Доступність посилання

ТОП новини
20 Серпень 2018, Київ 19:19

После освобождения Донбасс может стать триггером возрождения Украины – эксперт


Авдіївка, Донбас, вересень 2017 року

(Друкуємо мовою оригіналу)

Тысячи людей лишились жилья из-за боевых действий. На неподконтрольной территории остановлены десятки предприятий. Сколько будет стоит восстановления Донбасса, кто за это заплатит и стоит ли рассчитывать на помощь Запада? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии рассказали главный редактор сайта «Depo.ua» Ольга Лукинова и директор агентства развития Приазовье Константин Батозский.

– Представим, что к 2019 году Донбасс будет полностью украинский. О каких суммах на восстановление приблизительно идет речь?

Константин Батозский: Пока единственная попытка оценки ситуации была предпринята в 2015 году по заданию ООН. Был подготовлен приблизительный список инфраструктурных объектов и там фигурировала цифра порядка десяти миллиардов долларов, насколько я помню. Больше не предпринималось попыток подсчитать. Не был включен Дебальцево, не был включен обстрел Восточного в Мариуполе. И в целом, перед тем как обсуждать масштаб цифр, а они стремятся к бесконечности, нужно понять методологию, что конкретно нужно учитывать и считать.

Государство должно быть сосредоточено на восстановление жизненной инфраструктуры. Водовод, который страдал много раз под обстрелами, электросети, газопровод, железная дорога. На втором месте по важности индивидуальное жилье, которого лишились люди в результате военных действий. На третьем месте имущество юридических лиц. В отношении их очень сложно выработать некий подход. Должно ли государство восстанавливать разрушенный магазин, например. На этот вопрос у меня нет ответа.

Ольга Лукинова: От наших чиновников звучат абсолютно разные цифры. Если в прошлом году Зубко говорил о цифре, на начальном этапе в 15 миллиардов долларов, Жебривский уже говорит о 20 миллиардах. Первый заместитель министра обороны говорил о сумме в сто миллиардов. Колоссальный разброс цифр.

Но у нас действительно нет стратегического видения, нет исследования проблематики Донбасса. Было последнее исследование ОБСЕ при поддержке правительства Австрии и Канады, в котором говорится, что сейчас 36 шахт уже не могут эксплуатироваться из-за подтопления, по-моему, на неподконтрольной территории.

– Константин, как вы считаете, западные доноры смогут помочь или Киеву придется полагаться только на себя?

Константин Батозский: В глобальном мире ни одна страна не сможет потянуть настолько массовый проект как восстановление Донбасса. Если мы возвращаемся к методу, меня пугает в оценках разрушения и в дискуссии восстановления Донбасса, что каждый имеет свое виденье будущего, но никто не хочет думать о причинах, которые привели к такому состоянию дел. Причины в экономике, значит надо менять экономику и стратегическую цель.

В глобальном мире ни одна страна не сможет потянуть настолько массовый проект как восстановление Донбасса
Константин Батозский

Нужно развивать другие отрасли, учитывая то, что мы получим после войны: практически голую степь с населением, которое преимущественно старшего возраста. Придется использовать много инновационных подходов.

Может быть, Донбасс станет первой территорией в мире, где будет осуществлено на какое-то время внедрение общего базового дохода. То есть, мы туда приходим и не понимаем, сколько денег нужно платить людям, потому что их пенсионные дела уничтожены, а нам надо кормить население. На какое-то время будет единая минимальная сумма, которую будут платить всем, пока не разберутся с каждым индивидуально.

Автомобіль переїздить зруйнований війною міст в Луганській області, березень, 2015 року
Автомобіль переїздить зруйнований війною міст в Луганській області, березень, 2015 року

Придется поменять структуру экономики. Если индустриальный потенциал разрушен, надо возвращаться к теме добычи сланца, которая абсолютно забыта. Надо привести западные компании. Нам и самим нужно это топливо.

Также придется немного двигать территории, расселять неперспективные территории, которые остаются без средств для существования
Константин Батозский

Также придется немного двигать территории, расселять неперспективные территории, которые остаются без средств для существования. И нужно каким-то образом возвращаться туда людей.

Кризис на Донбассе был вызван во многом тем, что это была достаточно закрытая территория, люди, которые очутились под монополией Московского патриархата, были сильно подвержены российской пропаганде. После войны Донбасс должен стать открытым для всех международных государственных миссий.

– Ольга, вы сказали, что еще не определены приоритеты на четвертый год войны. Если бы у вас была возможность, какие приоритеты вы бы определили? И если вспомнить так называемый закон о реинтеграции Донбасса, в нем прослеживаются какие-то приоритеты?

Ольга Лукинова: Он не имеет никакого отношения к реинтеграции Донбасса. У нас есть государственная целевая программа по восстановлению Донбасса. Но в ней только о восстановлении инфраструктурных, транспортных объектов, это приоритет. Также был приоритет переселенцам. С тех пор многое изменилось.

Ольга Лукинова
Ольга Лукинова

Помимо тех приоритетов, которые обозначил Константин, есть экологические проблемы, они могут привести к гуманитарным, Их нельзя отбрасывать. С другой стороны, подтопленные шахты, проблемы питьевой воды, электроснабжения.

На эти проблемы нужно смотреть комплексно. Провести мониторинг, исследование, может быть мы не замечаем еще чего-то.

– Вы считаете, что власть в определении этих приоритетов возрождения Донбасса не достаточно работает?

Ольга Лукинова: Мне кажется, что мы тушим пожары. Мы локально подходим к решению различных проблемы. Латаем дыры.

– А почему так?

Ольга Лукинова: Я думаю, что мы оказались в такой ситуации впервые и в последнее время мы делаем ошибки, а нам уже нужно их исправлять, начинать с чистого листа. Нам надо вооружиться опытом западных партнеров.

– Например?

Для Донбасса сейчас уникальный шанс начать все с нуля. Начать строить новые инфраструктурные проекты
Ольга Лукинова

Ольга Лукинова: Польским, английским опытом по поводу закрытия шахт, мы можем вооружиться опытом Боснии. Есть проблема минирования территории, поствоенные страны могли бы нам в этом помочь.

А в принципе, для Донбасса сейчас уникальный шанс начать все с нуля. Начать строить новые инфраструктурные проекты. Международные доноры дают нам деньги, но мы иногда не можем их освоить.

– А что все-таки удалось сделать на тех территориях Донбасса, которые подконтрольны Киеву и которые вернули?

Константин Батозский: Мне кажется, на свободных территориях не проведена работа над ошибками. Она по-прежнему олигархическая, закрыта от мира.

– Ольга, действительно все зависит от персоналий, которые возглавляет область? Или сама системная политика украинского государства показывает, что особых просветов нет?

Ольга Лукинова: Я считаю, что наша власть, наше государство должно взять функцию организатора процесса восстановления Донбасса. Должна быть разработана четкая стратегия, как мы будем восстанавливать Донбасс, а это должно быть вынесено на экспертную дискуссию. Когда будет определено стратегическое виденье, тогда мы сможем обращаться к международным донорам.

Это общее виденье и есть лучший сигнал нашим гражданам которые оказались в оккупации, что мы их не бросаем
Костантин Батозский

Константин Батозский: Это общее виденье и есть лучший сигнал нашим гражданам которые оказались в оккупации, что мы их не бросаем, что мы о них заботимся, мы хотим для них лучшего будущего, чем могут предоставить оккупанты.

– Украина переживает страшную трагедию, много погибших, раненых, переселенцев. Но может будет возможность начать сначала после освобождения Донбасса?

Константин Батозский: Я смотрю оптимистично на будущее. Я не знаю, как оттуда уйдут оккупанты, но я знаю, что они уйдут.

Главное, ориентироваться на то, чтобы не сделать так как раньше. Чтобы этого не случилось никогда снова. Не может быть в конце концов олигархов.

Несмотря на все эти неутешительные прогнозы, мы находимся в уникальной ситуации, когда на примере Донбасса мы можем увидеть возрождение Украины
Ольга Лукинова

Ольга Лукинова: Мы стоим перед проблемой, если верить прогнозам, что территория вообще может оказаться ничьей. Эта засоленность почвы, полностью непригодная питьевая вода на большей территории Донбасса. Эта проблема не только оккупированных территорий, не только Украины, но и России. Если эти шахтные воды пойдут в Северский Донец, то это проблема Ростовской области.

Я хочу услышать от исследователей и государства, сколько у нас есть времени и насколько это серьезная проблема.

Несмотря на все эти неутешительные прогнозы, мы находимся в уникальной ситуации, когда на примере Донбасса мы можем увидеть возрождение Украины. На нас сейчас давят международные организации, партнеры. И мы уже не можем отмахиваться. Думаю, рано или поздно мы пойдем европейским путем, который декларируем.

И у Донбасса тоже есть уникальная возможность начать возрождение. Появятся новые структурные проекты, новые рабочие места.

– Константин, наша власть вообще заинтересована в возвращении Донбасса? Видя эти проблемы, о которых мы сейчас говорим.

Константин Батозский: Я думаю, что неспособность мыслить стратегически – беда украинской власти. Неспособность, поскольку это все-таки годы жизни под Советским Союзом, годы подавления порождают естественный процесс. Нет чувства преемственности, ее нет у людей и на уровне семей.

Поэтому нужно честно говорить о самих себе. Ситуация с Донбассом – это холодный душ не только для его жителей, а для страны. Конечно, с этого начнется новая история.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

​(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу).

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG