Доступність посилання

20 Серпень 2017, Київ 09:03

(Друкуємо мовою оригіналу)

Тысячи пропавших на Донбассе и более 600 нераскрытых случаев – такую неутешительную статистику приводит Международный комитет Красного Креста. Уже три года на востоке Украины продолжают пропадать люди.

За время войны на Донбассе без вести пропало более двух тысяч человек, и это лишь приблизительные цифры – их обнародовал Международный комитет Красного Креста.

«Более 600 зарегистрированных МККК случаев пропажи без вести остаются нераскрытыми. Подавляющее большинство пропавших лиц составляют мужчины, а около половины всех случаев, над которыми МККК работает еще с начала конфликта, касаются исчезновения гражданских лиц», – говорится в обнародованной пресс-службой МККК информации.

Точной статистики нет, есть только информация о незаконном исчезновении, говорит правозащитник Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров, поэтому цифры Красного Креста нельзя считать точными.

Евгений Захаров
Евгений Захаров

«Число пропавших без вести коррелирует с числом не идентифицированных тел погибших во время военного конфликта. Такая же ситуация и с территориями, неподконтрольными украинской власти. Люди пропадают до сих пор, недавно пропали три таксиста, которые могли работать во время комендантского часа. Труп одного из них потом нашли, где двое других – так и не известно», – говорит правозащитник.

Усложняет процесс установления точного количества пропавших без вести и тот факт, что родственники пропавших отказываются давать свои образцы ДНК для анализа. По словам Евгения Захарова, бывали случаи ошибок, и семьям привозили тело не их родственника. И люди, чтобы не терять надежды, ищут пропавших среди живых. Из-за этого сложно идентифицировать тела погибших.

С заявлениями о пропаже человека следует обращаться в Национальную полицию, говорит юрист организации «Восток СОС» Богдан Мельникович, хотя это малоэффективно при поиске пропавших на неподконтрольной территории.

«Красный крест уже несколько раз давал статистику, и каждый раз она менялась. Если мы обратимся к статистике правоохранительных органов, или отдельных государственных деятелей, например, Ирины Геращенко, мы увидим, что количество пропавших без вести в их оценках разнится. Это происходит из-за того, что люди очень часто не обращаются в официальные органы, если их близкий человек пропал. Часто для них самым простым путём остаётся обратиться к незаконным вооруженным формированиям, где предположительно находится их близкий человек, и освободить его с помощью выкупа», – рассказывает юрист.

Комитет Красного Креста может только собирать информацию, но никак не искать пропавших без вести. Уполномочены разыскивать исчезнувших только государственные органы.

ЭФИР ПОЛНОСТЬЮ

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...

ВАС МОЖЕ ЗАЦІКАВИТИ

XS
SM
MD
LG