Доступність посилання

17 Жовтень 2017, Київ 05:22

В «депрессивных» городах Донбасса нет депрессии – исследователи


Иллюстративное фото. Луганский музыкально-драматический театр в Северодонецке

(Друкуємо мовою оригіналу)

Проект «Метамісто:Схід» помогает небольшим городам и их жителям проявить вектор культурного, урбанистического, экономического развития и усилить межгородское взаимодействие. Проект объехал 6 малых городов Донбасса, которые в Украине считаются «депрессивными»: Константиновку, Покровск, Доброполье, Бахмут, Северодонецк и Лисичанск. Как исследователи открывают города для самих жителей и Украины? И как помогают определиться с вектором развития города? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии рассказали архитектор проекта «Метамісто:Схід» Константин «Кос» Кучабский и коммуникатор проекта «Метамісто:Схід» Инга Заславская.

Когда мы туда приезжали, мы не чувствовали от местных жителей депрессии

– Какие ваши впечатления от поездок по городам Донбасса?

Константин Кучабский: Существует очень много стереотипов вокруг этих городов. Когда мы туда приезжали, мы не чувствовали от местных жителей депрессии. Конечно, у них есть много разочарований, но тут нужно углубляться.

– В прошлом году вы ездили по другим малым городам Украины. Куда именно вы ездили, и чем те города отличаются от городов на Донбассе? Насколько они типичны или нетипичны для Украины?

Константин Кучабский: Раньше были другие категории выбора городов. Мы ездили в Краматорск, Кременчуг, Славутич, Острог, Нетешин. Тогда сам проект был более художественный, работающий с метафорами и артом.

Константин Кучабский
Константин Кучабский

В малых городах много общего и не так важно – это города на Востоке или в Центральной Украине. Они сталкиваются с похожими проблемами

Вообще в малых городах много общего и не так важно – это города на Востоке или в Центральной Украине. Они сталкиваются с похожими проблемами, например, отток молодежи, закрытие промышленных предприятий.

– Вы приезжали в малые города Донбасса культурным десантом, знакомились с ними и их жителями. А потом воплощали в жизнь идею или проект, которые символизировали этот город, верно?

Константин Кучабский: Да. Одно из направлений – мифологема города, с чем работают художники.

Задача посмотреть на этот город глазами гостя, влюбить в свой город самих горожан

Инга Заславская: Наша программа интересна тем, что приезжая в новый город, не зная его раньше, человек лишен всех стереотипов, которые навязывались с детства о городе, о его мифологеме. Он влюбляется в него с каждым новым поворотом, радуется новой булочной, каждому новому человеку, какой-то смешной шутке. И задача посмотреть на этот город глазами гостя, влюбить в свой город самих горожан.

Инга Заславская
Инга Заславская

– А что такое мифологема города?

Константин Кучабский: Это одно из направлений проекта, призвано найти идентичность города через историю, через нарратив, который транслируется жителями города. Это чаще всего какие-то детали, нюансы, история, которую вспоминает большинство.

– А что отвечали люди в городах Донбасса?

В Лисичанске многие горожане рассказывали, что в их городе родился Владимир Сосюра, чем они гордились

Константин Кучабский: Например, в Лисичанске многие горожане рассказывали, что в их городе родился Владимир Сосюра, чем они гордились.

Инга Заславская: В Константиновке все говорили о том, что это город стекла. Константиновка разрослась вокруг бельгийских колонок заводов, которые создавали стекло: художественное, декоративное. Позже начали делать советское стекло, а в 1990-х годах структура заводов распалась. Это миф, который все еще держит вокруг себя жителей.

После того, как мы узнаем от жителей о сердце их города, мы спрашиваем, как они видят развитие города дальше. Очень многие люди в Константиновке хотели, чтобы стеклянный завод вновь заработал. Для них работающий завод означает цветущий город.

И наша идея показать, что можно развивать город и в других сферах, а этот миф просто сохранить как что-то важное и теплое, но двигаться дальше.

– А что говорили в других городах?

Константин Кучабский: Северодонецк строился на песчаной местности. И жители этого города рассказывали истории о том, как работники, возвращаясь с завода, приносили полные карманы песка. Миф Северодонецка сформулировался так: пока люди работают и развивают город, пустыня отступает.

– Вы помогаете это осознать и самим жителям. Они вам рассказывают истории, а вы формулируете образ, которые символизирует город?

Константин Кучабский: Да. А дальше с этим нарративом работают художники и визуализируют его через свои работы.

Константин Кучабский и Инга Заславская
Константин Кучабский и Инга Заславская

– Все, о чем вы говорите, касается прошлого. Эти города создавались вокруг больших заводов, фабрик, а сейчас производство постепенно останавливается. Города находятся в серой экономической зоне. Ощущается ли это в риторике самих жителей и видят ли они просвет в конце туннеля?

История с закрывающейся промышленностью актуальна среди жителей. Но сейчас много ресурсов направляется на Восток

Константин Кучабский: Да, действительно история с закрывающейся промышленностью актуальна среди жителей. Но сейчас много ресурсов направляется на Восток, в Донецкую, Луганскую области в связи с военными действиями.

– А в чем это выражается?

Константин Кучабский: Международные проекты, как и наш проект в частности, направлены на поддержку развития сообществ, предпринимательства, небольших инициатив. Это и есть тот просвет.

В основном его видят молодые люди, которые готовы начинать с нуля, готовы создавать и развивать инициативы, проекты. Честно говоря, сейчас такого количества социальных проектов, как на Востоке, мы не встречали в центральных областях.

– Вы были в городах Луганской и Донецкой областей, есть ли отличия между жителями?

Инга Заславская: Донецкая область немного отличается от Луганской области. Но все-таки это больше считывается по отдельным городам, а не по областям.

– А чем это определяется? Почему, например, в Северодонецке одни люди, а в Лисичанске другие?

Константин Кучабский: Северодонецк строился как часть Лисичанска на основе огромного предприятия «Азот». Туда съезжалась ученые, инженеры со всего Союза. Северодонецк был довольно закрытым городом, поселиться там было не так просто. Отсюда появился элитарный стиль жизни жителей, они привыкли к определенному уровню.

Лисичанск более старый, более промышленный, поэтому там и жители другие. Также в Лисичанске закрылось больше предприятий. Сейчас Северодонецк более предприимчиво активный. Зато в Лисичанске мы нашли много потенциальных живописных мест для отдыха и разных активностей.

– В каждом городе вы создавали какой-то проект, согласно мифологеме города. Что это были за проекты?

Константин Кучабский: Например, в Константиновке стеклянная рыба, а в Лисичанске цитаты из произведения Сосюры «Любіть Україну», которые были нанесены на здания по городу.

– Вы также занимались урбанистическими исследованиями. Что характерно для урбанистики городов Донбасса и как это влияет на жителей?

Константин Кучабский: В первую очередь, это большое количество заброшенных зданий. Но мы рассматриваем это как потенциал – не нужно строить новое, есть много мест для переоборудования.

– Ваши исследования, наработки будут дальше где-то использоваться?

Константин Кучабский: Да, они сейчас публикуются в виде статей по каждому городу. На ресурсе «Велика Ідея» уже есть статьи про Константиновку, Бахмут и Лисичанск.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG