Доступність посилання

ТОП новини
23 Жовтень 2018, Київ 21:51

Кремль хочет продвинуть в Украине пророссийские силы – эксперт о возможном обмене пленными


Слева направо: лидер общественной организации «Украинский выбор» Виктор Медведчук, патриарх Московский Кирилл, глава группировки «ДНР» Александр Захарченко и глава группировки «ЛНР» Леонид Пасечник во время пресс-подхода по итогам встречи относительно условий по обмену пленными между российскими гибридными силами в лице группировок «ДНР», «ЛНР» и властями Украины, Москва. 25 декабря 2017 года

(Друкуємо мовою оригіналу)

Главу офицерского корпуса Владимира Рубана, содельника Надежды Савченко, представители ОРДЛО вроде бы хотели обменять на двоих украинских пленных, а затем просто включили в списки на обмен, по версии Ирины Геращенко. «ОРДЛО никогда не предлагало за этого «генерала» двух украинских военных. Однажды шла речь о формуле один на один, а зачем ОРДЛО просто включили его фамилию в свой общий список, где почти 300 человек, и заявили что малых обменов не будет. Только всех на всех», написала она на своей странице в Facebook. Почему обмен затормозился? От чего зависит активизация данного процесса? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии рассказал волонтер, переговорщик, руководитель общественной организации по освобождению пленных «Группа патриот» Олег Котенко.

– 27 декабря прошлого года был массовый обмен пленными на Донбассе, 72 украинца смогли вернуться домой. Но прошло уже 8 месяцев, получается, были только единичные случаи обмена?

Есть определенные схемы возможности освобождения людей, которые не хотелось бы выдавать в эфирах
Олег Котенко

– Обмен и освобождение – это разные вещи. Обмен – меняют человека на человека, а освобождение – когда люди, находясь в определенных списках или же родственники которых обратились в центр по освобождению военнопленных при СБУ, были включены в такие списки. Такие люди освобождаются, могу официально об этом заявить.

Есть определенные схемы возможности освобождения этих людей, которые не хотелось бы выдавать в эфирах. Освобождения продолжаются. Это то, что не касается так называемых «московских списков».

Есть так называемый «московский список». Этими списками курируют ФСБ. Туда в основном включаются военные, которые попали при военных операциях, те, кто по их мнению, имеют отношения к украинским спецслужбам. За этим смотрит координатор из Москвы. Речь идет о людях, которые находятся в ОРДЛО. ФСБ включает этих людей в отдельный список. Они не хотят нам отдавать определенное количество людей.

Сейчас более 150 украинских пленных. Эта цифра все время меняется, иногда кого-то отпускают, но она всегда растет

Мы знаем, что сейчас более 150 украинских пленных. Эта цифра все время меняется, иногда кого-то отпускают, но она всегда растет. Задержание происходит ежедневно, людей пытают и они признаются во всех смертных грехах.

Вторая категория, не «московского списка» – это люди, которые задержаны за проукраинскую позицию. Тут немного легче работать, потому что здесь включаются юридические вопросы, можно подключить адвоката и если проводится расследование, можно доказать, что человек невиновен. У них есть несколько вариантов. Первый – удерживают человека трое суток, и в эти сутки его пытают, заставляют хоть в чем-то признаться на бумаге. Потому они называют админнарушение и задерживают людей на 30 суток. За это время они пытаются чем-то подкрепить обвинения. Если не удается даже пытками заставить признать свою вину, то вероятнее всего эти люди через 30 суток выходят. Хотя родственники на этом этапе уже обращаются в организации и по ним начинают работать люди. Их немного легче вытаскивать.

– Почему из второго списка легче вернуть украинцев домой, потому что он не контролируется ФСБ?

– Да, контролируется группировками в ОРДЛО. Там, где решение принимает Москва, очень сложно говорить о каком-то человеке.

Касательно Рубана, наверное, он набивает себе цену, потому что никогда ни Коренькова, ни Глондара, наших военных, на него не поменяют. Он Москве не настолько интересен, не того уровня.

Олег Котенко, руководитель общественной организации по освобождению пленных «Группа патриот»
Олег Котенко, руководитель общественной организации по освобождению пленных «Группа патриот»

– С 27 декабря прошлого года, сколько на сегодня удалось вернуть украинских граждан из плена?

– Больше 10. Это те, которые возвращаются без обмена, по определенной схеме.

– Заслуги переговорщиков в Минске нет?

– Однозначно нет.

– Вы ведете переговоры с ФСБ? С кем контактируете?

– Нет. Есть две силы в так называемых «ЛДНР», промосковские и проднровские.

– Это не одно и то же?

– Нет. Москва хочет на ключевые позиции поставить своих людей и контролировать территории самостоятельно. Люди, которые говорят, что они там борются «за республику», не хотят сдавать свои позиции.

– А разве у них равнозначные ресурсы и возможность противостоять московской части?

С 2014 года в ОРДЛО противостояли и противостоят до сих пор. Вряд ли они на сто процентов пляшут под дудку России

​– С 2014 года они противостояли и противостоят до сих пор. Вряд ли они на сто процентов пляшут под дудку России.

– То, что есть маленькая фронда против Москвы есть, которая помогает обмену?

– Однозначно. Особенно это помогало в 2014-2016 годах. Можно было сыграть на противоречиях между одной и другой группировкой, без обмена получить людей.

– А что взамен?

– Их должны оценить как хороших руководителей. Захарченко передавал людей только родным. Он лично приглашал родных на территории и передавал людей, показывая, что он такой хороший руководитель.

– Насколько я могу судить, массовый обмен возможен только, если Путин даст отмашку?

– Да. Но Путин не даст такой отмашки, если ему это не будет выгодно.

– А почему он тогда дал?

– Потому что появился Курт Волкер. Пошли определенные договоренности между Москвой и США. По всей вероятности, Москве были предложены какие-то моменты, что она на это согласилась.

– Тогда была важна роль США, а сейчас можно оценить их роль?

Сейчас им будет нужно, потому что выборы в Украине. Они хотят пролоббировать интерес пророссийских сил, чтобы они были представлены в украинском политикуме

– Мы говорили, что это был только первый этап и должен был состояться второй. Когда разговор шел о втором этапе обмена, были продлены санкции, американцы начали выдворять российских дипломатов, тогда этот второй этап ушел на задний план. Потом Путин готовился к Чемпионату мира, ему ничего не нужно было.

К президентским выборам тоже не было интереса в обмене. Но сейчас им будет нужно, потому что выборы в Украине. Они хотят пролоббировать интерес пророссийских сил для того, чтобы они были представлены в украинском политикуме. Поэтому сейчас будет делаться все и обмены, в том числе, но только под одного человека. Вероятнее всего это будет Медведчук.

– Где содержатся украинские граждане в так называемых «ЛДНР» сейчас, в 2018 году?

– Сейчас многие международные организации требуют попасть к нашим военнопленными, осужденным. Бывает, их пускают. Красный Крест был полгода назад, ООН заезжал к некоторым.

В 128-й колонии в Снежном находятся украинские женщины. У них очень плохие условия, очень плохое отношение

Они играют в свою якобы «правовую страну» и хотят показать, что уже хорошее содержание. То есть, их переводят в такие условие, которые уже можно показать. По крайней мере 97-я колония в Макеевке. Сейчас там строится так называемая тюрьма «ЛНР». И СИЗО номер 32 в Макеевке, где содержится более 10 наших людей, их добавляют после осуждения.

В 128-й колонии в Снежном находятся украинские женщины. У них очень плохие условия, очень плохое отношение.

– От чего зависит?

– От самой администрации колонии. Если ФСБ не контролирует женскую колонию, то она контролирует 97-ю, нет передач, нет связи. С 32 – есть. Родственники могут делать передачи. Коррупция там в сто раз больше, чем в Украине.

Но это не значит, что людей не пытают. Методы с 2014 года не улучшились, они стали изощреннее, чтобы выбивать показания.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

​(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

  • 16x9 Image

    Олександр Лащенко

    На Радіо Свобода – з березня 2005 року. До того працював три роки на Громадському радіо. Народився 1969 року в Києві. Закінчив Київський національний університет імені Тараса Шевченка.

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

Recommended

XS
SM
MD
LG