Доступність посилання

22 Липень 2017, Київ 07:33

Не нужно ждать возвращения героя – советы психолога близким военнослужащих


Иллюстрационное фото. Военнослужащий с девушкой после возвращения с фронта. Киев, сентябрь 2015 года

(Друкуємо мовою оригіналу)

Вернулся, но «не нашёлся». Такой фразой военные характеризуют состояние, когда ты приходишь домой с фронта. Специалисты уже знают, как лучше привыкать к «гражданке» и что делать родственникам, чтобы быстрее найти общий язык с бывшим солдатом. Почему же столько трудностей вызывает возвращение с войны в мирную жизнь?

Казалось, что после возвращения с фронта мир упадёт к ногам. На деле же оказалось, что военное прошлое не дает почти никаких плюсов, и на «гражданке» – другие правила, от которых отвык в окопе. Так о своём приходе с фронта вспоминает Олесь Кромпляс, маркетинг-директор центра Axios. Мужчина признаётся, что сложно было заставить свой мозг заново работать в мирном формате.

Первые несколько месяцев даже не думал о том, зачем нужно работать. Как и у любого военнослужащего, есть зарплата, которую не снимаешь месяцами

«Когда только вернулся, вёл себя нахально и смело. Казалось, что могу свернуть горы. И поэтому первые несколько месяцев даже не думал о том, зачем нужно работать. Как и у любого военнослужащего, есть зарплата, которую не снимаешь месяцами. Было ощущение внутренней мужской правоты. У тебя в кармане – только карточка, и ты идёшь в этом камуфляже грязном. И плевать, что ты из него уже три месяца не вылазишь. С тобой идёт красивая девушка, а ты идёшь в камуфляже и даже этого не замечаешь», – рассказывает Олесь.

Но со временем пришло осознание того, что нужно продолжать жить вне военных действий. Для этого для начала стоило найти работу. Так ветеран оказался в центре помощи военным, где теперь работает и помогает своим побратимам вернуться к нормальной жизни.

«Мне девушка только недавно сказала, что я вёл себя, не пойми как. Пришёл на Новый год, без ничего, командовал всеми. И я такой: Боже, как неудобно... А тогда мне казалось, что всё нормально. Не ощущал, что я такой наглый», – вспоминает Олесь.

По словам Олеся, теперь он начал более ответственно относится к своей жизни. Не приемлет сам от себя отговорок о том, что устал, и «ещё успеется».

Однако давать себе время на отдых нужно, говорит психолог Валентин Ким. Апатия и лень могут говорить о проблемах с психологическим здоровьем, но одновременно это – и защитная функция организма от перегрузок.

Как с этим справлялись американцы

Важно создавать адаптационные программы для ветеранов, чтобы нормализировать их состояние сразу после демобилизации, а не бороться с последствиями, говорит Ким.

Когда американцы выходили из операции «Буря в пустыне», у них была разработана стратегия вывода солдат, принимавших участие в боевых действиях. Это была многоуровневая система

«Опыт работы с посттравматиками говорит о том, что такие программы должны быть очень аккуратными. К примеру, когда американцы выходили из операции «Буря в пустыне», у них была разработана стратегия вывода солдат, принимавших участие в боевых действиях. Это была многоуровневая система. Солдат сначала переводили в тыловые части, они понимали, что уже не пойдут на передовую, но они несли службу. Потом их переводили в части глубоко в тылу, где они сдавали оружие и писали отчёты. Потом их переводили на базы, которые находились в США, они имеют выход в мирную жизнь, общаются с гражданскими, и только потом демобилизация», – рассказывает психолог.

Такие методы способствуют поэтапной адаптации. Но всех под одну гребёнку грести не стоит. Для каждого нужен свой подход. Для того чтобы справится с негативными последствиями после возвращения, необходимо контролировать психологическое здоровье военных непосредственно в частях и на передовой, отмечает психолог.

Что делать близким?

Валентин Ким советует близким военных обратить внимание на их поведение, чтобы понять, в каких случаях нужно бить тревогу, но ни в коем случае не навязывать свою помощь.

Когда родственники говорят, что «ты вернулся совсем другим, расскажи мне всё» – этого не нужно делать

«Когда родственники говорят, что «ты вернулся совсем другим, расскажи мне всё» – этого не нужно делать», – говорит психолог.

Первое правило: не навязываться. Если человек захочет рассказать, он расскажет. Но не нужно вытаскивать воспоминания насильно.

Не нужно делать резких движений и издавать громкие звуки: это может спровоцировать флешбэк, когда какие-либо действия спровоцируют болезненные воспоминания о фронте. К примеру, упавшая кастрюля может вернуть воспоминания об обстрелах. Человек может упасть на пол, после чего ему будет стыдно. В этом нет ничего страшного, это инстинкт самосохранения.

Не стоит лечить стресс у родственника самостоятельно. Это сделает только хуже. Лучше сходить на встречу с такими же людьми, пережившими стресс. Там семья поймёт, что не одинока в своей проблеме, убеждает психолог.

Кроме того, родным и военному нужно время, чтобы отдохнуть. Не стоит ждать, что домой вернётся герой. Лучше просто принять своего близкого, вернувшегося с фронта таким, каким он вернулся.

«Не нужно ждать домой героя. Потом может случиться разочарование, потому что вместо героя вернётся человек, который разбрасывает носки и храпит. Он это и до войны делал, но семья почему-то забывает об этом», – говорит психолог.

ПОСЛЕДНИЙ ЭФИР РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG