Доступність посилання

20 Вересень 2017, Київ 10:48

Лидеров боевиков не будут судить, их ликвидируют – эксперт


Игорь Плотницкий и Александр Захарченко (справа), главари группировок «ДНР» и «ЛНР», которые признаны в Украине террористическими. Оккупированный Луганск, 17 февраля 2017 года

(Друкуємо мовою оригіналу)

Как и когда Донбасс стал базой для вербовки российских наемников для войны в Сирии? Разведка украинского Минобороны сообщила о гибели восьмерых членов группировки «ДНР» в сирийской войне. Зачем Путин обращается к их услугам и как связаны Донбасс и Сирия в геополитических играх Кремля?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии рассказали бывший офицер ФСБ России, политический эмигрант Илья Богданов, политолог Виктор Небоженко и эксперт по вопросам Ближнего Востока Аурагх Рамдан.

– Как вы прокомментируете смерть восьмерых военнослужащих? Кто это – те самые «шахтеры-трактористы»?

Илья Богданов: Надо понимать, что у них совсем другие мотивы. Они попадают туда через ЧВК (частная военная кампания). А Донбасс – это самое свежее предание. Точно так туда попадают ветераны чеченских войн, Приднестровья, Грузии. Как туда попадают? Человек, имея боевой опыт, находит себя, допустим, как мои бывшие одноклассники-«казаки», воевавшие за свои идеи в Луганске. С Донбасса «казаков» выгнали – они вернулись, помаялись и снова себя нашли.

Контракт – на год, но на месяц, хочешь не хочешь, тебя отправляют в отпуск за счет конторы

Обязателен боевой опыт. Они сдают экзамен по военной специальности, проходят медкомиссию, физподготовку. Затем их зачисляют в штат и они едут. Контракт – на год, но на месяц, хочешь не хочешь, тебя отправляют в отпуск за счет конторы. Все родственники знают, что ты туда едешь. Страховка – от миллиона до пяти миллионов рублей. Оклад – от 300 тысяч и надбавки. До полумиллиона рублей может получать «казак», как мой одноклассник, у которого опыт ПТУ. Там никакой идеологии нет, там абсолютно все ради денег.

– Почему Россия прибегает к услугам наемников и не пользуется регулярной армией?

Вернувшись в Россию, они могут создавать потенциальную головную боль для режима. Поэтому их надо ликвидировать и их отправляют в «отпуск в один конец»

Аурагх Рамдан: Есть много предпосылок для такого маневра со стороны Кремля. Люди, которые на Донбассе получили некую звездность, стали не только боевыми единицами, но и потенциальными политиками. Вернувшись в Россию, они могут создавать потенциальную головную боль для режима. Поэтому их надо ликвидировать – и их отправляют в «отпуск в один конец». Там или помогут погибнуть или пуля их сама найдет. Также они были свидетелями операций или преступлений военного плана.

Аурагх Рамдан, эксперт по вопросам Ближнего Востока
Аурагх Рамдан, эксперт по вопросам Ближнего Востока

– Есть такая конспирологическая теория о том, что Россия негласно поддерживает «Исламское государство». Очень много участников группировки – выходцы из России, несколько тысяч человек. Неужели ФСБ об этом не знает?

Илья Богданов: Знает. Когда я служил оперуполномоченным, уже тогда многие воевали в ИГИЛ. Считалось, что это даже хорошо, что они туда уехали – меньше проблем у нас будет. Их все знали, они были в базе.

Илья Богданов, бывший офицер ФСБ России, политэмигрант
Илья Богданов, бывший офицер ФСБ России, политэмигрант

Аурагх Рамдан: В России большая протестная платформа, и для того, чтобы частично вычистить ее, Российской Федерации надо переманить людей в институт ИГИЛ через идеологическую машину. Потом их используют в своих целях. Я не исключаю, что Россия использует элемент ИГИЛ в своих расчетах. Насколько я понял, ИГИЛ натравляют на оппозицию, которая может создавать проблемы для Башара Асада. Это инструмент, чтобы уничтожить оппозиционеров и сохранить жизнь своим солдатам. Циничный расчет.

– А почему Россия не уходит оттуда?

Аурагх Рамдан: У Кремля не получилось. Он потерпел фиаско в силу объективных причин. Пришел Дональд Трамп, и начался переломный период. Россия начала отступать, потому что это очень дорогостоящая кампания как в политическом, так и в финансовом плане. Единственное, что может сейчас Россия, – это на партнерских началах договориться с американцами и Сирию разделить, и быть таким субподрядчиком в американской администрации. Они уже влезли, и теперь надо сохранить лицо накануне выборов.

Виктор Небоженко: Все начиналась с того, что в Донецке и Луганске все должно было закончиться мирными переговорами, и Украина должна была согласиться оставить Крым. Не получилось. Тогда сделали ставки еще выше – решили поменять Сирию на Украину. Но и это не получилось. Но идея обмена постоянно преследует российское руководство. Сейчас еще Северная Корея. Путин говорит: я могу быть миротворцем, могу остановить этого молодого 30-летнего человека с ядерным оружием. Но Россия не просто втягивается куда-то, у России трудное положение. С одной стороны, она хочет изолироваться от внешнего мира, а с другой стороны – есть стратегия найти свое место в мировом сообществе. Отсюда и Украина, отсюда и Сирия. Как только политики принимают решение о военных действиях, они попадают в зависимость от своих спецслужб и от своих военных. Российская армия почувствовала запах денег и крови. Сначала – в Украине, теперь – в Сирии. Просто ее вывести уже нельзя. Заинтересованы не только олигархи, а армейские круги. Они почувствовали, что есть деньги, есть награды. Это тот фактор, на который Путин в 2014 году не рассчитывал.

Виктор Небоженко, политолог
Виктор Небоженко, политолог

– Какую роль с точки зрения США должна отыграть Россия в Сирии?

Только после позитивного опыта решения сирийского вопроса и северокорейской ядерной угрозы они могут обсуждать Украину

Виктор Небоженко: До сих пор это была гражданская война, межэтнический конфликт, но если в сентябре курды проведут референдум, то сирийский вопрос взрывается на весь Ближний Восток. Это очень опасная вещь, ведь независимость курдов бьет по национальным интересам Сирии, Ирака, Ирана и Турции. Сначала Россия покажет свое желание сотрудничать с Америкой, но этого не будет, потому что ситуация осложняется этим курдским вопросом. Они 70 лет ждут независимости. И только после позитивного опыта решения сирийского вопроса и северокорейской ядерной угрозы они могут обсуждать Украину.

– Можно ли Россию привлечь к ответственности за то, что в Сирии воюет ЧВК – люди которые не несут никакой ответственности перед законом?

Аурагх Рамдан: Очень сложно. Практически нельзя. Во-первых, Россия является членом Совета безопасности и имеет право вето, с другой стороны, не подписала Римский протокол. Единственный выход – это увеличение экономических санкций.

– То есть сообщения украинских и мировых расследователей о том, что сепаратисты, воевавшие на Донбассе, воюют в Сирии, несут только информативный характер?

Аурагх Рамдан: Это сложно. Лидеров боевиков не будут судить – их ликвидируют. И на скамье подсудимых у нас не будет никого.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG