Доступність посилання

ТОП новини
09 липня 2020, Київ 15:03

Мечты «серой зоны»: откуда берется хлеб и почему за водой не стоит ходить после обеда


Детские игры в прифронтовом селе Славное, 15 мая 2020 года

(Друкуємо мовою оригіналу)

Жители прифронтового села Славное и кооператива «Мечта» из-за войны и коронавируса оказались отрезанными от цивилизации. Чтобы купить хлеб или таблетки, приходиться нанимать транспорт и преодолевать путь в несколько километров. ООН и гуманитарная миссия «Пролиска» передали в «серую зону» электровелосипеды, а в прифронтовою больницу в Курахово – помощь для борьбы с коронавирусом.

«Мечта» – так назвали дачный поселок на западной окраине Красногоровки. И правда, люди здесь мечтают: о том, чтобы закончилась война, и о возвращении домой. Ведь многие из них – переселенцы: переселились из разбитой снарядами окраины Красногоровки на дачи.

Уже 20 лет руководит этим дачным кооперативом переселенцев Наталья Заяц. Она вспоминает, что первый раз попала под обстрел 13 июля 2014 года около 16 часов на восточной окраине Красногоровки, которая ближе к Донецку.

Наталья Заяц, жительница Красногоровки
Наталья Заяц, жительница Красногоровки
Наверное, не суждено мне погибнуть от снарядов и пуль
Наталья Заяц

«Я строила дом там. Кухня была уже жилая, в доме крыша уже была. Там меня и застала война. Повезло, что меня взрывной волной откинуло, и осколками меня не посекло в тот раз. Наверное, не суждено мне погибнуть от снарядов и пуль. Дай Бог, чтобы чуть-чуть прожить еще», – вспоминает Наталья. Она говорит, что, убегая из дома, взяла с собой двух кошек и телевизор.

Ее семья потеряла работу, жилье, дети разъехались и внуков увезли. Женщина говорит, что война и здоровье забрала: невозможно ночью спасть, надо принимать снотворное, обезболивающие и успокоительное.

Хочу чего? Мира!
Наталья Заяц

«Те, кто пережил хоть один обстрел, меня поймут», – говорит Наталья Заяц и продолжает: «Хочу чего? Мира! Моя мама (уже покойная) раньше говорила: «Что угодно, только не война. Все можно пережить, только не войну». Я этих слов не понимала. Сейчас я их понимаю».

Наталья Заяц – еще не на пенсии, статус переселенца ей так и не дали. Поэтому семья живет на пенсию мужа.

«Ну а так люди обращаются: кому огород прополоть. Я строитель – кому-то дом утеплить, что-то сделать. Копейка, нелегально, но мне как-то жить надо», – с горечью говорит Наталья.

Женщина рассказывает, что люди отсюда выезжают несколько раз в месяц или в Красногоровку, или, через поле, в соседний Горняк – за продуктами и лекарствами, в ту же больницу. Иногда приходится нанимать такси.

А еще ей пешком приходится наматывать километры по поселку, чтобы с людьми пообщаться и показания счетчиков записать.

«У нас тут совсем плохо» – жительница Славного

В селе Славном живет 48 взрослых и пятеро детей.

От села до позиций российских гибридных формирований – около километра. Раньше здесь возле домов ложились снаряды. Теперь попритихло. Хотя местные говорят, что по ночам с разных сторон стреляют.

В Новомихайловку проехать, литра три бензина надо. Вот и посчитайте, в какую цену обходится хлеб
Елена Алексеевна

Вот что говорит о реалиях Славного местная жительница Елена Алексеевна: «Чтобы купить хлеб, нужно съездить в Новомихайловку (соседнее село – ред.). А в Новомихайловку проехать, даже имея свою машину, литра три бензина надо. Вот и посчитайте, в какую цену обходится хлеб. У нас проблема с питьевой водой. Единственный питьевой колодец находится в конце села. Воды сейчас в колодце мало. Если идешь к колодцу после обеда, – вода уже мутная».

Анастасия тоже живет в Славном с мужем и двумя детьми. Говорит, что уезжать из села не хочет, ведь здесь родилась и здесь свой дом. Но, по словам Анастасии, цивилизации в Славном нет.

Анастасия испытывает электровелосипед
Анастасия испытывает электровелосипед

В детский сад до карантина каждый день возили детей за 6 километров – в соседнее село. А если нужен врач, – тоже надо ехать в Новомихайловку.

У нас тут совсем плохо
Анастасия

Анастасия говорит: «У кого есть машина – своим транспортом. У кого нет – нанимать надо, чтобы доехать до ближайшей поликлиники. У нас тут совсем плохо».

Электротранспорт для «Мечты» и Славного

Теперь и жителям красногоровской «Мечты», и селянам Славного будет проще жить в карантине.

При финансовой поддержке Агентства ООН по делам беженцев и Украинского гуманитарного фонда ООН волонтеры гуманитарной миссии «Пролиска» купили и привезли людям по одному электровелосипеду.

Евгений Каплин, руководитель «Пролиски», рассказал, что такой транспорт несколько лет назад уже передали фельдшеру, который лечит людей в нескольких селах возле Широкино.

А сейчас еще добавились карантинные ограничения, и возить нуждающихся людей в машинах нельзя, и междугородний транспорт не работает. А жители прифронтовых сел звонят и просят помочь.

«Мне звонят мои соцработники, например, из села Гладосово, и говорят: есть конфликт интересов. У меня есть 10 лежачих бабушек рядом со мной. А есть один лежачий дедушка через 6 километров. Либо весь день нужно идти туда, быть у него и возвращаться домой. Либо я смогу обойти 10 бабушек, дедушек рядом», – говорит Каплин.

Евгений Каплин
Евгений Каплин

Чтобы решить конфликт интересов, активным жителям прифронтовой зоны передают электротранспорт. 35 велосипедов купят за счет Агентства ООН по делам беженцев, и еще 40 – благодаря Украинскому гуманитарному фонду ООН.

Гарантия на работу аккумулятора – минимум 5 лет, а потянуть этот транспорт может до ста килограммов груза, кроме самого водителя.

Это не листовки. Это – конкретная вещь, которая и сейчас поможет во время карантина, и останется в этих селах дальше
Евгений Каплин

«Это не листовки, которых мы сейчас на миллион долларов можем напечатать, и завтра истопить ими печку. Это – конкретная вещь, которая и сейчас поможет во время карантина, и останется в этих селах дальше. Потому что «карантин» в этих селах, в некоторых из них, уже седьмой год длится», – говорит Евгений Каплин

Больница: долгожданный респиратор FFP3

Помощь от «Пролиски» и ООН получила больница в прифронтовом городе Курахово Донецкой области.

Директор больницы Игорь Корчак рассказал Радио Донбасс.Реалии, что его учреждение не определили опорным по коронавирусу только потому, что здесь начали ремонтировать инфекционное отделение до начала эпидемии. Но в этой больнице оказывают людям всю экстренную помощь.

Не дай Бог, начнется что-то, потом нам точно не хватит
Игорь Корчак

О защищенности медиков Корчак говорит так: «У нас у всех были возможности надевать маски. Но чтобы всех защитить как положено, мы сказали: держите при себе. Когда начнется, тогда будете надевать. Вот на таком уровне. То есть, защита должна быть ежедневная, постоянная как у всего нашего населения, так и у больницы в особенности. Но такой серьезной нам не хватило бы. Не дай Бог, начнется что-то, потом нам точно не хватит».

Теперь в Курахово будут средства защиты для медиков. Особенно Игорь Корчак доволен респираторами класса FFP3 с клапаном выдоха.

Игорь Корчак (справа) принимает гуманитарную помощь
Игорь Корчак (справа) принимает гуманитарную помощь

Евгений Каплин рассказал нам, что «Пролиска» вместе с Агентством ООН по делам беженцев поддерживают 10 таких прифронтовых больниц. Туда передают средства защиты для медиков.

Средств защиты для медиков либо нет, либо крайне мало
Евгений Каплин

«Мы ездили, делали оценку, общались с главными врачами всех больниц в прифронтовой зоне, мы пришли к выводу, что средств защиты для медиков, которые бы реально помогли их защитить от коронавируса, либо нет, либо крайне мало. По состоянию на две недели назад ни в одной больнице не было респираторов класса FFP3 (защищает от вирусов и бактерий – ред.) с клапаном выдоха. В одной из больниц, не буду называть, в какой, мне говорят: вы знаете, у нас 200 человек медицинского персонала, а мы купили на квартал 4 литра дезинфектора», – описывает прифронтовые больничные реалии Каплин.

Он рассказал нам, что каждой больнице оказали помощь на сумму от 50 до 100 тысяч гривен, – в зависимости от числа медперсонала. Это респираторы 3-го класса защиты с клапаном выдоха, защитные очки или щитки, нитриловые перчатки, медицинские шапочки, маски, по 50 литров дезинфектора для рук, жидкое мыло и пульсоксиметры (измеряют уровень кислорода в крови – ред.).

Каплин говорит, что еще партнеры из Агентства ООН по делам беженцев, чтобы организовать места для пациентов с коронавирусом, для каждой больницы предоставят матрасы, постельное белье, полотенца и бесконтактные термометры.

Асель Ормонова, глава офиса УВКБ ООН в Мариуполе, говорит, что из-за коронавируса некоторые виды помощи для жителей прифронтовых поселков временно ограничили. Пришлось перейти на дистанционную поддержку. А еще работают проекты по предоставлению помощи врачам для защиты от COVID-19 и по повышению мобильности людей в прифронтовой зоне.

Асель Ормонова
Асель Ормонова
Мы очень надеемся, искренне, что международная гуманитарная помощь будет продолжать поступать в Украину
Асель Ормонова

По словам Ормоновой, сложно сказать, как коронавирус повлияет на мировую экономику, и как пандемия отразится на гуманитарной помощи для Украины.

«Мы очень надеемся, искренне, что международная гуманитарная помощь будет продолжать поступать в Украину. И так же мы готовы поддерживать государство в его усилиях помогать гражданам», – убеждена Асель Ормонова.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Донбас.Реалії працює по обидва боки лінії розмежування. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім'я не буде розкрите)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG