Доступність посилання

22 Вересень 2017, Київ 13:40

«Стремление держать судьбу в своих руках – украинская черта» – эксперт


Иллюстрационное изображение. Во время Марша вышиванок в центре Киева, 24 мая 2015 года

(Друкуємо мовою оригіналу)

26 лет Независимости Украины. За это время в стране сменились 5 президентов, произошли две революции, оккупирован Россией Крым и начался военный конфликт на востоке страны. Почему украинцы так боятся потерять свою независимость, чем Украина отличается от других постсоветских стран и какое ее ждет будущее? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили председатель Независимого профсоюза горняков Донбасса «Солидарность» Николай Волынко и философ, культуролог Алексей Панич.

Николай Волынко: Независимость в 1991 году нам далась легко. К большому сожалению, мы не могли сразу понять, что же мы получили. И только, когда началась война, все поняли, что независимость еще нужно и защищать. В Украине подавляющее большинство живет в ожидании лучшей доли при фактическом бездействии. Нам надо строить гражданское общество. Когда оно будет, кто бы не пришел к власти, они не могут себя вести так, как последние 20 лет – ничего не делая.

Независимость – это набор возможностей, что вы из этого сделаете, то и получите

Алексей Панич: Завоевать независимость очень сложно, но еще сложнее научиться ею пользоваться. Вот и у нас задача эта впереди. Мы делаем только первые шаги. Вот после Майдана и российской агрессии стало понятно: если мы не отстоим независимость перед соседями, то не будем распоряжаться своей внутренней политикой сами. Независимость – это набор возможностей, что вы из этого сделаете, то и получите.

– А какую возможность могут потерять украинцы, утратив свою независимость?

Вот мы сейчас в муках рожаем гражданское общество, но это процесс, в котором рождается единая страна с единым народом

Алексей Панич: Самим распоряжаться своей жизнью. Не факт, что распорядимся хорошо. Но нужно понимать, что независимость – это выход на другой уровень. Вот мы сейчас в муках рожаем гражданское общество, спорим, дискутируем, ссоримся, но это тот процесс, в котором рождается единая страна с единым народом.

– 26 лет независимости очень сильно насыщены политическими этапами: 2 революции, война, 5 президентов. И при каждом изменении всегда оставалось ощущение, что вот «не получилось»…

Алексей Панич: Такого ощущения лично у меня нет. Никакого слива, как сейчас часто говорят. Проблема в другом – есть какие-то попытки отката назад. Активный слой людей, который может пойти в систему и толкать ее, что-то менять, у нас небольшой. Все же инертная масса людей среди украинцев преобладает.

Чем наше гражданское общество отличается от западного? Вы можете себе представить, что какая-нибудь партия будет жить за счет членского взноса? У нас было несколько попыток, но ничем хорошим не закончилось. Слишком мало людей, среди тех, кто рвется к власти, не в период выборов и не за деньги партии сделать что-то для Украины.

– Если бы в Украине с первого года независимости все бы развивалось, как хотелось бы экспертам, на какую сейчас бы страну она была похожа?

Николай Волынко: Ни на какую. На Украину. Нормальное независимое свободное демократическое государство.

Николай Волынко
Николай Волынко
Украина – уникальная страна. Нам есть чем гордиться

Алексей Панич: Украина – уникальная страна. Нам есть чем гордиться. К примеру, религия. Везде в Европе доминирующая церковь одна, максимум две. У нас такое разнообразие церквей: греко-католическая, римо-католическая, православная, протестантская и т.д. И тем, что мы смогли наработать контакт между всеми представителями этих церквей, можно гордиться.

Украинцы свободолюбивые. Мы не хотим, чтобы кто-то навязывал нам свою волю

Возможно, у нашего народа мало точек соприкосновения: религий много разных, говорим на русском и украинском. Но мы свободолюбивые. Мы не хотим, чтобы кто-то навязывал нам свою волю. Вот когда нависла угроза потерять независимость, тут очень многие поднялись. Вот именно стремление держать судьбу в своих руках – это украинская черта.

– А если сравнивать с бывшими странами СССР – Беларусью, Казахстаном? Говорят, там выше уровень жизни…

Николай Волынко: Если в Беларуси выше уровень жизни, то чего они к нам за продуктами ездят? Почему в Украине низкий уровень жизни? Потому что партии важно прийти к власти и удержаться, а уже гражданскому обществу важна сама страна.

Алексей Панич: У нас более сложная система, чем в тех странах. В Беларуси и Казахстане все решает один человек. Там, если тебя все устраивает, то ты входишь в эту систему и живешь, пока этот человек в здравии и у власти. А если что-то не нравится, то могут и за границу выдворить.

– Существовал стереотип: если ты ничего не добился в Москве, то в Украине ничего масштабного у тебя не получится сделать. Почему в украинцев такой комплекс неполноценности?

Алексей Панич: Раньше у нас была неполноценность, потому что мы мерили себя масштабами империи. И на фоне ее мы были маленькими. А если сравнить со странами Европы, то мы близки к уровню южной ее части.

– Украинцев просто убеждали в том, что они хуже кого-то?

Николай Волынко: Да. Ведь после того, как началась война с Россией и с телевизоров пропали все российские звезды, фильмы, оказалось, что в Украине тоже много своего интересного продукта, а еще у нас очень талантливая молодежь.

Главное отличие – у России в таком виде, в каком она есть, будущего нет. В Украины – есть

Алексей Панич: Можно сколько угодно сравнивать Россию и Украину, но есть главное отличие – у России в таком виде, в каком она есть, будущего нет. В Украины – есть. Россия не жизнеспособна, как что-то целое, только в том случае, если это жесткая централизация Кремля. Не может один человек планировать экономику от Калининграда до Владивостока. Это уже в истории России было, а на ошибках там не учатся.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG