Доступність посилання

ТОП новини
20 Липень 2018, Київ 00:41

Беларусь для Украины ненадежный друг – белорусский журналист


Акція протесту у столиці Білорусі, 15 березня 2017 року (ілюстраційне фото)

(Друкуємо мовою оригіналу)

Белорусский журналист Дмитрий Галко был вынужден покинуть свою страну перед новогодними праздниками, поскольку на него и его несовершеннолетнего сына завели уголовное дело в Беларуси. Чем современная Беларусь отличается от России? Стоит ли Киеву записывать Минск в «нейтральные» страны? И как белорусы относятся к событиям, происходящим в Украине? Об этом в эфире Донбасс.Реалии рассказали белорусский уже политэмигрант, журналист Дмитрий Галко и его сын Ян Галко.

– Дмитрий, что произошло? Почему вы на новогодние праздники оказались в Украине?

Дмитрий Галко: Еще с начала года, когда в Беларуси была волна протестов: против налога на тунеядство и против застройки места захоронения расстрелянных во времена Сталина под Минском, на меня начался прессинг, при чем через моего сына. Я работал на сайте, активно и критически освещал эти темы. Это не прошло незамеченным. К сыну в школе начали придираться: созывать так называемые советы профилактики. А советы профилактики – это серьезные вещи, один совет, второй, третий, семья заносится в список социально-опасных и ребенка из семьи изымают. Третий совет профилактики был по результатам дня рождения Яна, на котором я присутствовал и который закончился милицейским разгромом. Что необычно даже для Беларуси, если мы рассматриваем это как бытовую историю.

Милиция, группа захвата, люди в бронежилетах, касках. Они просто ворвались в квартиру без всякого повода, было всего полседьмого вечера. Никто никому не мешал. А все закончилось уголовными делами якобы о нападении на милицию. Это если уже говорить о финальном аккорде, почему мы бежали. Сейчас Яну из школы пишут через детей, что на него тоже якобы заведено уголовное дело, хотя ему всего 15 лет и он не должен подпадать под эти статьи.

Но прессинг начался намного раньше. Нам уже грозили, что заберут сына.

Белорусский журналист Дмитрий Галко
Белорусский журналист Дмитрий Галко

– Вы, как журналист, сказали о том, что объективно освещали происходящие события в течение этого года. Как много таких изданий, которые объективно работают?

Дмитрий Галко: Есть один большой так называемый портал TUT.BY, но он очень сильно старается держаться в рамках, в Украине наверное аналогов нет, чтобы сравнить. Он вроде как за объективность, но она немного в «ту» сторону.

– А вы считаете себя объективным журналистом? Или все же критиком и противником Лукашенко?

Дмитрий Галко: Несмотря на мой сложившийся имидж критика, на самом деле, я никогда не был крикливым, не гнул палку в одну сторону. У меня достаточно статей о положительных вещах в Беларуси. Но они остаются менее замеченными.

У нас на сайте «Белорусский партизан» была четкая линия на критику токсичных союзнических отношений с Россией
Дмитрий Галко

У нас на сайте «Белорусский партизан», который был создан Павлом Шереметом, и на котором я действительно был редактором в течение года, была четкая линия на критику токсичных, как нам казалось, союзнических отношений с Россией. Мы постоянно поднимали тему об учениях «Запад-2017» еще до их начала. Писали все предостережения западных аналитиков, переводили статьи. Подробно освещали протесты. Но вот эта «российская» линия особенно была выражена у нас, другие это обходили.

– В каком статусе вы сейчас находитесь в Украине?

Дмитрий Галко: Мы сейчас здесь легально, получили документы, временный вид на жительство. Нас пока отговорили обращаться за политическим убежищем. Но если дело дойдет до запроса об экстрадиции, мы вынуждены будем это сделать.

– Вас кто-то в Беларуси поддерживал и поддерживает в журналистской, информационной среде? Я так понимаю, эта ситуация длилась не один день, давление продолжалось довольно долго.

Дмитрий Галко: Пазл сложился только с финальным аккордом. Поначалу я просто воспринимал какие-то перегибы на местах. Я еще не связывал с собой то, что было с Яном. События разворачивались стремительно, но мы не получили никакой помощи от правозащитников.

– А вы к ним обращались?

Дмитрий Галко: Да. Но у нас с этим сложно, потому что они тоже стараются максимально держаться в строгих рамках. И если у них появляются сомнения, они устраняются от этих дел. Почему у них появились сомнения в этом случае, я не знаю, ведь чисто политических статей нет, если только не судят за организацию так называемых массовых беспорядков, например. Но в очень многих случаях людей судят по криминальным статьям, хотя, очевидно, подложным.

Когда речь идет о конфликте с государством, беларус остается с ним один на один
Дмитрий Галко

А что касается СМИ, к сожалению мы не получили поддержки за исключением одного сайта. Мы получили поддержку от друзей и знакомых, они помогли выехать, обеспечили средствами. А вообще, когда речь идет о конфликте с государством, беларус остается с ним один на один. Никто не поможет реально противодействовать государству.

– Почему? Сейчас в Украине перегибы – как будто повод для гражданских активистов к действию.

Мы видели в 1990-х масштабные волны протестов, но 24 года диктатуры бесследно не проходят
Дмитрий Галко

Дмитрий Галко: Мы видели в 1990-х масштабные волны протестов, но 24 года диктатуры бесследно не проходят. Если представить, что на диктаторские законы Януковича не отреагировали должным образом и все затянулось на десятилетия, то наверное в Украине было бы точно так же.

Я не думаю, что белорусы очень отличны, потому что я видел другое. Только вот такой каток, пресс в течение десятилетий, а речь идет об огромных количествах уголовных дел, административных штрафов, увольнений, отчислений – бесследно не проходит.

– Ян, как молодежь в Беларуси относится к белорусской власти? Лукашенко – это круто или нет? И когда в Украине был Евромайдан, что об этом говорили?

Ян Галко: Молодежь довольно разная. Когда я учился в музыкальном лицее, до 5 класса, там было много детей из успешных семей. Они хорошо относились к Лукашенко и даже к Сталину. Понятно, что все идет от родителей.

Знали, что мой папа освещает Евромайдан, одноклассники могли меня называть бандеровцем или укрофашистом
Ян Галко

Потом я перешел в другую школу, тогда как раз были события Евромайдана, и там знали, что мой папа освещает Евромайдан, одноклассники могли меня называть бандеровцем или укрофашистом. А учителя врывались в споры про самих оппозиционеров. Моя классная руководительница доказывала, что оппозиция убивает «Беркут», творит беспредел.

Когда я снова поменял школу, там было посвободнее, можно было подискутировать с одноклассниками, отстоять свое мнение. Практически все мое окружение не поддерживало Лукашенко.

Ян Галко, сын белорусского журналиста Дмитрия Галко
Ян Галко, сын белорусского журналиста Дмитрия Галко

Дмитрий Галко: Я как-то пришел в последнюю школу Яна и его друзья меня встретили в фойе с приветствием: «Слава Украине».

– Дмитрий, кто Украине Беларусь? Как можно охарактеризовать с политической точки зрения этого соседа?

Беларусь Украине довольно ненадежный друг. Она все же не враг, но Беларусь преследует свои интересы
Дмитрий Галко

Дмитрий Галко: Беларусь Украине довольно ненадежный друг, я бы сказал. Она все же не враг, но Беларусь преследует свои интересы. Мне как очень уставшему и пострадавшему от этого всесильного государства, очень нравится довольно свободное взаимоотношение гражданина и государства в Украине. Мне здесь не страшно, у меня уже множество знакомых. Если со мной что-то случится, то есть кому помочь. И государство не всесильно, оно не запрячет меня в подвал, откуда меня уже никто не вытащит. Я знаю, что тут этого не будет.

Хотя в Беларуси считается, что в Украине полный бардак, это не так, здесь есть законность. Есть соблюдение процедур. У меня люди спрашивают, был ли у меня адвокат, например. В Беларуси это не имеет значения, ни адвокат, ни соблюдение процедур. На Яна одевали наручники, он лежал с руками за спиной. Это прямо запрещено милицейскими циркулярами. А суд бы все это принял.

– А хотят ли люди в Беларуси, чтобы государство было всюду?

Дмитрий Галко: Впервые запрос на свободу, когда люди поняли, зачем нужна конституция, парламент, произошел через свой карман, свой холодильник, через свой желудок. Это стало очевидно во время протестов против налога на тунеядство, в каком-то смысле это стало последней каплей, хотя ее еще не было. Народ взорвался, практически во всех городах Беларуси были протестные митинги, на которых участвовали совершенно обыкновенные граждане. И речь была не только о том, чтобы вернули пряник, а стали требовать вернуть конституцию и парламент, они поняли, что не могут отстоять свои интересы.

Акція протесту у столиці Білорусі, 15 березня 2017 року
Акція протесту у столиці Білорусі, 15 березня 2017 року

– Ян, тебе нравится Украина? И как ты думаешь, было бы хорошо, чтобы Беларусь стала как Украина в политическом смысле? Веришь ли в это?

Ян Галко: Украина мне нравится. А в Белоруси такого масштаба протестов как в Украине не случится. Я не уверен, что Лукашенко в ближайшие два срока точно уйдет. А если уйдет, то это не сильно изменит страну.

Все митинги против налога на тунеядство разгоняли, но у людей не было никакой реакции.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
Загрузка...
XS
SM
MD
LG