкала оценивания – 1.0, самая низкая – 4.0. В одном экзамене собрано сразу несколько дисциплин. Отличается и оценивание работ, говорит Наталья.

«Во-первых, преподаватели не знают, чью работу, они проверяют. Листочки не подписаны. Во-вторых, так как в модуле собрано несколько дисциплин, то каждую проверяет отдельный преподаватель, специализирующийся на ней. Иногда по несколько проверяющих на один предмет. Все они ставят баллы, которые в итоге суммируются. И преподаватель одного предмета, не знает, что поставил другой. И не получается нашей привычки: «Два балла не хватает, добавлю». Все объективно», рассказывает Наталья.

Наталья Маныч. Фото из личного архива Натальи Маныч
Наталья Маныч. Фото из личного архива Натальи Маныч

«В Украине более универсальное образование»

Также луганчанка отмечает, что уровень украинского образования может соперничать с немецким.

Материально-техническая база у них сильнее. А вот с точки зрения уровня знаний – все зависит от преподавателя. У них есть замечательные теоретики и практики, а встречаются и уровень «обнять и плакать». И у нас есть преподаватели, которые относятся и к первой категории, и ко второй

«Материально-техническая база у них сильнее. Во время практики мы можем взять ноутбуки, со всеми установленными программами от фотошопа до монтажных. Кроме того, в нашем распоряжении профессиональные камеры, ньюз-румы, звуковые комнаты. А вот с точки зрения уровня знаний – все зависит от преподавателя. У них есть замечательные теоретики и практики, а встречаются и уровень «обнять и плакать». И у нас есть преподаватели, которые относятся и к первой категории, и ко второй. Но все же у нас образование более универсальное, в Германии – узкие специальности», объясняет Наталья.

Кроме того, Наталья Маныч отметила, что и уровень нагрузки в немецких школах и университетах разный. Если школьники привыкли учиться, не напрягаясь, то в университете, где от них требуют постоянного изучения больших объемов материала, они просто теряются. Чего не скажешь про украинских школьников, говорит луганчанка, у которых более насыщенная программа. Поэтому и переход в университеты у украинцев проходит легче.

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG