Доступність посилання

ТОП новини

Надежда вернуться домой умрёт вместе с нами – переселенка из Карабаха


Азербайджанські біженці з районів Агдам та Сус Нагірного Карабаху, 1992 рік

(Друкуємо мовою оригіналу)

Азербайджанской журналистке Вафе Фараджевой было 17, когда в её родном Нагорном Карабахе началась война. Три месяца семья жила в осаде под обстрелами, а когда стало понятно, что конфликт не прекратится, семья спасалась выбираясь через Иран. 22 года жизни в полуподвальном помещении и неумирающая надежда вернуться домой. О том, через что пришлось пройти, о своих надеждах и пути к примирению Вафа Фараджева рассказала Радио Донбасс.Реалии.

Война в Нагорном Карабахе​ длилась с 1988 до 1994​ года, в результате чего автономный регион провозгласил «независимость» от Азербайджана. Баку называет регион оккупированным Арменией; Армения формально не признает независимость региона, но предоставляет ему всяческую помощь. Во время войны погибли около 30 тысяч человек.
Мама сказала, что срочно нужно ехать на железнодорожный вокзал – азербайджанцев из Армении депортировали

– До Карабахского конфликта у нас с армянами никаких проблем не было. Азербайджан – многонациональная страна, и все жили мирно. И вот в конце 1987 года, буквально перед Новым годом, мы праздновали новоселье, и тут телефонный звонок. Мама подошла к телефону и замерла с трубкой в руке. Мы испугались, начались спрашивать, что случилось. Мама сказала, что срочно нужно ехать на железнодорожный вокзал – азербайджанцев из Армении депортировали.

Вафа Фараджева
Вафа Фараджева

Людей просто, как скот, посадили в товарные вагоны и выслали. Им даже не дали собрать вещи. Некоторые из депортированных остались у нас, в Минджеване. А потом такое случилось и с нами.

Около трёх месяцев мы жили в осаде

С 1992 года началась оккупация районов. Наш, Зангеланский район, один из семи прилегающих к Карабаху, оккупировали последним – 29 октября 1993 года. Около трёх месяцев мы жили в осаде, ждали, что прорвёмся, но чуда не случилось.

– Вы говорите, что конфликтов до этого не было –​ а можете подробнее рассказать, как вы жили с армянами до конфликта?

В Карабахе были классы с армянским языком, в университете преподавали на армянском

– У нас даже были школьные обмены, мы дружили и жили в мире. В Карабахе были классы с армянским языком, в университете преподавали на армянском. На радио и телевидении тоже были армянские каналы. Никакой ненависти и злобы не было, поэтому война стала для нас шоком. Особенно, когда стали говорить, что азербайджанцы ущемляли армян всё это время. И сейчас 20 процентов территорий Азербайджана находится под оккупацией. Всё ещё идёт переговорный процесс по мирному урегулированию. Надеюсь, что всё решится мирным путём, и обойдёмся без войны.

– Насколько я знаю, вы ездили в Армению, несмотря на конфликт. Насколько это было сложно?

Когда увидела эти разрушенные дома, то представила, что сейчас с моим домом

– По сути, ты идёшь в страну, которая военным путём лишила тебя всего дорогого и святого. До Армении мы ездили в Абхазию, и когда переходили реку Ингури (река, разделяющая Грузию и оккупированную Абхазию), мне было очень плохо. Когда увидела эти разрушенные дома, то представила, что сейчас с моим домом. Потом появилась возможность поехать по линии международных организаций в качестве журналиста. Естественно, ехать в страну оккупанта нелегко. Ты едешь, понимая, что если скажешь, что ты азербайджанка, то не знаешь, какая будет реакция. Это риск.

Табір біженців з Нагірного Карабаху
Табір біженців з Нагірного Карабаху

Было интересно узнать, что это за страна такая – победитель. Но когда я увидела, в какой ситуации Армения… Сразу же сказала, что это не они, за этим стоит Россия

Когда я туда ехала, то скрыла от мамы. Сказала, что еду в Грузию. Я туда поехала из-за того, что у нас был комплекс, что мы побеждённые, а они победители. Мне было интересно узнать, что это за страна такая – победитель. Но когда я увидела, в какой ситуации и в каком экономическом положении находится Армения… Сразу же сказала, что это не они, что за этим всем стоит Россия. С её благословения и поддержки.

В стране была разруха. В 1988 году в Армении было землетрясение, и спустя 20 лет там ещё были здания, пострадавшие от землетрясения.

И когда мы были в 2008 году в Гюмри, то я увидела разруху. Это уже говорит о том, что конфликт спровоцировала не Армения. Ведь, если бы у неё были деньги, то страна навела бы у себя порядок. После поездки в Армению я для себя подтвердила догадку, что за этим всем стоит Россия. Потому что в Ходжалинской трагедии участвовал 366-й российский полк, который вместе с армянскими боевиками учинил зверства в Ходжалы. Там практически вырезали мирное население. Дали так называемый зелёный коридор, который оказался кровавым

Я несколько раз ездила в Армению, просто было интересно понять, что они думают. Большая часть населения была враждебно настроена. Но в Гюмри была одна пожилая женщина, которая услышала, как мы с коллегами из Турции разговаривали на турецком. Она заговорила с нами на турецком. И когда она узнала, что я из Азербайджана, то стала говорить, что мы были дружны, и братья. Говорила, что всё ещё образуется. И вот это старшее поколение, оно помнит о хороших временах, и у них нет ярой ненависти.

Старшее поколение помнит о хороших временах, и у них нет ярой ненависти

После этих поездок в Азербайджане из меня пытались сделать врага народа, но люди понимали, что это неправда.

– Вы участвуете во многих миротворческих тренингах, где бывают и ваши коллеги из Армении. Общий язык удаётся находить?

– Не всегда. Бывает, что специально провоцируют конфликты, перебивают на презентациях. Но я стараюсь не обращать внимания. Был случай, что когда делегацию из Азербайджана пытались вывести на эмоции, то я просто показала фото памятника в Карабахе, который разрушили во время войны, и попросила ответить на вопрос: что это. Армянские коллеги не ответили. А на фото была стэлла, посвящённая 125-летию переселения армян в Карабах. А это значит, что не мы пришли на «их земли».

Азербайджанська біженка, 1992 рік
Азербайджанська біженка, 1992 рік

Но мне всё равно интересно узнать их мнение

Но мне всё равно интересно узнать их мнение. Интересно узнать, что происходит в Карабахе. Мне интересно и что происходит в других конфликтных регионах.

На одном семинаре среди участников из Армении была девушка из Карабаха, и она как-то тянулась к нам. Рассказывала, как они там живут, спрашивала, как я жила там. Но другие её коллеги начали смотреть на неё косо, и она начала нас сторониться. Ей сказали, что нежелательно общаться с азербайджанцами. Но в любом случае, нам всё равно придётся жить вместе. Независимо от того, когда конфликт закончится.

Интересная мысль, что нужно всё равно будет жить вместе. А Вы, или ваши знакомые готовы вернуться в Карабах, если будет такая возможность?

– Мнения разные. Подрастающие поколения, к примеру, дети, которые родились в Баку, мало что знают о Карабахе. Но всё зависит от семьи.

Я надеюсь, что мы умрём, увидев наши родные земли

Но надежда умирает последней, и наша надежда умрёт только вместе с нами. Я надеюсь, что мы умрём, увидев наши родные земли, наш дом. Пусть он даже разрушен.

Я понимаю, что если даже завтра освободят, то это займёт много времени. Нужно разминировать территорию, благоустроить её. Там всё разрушено. Например, Агдам, его практически стёрли с лица земли. Зангелан, это наш район, когда родственники или друзья ездят в Иран, то они обязательно едут на территорию, которая граничит с нашими районами. Они делились видео, как они плачут, смотря на эти земли. Снимают сёла вдалеке.

Агдам
Агдам

90 процентов вынужденных переселенцев верят, что вернуться туда

Где-то 90 процентов вынужденных переселенцев верят, что вернуться туда. Старшее поколение умерло с этой тоской по родине. Баку для них – чужой край.

Моей сестре было 11, когда всё началось, она всё помнит. И очень больно воспринимает эти видео. Она говорит, что если сегодня вернут, то готова на эту заминированную землю пойти, лишь бы потрогать эту землю, встать на колени и поцеловать.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безплатно). Ваше ім’я не буде розкрите)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

ІНШЕ З МЕРЕЖІ



Загрузка...

ВАС МОЖЕ ЗАЦІКАВИТИ

XS
SM
MD
LG