Доступність посилання

ТОП новини
18 Червень 2019, Київ 15:36

«На работу устроиться можно, зарплата будет тысяч 10 рублей»: 6 рассказов студентов, учащихся в оккупации


Довоенная фотография. Абитуриенты с родителями ждут своей очереди для подачи документов в приемную комиссию Донецкого национального университета. Донецк, 2 июля 2008 года

Наталія Шимків

(Друкуємо мовою оригіналу)

Зачем студенты поступают в ВУЗы-клоны на неподконтрольной части Донбасса? Многие объясняют это отсутствием возможности уехать из-за семьи. Те, кто закончил школу уже при оккупации, особого выбора не имеют. Чтобы поступить в украинские университеты, им нужно или сдавать ВНО на свободной территории, или поступать через образовательные центры «Донбасс-Украина» – но в любом случае, получить настоящий школьный аттестат на подконтрольной территории.

В пабликах «оккупированных» университетов «Вконтакте» обычно – информация о достижениях, отчеты о лидерах боевиков, пришедших в гости к студентам, о духовном развитии, подработках. И даже кто-то спрашивал, где в Донецке можно купить сладости из США и Европы. Ответ был краток: «В США и Европе, но точно не здесь».

Студенты, которые учатся в так называемых Донецком национальном и Луганском национальном университетах (настоящие – эвакуированы), рассказали Радио Донбасс.Реалии, как поступали, что учат и каким видят свое будущее. Все имена героев в целях безопасности изменены.

Дмитрий, 19 лет: Поступал я в 2017 году на очную форму обучения на экономический факультет, без особых проблем попал на бюджет, так как имел хорошие оценки по экзаменам. Принудительных встреч с «властями» я пока не наблюдал. Учусь на таком направлении, где мы часто обсуждаем положение экономики в разных странах (затрагиваем Украину только в этом случае). Сейчас мне ещё рано говорить о том, какие перспективы ждут с моим дипломом, могу ли я выехать с ним в Россию, но я уверен, что после получения диплома смогу получить всё-таки российский, потому что, как я считаю – он мне больше даст, чем диплом нашего (группировки «ДНР» – ред.) образца.

Снежана, 22 года: Я поступала еще при Украине на бюджет в 2013 году. Переезд некоторых преподавателей повлиял на степень научности кафедр и преподавания в целом, но это также дало новые возможности для тех, кто остался. К студентам довольно требовательны, но информация преподается несколько устаревшая, как и везде. На факультете про Украину ничего не рассказывают.

Принудительных встреч с «властью» нет. На факультеты и специальности приходят телефонограммы с пожеланием присутствия «энного» количества человек на мероприятии, желающих пойти ищет сотрудник по воспитательной работе. На первом курсе, во времена Украины, было точно так же. Деятельность университета направлена на развитие, поощрение студентов, участвовавших в конференциях, как в рамках «республики», так и в российских, было множество возможностей и договоренностей. В целом, сократилось количество поступающих и преподаватели отмечают, что упал уровень желания учиться. Обычно на специальностях заняты только бюджетные места, хотя я знаю несколько человек на контракте, но логично предположить, что процент контрактников упал.

После окончания были возможности поступить на магистратуру в России; есть также возможность учиться параллельно, не выезжая из Донецка, только сдавая экзамены. Другие университеты, ДонНТУ и Торговый (ДонНУЭТ) более успешны в этом плане, у них есть договоренности с российскими вузами. Нам же (оккупированный «ДонНУ») поменяли программу на российскую, как и название специальности, но конкретно я такой диплом не получу. При желании, получить российский диплом можно, но у меня этого желания нет. Знаю успешные случаи трудоустройства с «днровским» дипломом в России и даже человека, работающего в Киеве в международной компании; но было и такое, что людей не брали на работу в России из-за диплома нашего образца. Возможностей в Донецке не так много, конечно. Профессия бизнес-аналитика не слишком пользуется спросом, в отличие от России и Украины, но вакансии мне встречались, например, в филиале российской компании – экономист в продовольственной сети, на предприятии теплосети и подобное. На работу устроиться можно, зарплата будет где-то тысяч 10 рублей.

Виктория, 21 год: Учусь на физико-техническом факультете, по направлению физика. Поступила на бюджет, так как очень мало вообще желающих поступать на это направление. Часто есть встречи с представителями «Молодой республики» (массовая в ОРДО молодежная организация, возглавляемая представителями группировки «ДНР» – ред.) Обычно по желанию, но часто обязывают на них быть старост, чтобы они могли донести потом информацию до остальных.

После окончания получу диплом «ДНР», но обещают, что при желании можно защититься в закрепленном российском универе и получить российский диплом. Также сейчас направлены на аккредитацию, после которой есть возможность сразу получать диплом России.

Такой предмет, как история, был лишь один семестр, ничего лишнего там не рассматривали (ни по поводу «ДНР», ни по поводу Украины). Учиться интересно, есть свои заморочки, по поводу лишнего бюрократизма особенно, но образованием я довольна в общем, хотя оно больше направлено на самообразование. На первом курсе я получала намного больше знаний и более глубоких, чем сейчас. Большинство преподавателей стараются идти дальше программы, но так как нет базы, это безрезультатно.

Анна, 18 лет: При поступлении рейтинг, по которому зачисляли на бюджет, в основном, зависел от результатов экзаменов по профилирующим предметам. Есть как бюджет, так и контракт. Никто не пытается навязать мнение университета в современном положении на информационной мировой платформе, и уж тем более не заставляют ходить ни на какие встречи. Если только эти встречи не касаются специальности, на которой обучаюсь, и то – добровольно. У нас есть возможность получить диплом Российской Федерации, если есть на то желание и возможность поехать для защиты диплома в один из сотрудничающих с университетом вузов РФ. По рекомендации преподавателей можно получить вакансию, находясь на обучении – если ваши результаты и работоспособность выше, чем у остальных.

Евгений, 23 года: Поступал, как и все в Украине. ГИА в школе, дальше ВНО, из-за довольно странной системы образования выбор был невелик в плане специальности. Сдал слабо, поступил на контракт. Сумма за бакалавриат составляла 40 тысяч гривен. После известных событий частями университеты переезжали, забирали гособорудование, архивы, картотеки. Конкретно ничего прям сверхагрессивного в сторону Украины не было на уровне университета. Иногда проходят довольно обычные митинги: День города, день «ДНР», может еще какое событие на уровне праздника. Могут сказать, нужно пару человек из той группы, с той специальности. Мы приходим, отмечают, как было и при Украине.

Мне осталось учиться полгода, но вы написали в тот момент, когда я хочу бросить, и это большая проблема для меня. Не понимаю смысла в магистратуре, буквально к зимней сессии после заседания кафедры сказали некий момент – 92% оригинальности диплома. И тут уже идёт моральная составляющая. Или это действительно так и будет, и как это писать, или они пугают, но зачем? Думаю, вы понимаете про оригинальность. Возможно, это критерий для русской аккредитации, но мы, те кто будет писать на таких условиях – его не получим. Насколько я понимаю, чтобы получить русский образец – нужно сдать академразницу и защитить диплом, или написать идеальный по русским меркам.

Марина, 19 лет: Поступала в 2016-м году, мы сдавали государственную итоговую аттестацию, по которой, собственно, и поступали – это между ЕГЭ и ВНО. Принудительных встреч ни с кем нет. Так сложилось, что мой факультет аполитичен (или демократичен, скорее). На парах никто ни за что не агитирует и не выражает свое мнение по поводу той или иной ситуации: правых и оскорбленных нет. Говорят, что отличники могут получить российские дипломы, но это пока не точно.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG