Доступність посилання

22 Липень 2017, Київ 07:33

Дар’я Проказа

Донбас.Реалії

(Друкуємо мовою оригіналу)

23 июня в мире отмечали Международный день вдов. Радио Донбасс.Реалии выясняло, как украинки переживают смерть своих мужей на фронте, и как они находят силы заботится о себе и своих семьях дальше.

Три года назад Элина Галва звонила мужу и говорила: «Береги себя, ты нужен мне и детям», но все-таки понимала, что его долг – помогать неопытным солдатам выжить на фронте.

«Говорит, я не могу по другому, – цитирует Элина слова любимого. – Стоят передо мной, что 18-летние, что мужчины 65 лет с бородой. Все равно ничего не умеют. Их просто завтра убьют. И он ушел».

Элина с мужем
Элина с мужем

Вячеслав Галва был полковником Главного управления разведки Минобороны Украины, в 2009-м вел переговоры с сомалийскими пиратами про освобождение украинцев на судне «Фаина». Когда пришла война, то не смог оставаться в стороне. С первой же мобилизации пошел добровольцем воевать. Свой огромный опыт применял в подготовке бойцов батальона «Азов». После третьей ротации – не вернулся.

Фото со специального тактического тренинга памяти Вячеслава Галвы, который организовала его жена Элина Галва
Фото со специального тактического тренинга памяти Вячеслава Галвы, который организовала его жена Элина Галва
Он бы мог передать знания большему количеству людей, обучить больше воинов

«Он бы мог передать знания большему количеству людей, обучить больше воинов. Это была специально разработанная операция, чтобы его убрать. Противоборствующей стороне не выгодно, чтобы такие люди долго жили», – говорит Элина Галва.

Оправиться от утраты Элина не может и сейчас. Говорит: врут, что время лечит. Боль так и остается жить в тебе и по ночам раздирает изнутри. Справиться с горем ей помогла общественная деятельность. Муж Элины принимал посылки от волонтеров и переправлял их на фронт. Когда мужа не стало, его работу взялась выполнять жена.

Наверно, сформировался во мне стержень за эти годы, который помогает других вытягивать из горя. Особенно, когда девочек было вокруг много, а боль из них хлестала

«Начала сталкиваться с такими же, как и я, девчонками, у которых погибли мужья. Наверно, сформировался во мне стержень за эти годы, который помогает других вытягивать из горя. Особенно, когда девочек было вокруг много, а боль из них хлестала», – говорит Элина.

Чтобы помочь женщинам, которые потеряли мужей на фронте, Элина Галва основала общественную организацию «Жена офицера». В рамках программы «Родинна Колиба» она с помощью тренингов, мастер-классов, походов в кино и театры работала с десятками вдов.

С каждым человек работа индивидуальна – травматерапевт

Депрессия, отрицание и разные уровни горевания – рабочие термины, которые психологи ежедневно используют при анализе пациента. И хотя эксперты по всему миру вывели уже четкие классификации для работы с теми, кто потерял близких, травматерапевт Марта Пивоваренко говорит: с каждым человек работа индивидуальна.

Человек избегает понимания того, что это уже случилось, что его уже нет в живых

«Человек избегает понимания того, что это уже случилось, что его уже нет в живых. Много зависит от того, сколько человек оплакивает, чувствует взаимодействие с родственниками, с детьми. Как он реагирует на детей, учитывая, что очень часто они ассоциируются с человеком, которого он потерял», – объясняет Пивоваренко.

Травматерапевт рассказывает: часто женщины, потерявшие мужей на войне, не могут до конца поверить в смерть любимого человека. Постоянно задают себе вопросы: не обманывают ли их власти, не скрывают ли от них информацию в батальонах? Тут психологи объяснять и убеждать вдову не могут. Единственное, что работает – это сочувствие.

Фото со специального тактического тренинга памяти Вячеслава Галвы, который организовала его жена Элина Галва
Фото со специального тактического тренинга памяти Вячеслава Галвы, который организовала его жена Элина Галва

«Самый тяжелый по памяти случай: потеря бойца была очень загадочной. Он утонул в колодце в зоне АТО. С одной стороны у вдовы было отрицание, что это произошло. С другой стороны, она подозревала, что были плохие отношения в его батальоне, а его вообще утопили. Я уже молчу про случаи, когда приносят части человека и там нечего уже оплакивать. Из-за таких вот моментов, людям очень сложно принять горе», – рассказывает Марта Пивоваренко.

Этапы горевания, как говорят психологи, лучше всего помогают пройти групповые занятия. Дважды в неделю женщины собираются на терапию, но сразу попасть на нее – сложно. Вначале специалисты центра работают индивидуально с семьями. Иногда восстановление после трагедии может занять и до двух лет, говорит врач.

Очень зависит от того, с каким опытом приходят люди

«Очень зависит от того, с каким опытом приходят люди. Когда они приблизительно в похожих ситуациях, в похожих состояниях, то терапия работает намного эффективнее. Тут, я не говорю про сильные эмоциональные реакции, потому что для группы это противопоказано», – объясняет Марта Пивоваренко.

Женщины, которые остались без мужей, должны сами искать пути себе помочь, объясняет Элина Галва: социальные службы не идут персонально в семьи погибших на войне. Вдовы и их родственники сами должны обращаться в госструктуры за выплатами, льготами и поддержкой. Альтернатива официальным центрам – волонтеры и такие же девушки, которые сами объединяются в группы взаимопомощи.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG