Доступність посилання

17 Грудень 2017, Київ 10:18

Существует скрытая амнистия для тех, кто весной 2014-го создавал «ЛНР» – журналист


Апелляционный суд по делу об аресте Александра Ефремова. Киев, 8 августа 2016

(Друкуємо мовою оригіналу)

Бывший глава Партии регионов Александр Ефремов, предполагаемые организаторы референдума в Сватово Луганской области Лилия Емец, Александр Цымбал и Виктор Рыжевол, бывший мэр Стаханова Юрий Борисов, «депутат парламента ЛНР» Иван Коровин, «министр угольной промышленности ЛНР» Сергей Баранов… В судах Луганщины по состоянию на июль 2017-го года вынесли 18 вердиктов по так называемым «сепаратистким» делам, но ни один обвиняемый не получил реального тюремного заключения. Почему? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили с журналистом «Украинской правды»​Алексеем Братущаком, который занимался этой проблемой, и луганским общественным активистом Дмитрием Снегиревым.

– Алексей, в чем причина, по вашему мнению, что никто из подозреваемых в сепаратизме – не за решеткой?

Существует такая «скрытая амнистия» для этих так называемых сепаратистов, которые весной 14-го года проводили этот «референдум»
Алексей Братущак

Алексей Братущак: Сейчас все эти дела рассматриваются в судах по-отдельности, как таковой единой картины нет. Но исходя из анализа 18 вердиктов судов, я могу назвать такие причины: это проблемы с доказательной базой, с которой прокуроры идут в суды, также есть какие-то странные трактовки судьями норм криминального кодекса и тех действий, которые совершали сепаратисты, ну и есть проблемы с тем, что многие из свидетелей и много документов остались на оккупированной территории. Я также пришел к выводу, что существует такая «скрытая амнистия» для этих так называемых сепаратистов, которые весной 14-го года проводили этот «референдум». Даже там, где есть вердикты судов, это вердикты или по соглашению со следствием – из-за чего реальные сроки обвиняемым заменили на условные, или же обвиняемые признали свою вину и вышли на свободу по так называемому «закону Савченко».

Дмитрий Снегирев: Есть определенные договоренности. Криминальное дело против президента Януковича открывают только в ноябре 2016-го года. Как это можно объяснить? Два года ГПУ не видела преступлений экс-президента? И вот теперь дело передается в суд – и что мы видим? Мы видим политический спектакль при участии экс-президента. Другой пример – генпрокурор выходит и заявляет, что против экс-депутата Медяника достаточно доказательств, все задокументировано, есть свидетели, есть видео-доказательства… Два месяца проходит – тот же генпрокурор и заявляет: ну вообще-то, ребята, он проукраинскую позицию занимал! И спикер украинского парламента о том же заявляет! И в статье Андрея Братущака упоминается тот самый спикер Андрей Парубий, который давит фактически на Рубежанский суд и говорит, что секретарь Рубежанского горисполкома снова-таки занимал проукраинскую позицию! И в чем она заключается? В блокировании украинских войск! Бред какой-то.

– Давайте поговорим о «пилотном» деле над луганскими сепаратистами – к делу об Александре Ефремове. Генпрокурор Юрий Луценко говорил, что против него есть реальные доказательства и показания – и не только бывшего депутата Партии регионов Владимира Ландика. Почему же суд еле-еле идет?

Дело Ефремова должно было бы быть таким интегрированным делом. Значительная часть тех событий и людей должны были бы сходиться на Ефремове. Но такого не происходит
Алексей Братущак

Алексей Братущак: Те свидетели, которые должны были быть еще в июне, их допрос перенесли на эту неделю. Сегодня я просмотрел эти заседания – за последние три дня этих свидетелей снова по каким-то причинам не смогли доставить в суд. Всего по делу заявлено более 70-ти свидетелей, сейчас чуть более 10 допрошены. И свидетели обвинения дали свидетельства, которые говорят о невиновности Ефремова. И после этого когда я спросил у прокурора – а какие у вас вообще есть доказательства по Ефремову? Он начал уверять меня – да, у нас есть свидетельства, у нас есть и документы, и видео, мы все судье предъявим. Дело Ефремова должно было бы быть таким интегрированным делом, как мне кажется из того, что мы знаем по 2014 году. Значительная часть тех событий и людей должны были бы сходиться на Ефремове. Но по другим делам мы видим, что такого не происходит. Отдельные дела сводятся к тому, что собрались люди в каком-то забитом селе и решили провести референдум по отделению от Украины.

Дмитрий Снегирев: Все прекрасно понимали, что Ефремова выведут. Тут есть политическая составляющая. Показательна и реакция самого Ефремова на дело над ним, которое Алексей описывает в статье: когда он покраснел и кричал на судью, мол, что же вы делаете? Я тут сижу в тюрьме, а день прошел зря? Полгода уже мы поигрались в суд, вы же посадили меня? Доказательной базы нет – выпускайте! Вот вам и качество суда, и качество работы луганской прокуратуры.

– Чем все закончится – с вашей точки зрения?

Не будет криминального преследования «бывших», потому что голосов «Оппоблока» не хватает во время голосования в парламенте
Дмитрий Снегирев

Дмитрий Снегирев: Имея пример господина Медяника, которого выпустили… Я боюсь, что криминальное дело еще потянут пару месяцев, чтобы успокоить народ – и все закончится. Не будет криминального преследования «бывших», потому что голосов «Оппоблока» не хватает во время голосования в парламенте. Вот это основной показатель. Вы посмотрите на голосования сейчас – и «Оппоблока» и «Возрождения» – фактически синхронные с БПП по ключевым вопросам.

Алексей Братущак: Важно понимать, что по Ефремову работают не местные прокуроры, а Генпрокуратура, и решение по Ефремову будет приниматься в Киеве. Решение суда будет такое, как решат в Киеве. Потому что Старобельский суд не такой уже и независимый - судя по тому, как ведут себя судьи и где они обедают.

– Давайте спросим у пресс-секретаря прокуратуры Луганской области Анны Зыковой, почему же подозреваемые в сепаратизме не получают реальных сроков?

Есть реальные вердикты. Ярким примером является вынесенный приговор главе райсовета, который принимал участие в так называемом «референдуме». 4 года лишения свободы
Анна Зыкова

Анна Зыкова: Я не согласна с этим. Есть реальные вердикты. Что касается проведения референдума – ярким примером является по 110 статье КК вынесенный приговор главе райсовета, который принимал участие в так называемом «референдуме». 4 года лишения свободы.

Алексей Братущак: Было бы интересно услышать, а где этот человек сейчас сидит?

Анна Зыкова: Есть статья 72 КК, согласно которой засчитывается в срок предварительного заключения то время, когда человек пребывает под стражей. Ее на тот момент никто не отменял. Так называемый «закон Савченко». Что касается оправдательных приговоров – да, они есть. Но все они обжалованы прокурорами. Мы ждем решений апелляционных судов. Да, у нас есть некоторые трудности – свидетели находятся на территории так называемой «ЛНР», и есть трудности с тем, что у нас «ЛНР» и «ДНР» не признаны террористическими организациями.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:


(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG