Доступність посилання

ТОП новини
12 грудня 2019, Київ 18:52

«Его пытали током. Подвешивали за руки и ноги». Как бывшие сотрудники МВД «работают» в ОРДЛО


Посчитать, сколько экс-сотрудников МВД до сих пор сотрудничают с российскими гибридными силами, невозможно. Сами следователи на подконтрольной Украине территории говорят, что на сторону боевиков переходили, в основном, силовики из небольших городов

(Друкуємо мовою оригіналу)

До начала боевых действий эти люди были служителями закона. Сотрудники силовых структур должны были восстанавливать на Донбассе справедливость. Но в 2014-м многие из них перешли на сторону российских гибридных сил. Больше пяти лет теперь уже бывшие сотрудники Министерства внутренних дел без причин задерживают всех неугодных. Обворовывают, избивают, а потом закрывают, например, в подвалах и камерах СИЗО. Те, кому удалось бежать, рассказывают о зверствах и пытках экс-силовиков. На подконтрольной Украине территории по факту издевательств открывают сотни дел. Но из-за невозможности попасть на оккупированную территорию, большую часть силовиков-перебежчиков могут осудить, разве что, заочно.

Радио Донбасс.Реалии разбиралось в том, как бывшие следователи «работают» на территории, подконтрольной группировкам «ДНР» и «ЛНР». И что случается с теми, кого экс-силовики называют своими подследственными.

«Допрос» на смерть

«Его пытали током. Подвешивали за руки и ноги, а потом били бутылкой, наполненной водой. Из-за этого у Виктора Степановича стали отказывать почки и печень», – рассказывает о зверствах так называемого Министерства госбезопасности («МГБ») человек, также побывавший в плену.

Виктор Степанович – местный житель, бывший оперативный уполномоченный украинского МВД по фамилии Голомовзюк. Три года назад его разыскивали как на территории, подконтрольной группировке «ДНР», так и на части Донбасса, контролируемой украинской властью. В объявлениях по поиску экс-следователя сообщали, что он пропал в Донецке 29 ноября 2016 года. На момент исчезновения Голомовзюку было 62 года.

Экс-сотрудника МВД Виктора Голомовзюка искали в Донецке с помощью объявлений, пока не выяснилось, что его не просто похитили, а удерживают против воли в СИЗО
Экс-сотрудника МВД Виктора Голомовзюка искали в Донецке с помощью объявлений, пока не выяснилось, что его не просто похитили, а удерживают против воли в СИЗО

«В 13:15 выехал из дому на дачу. Был на машине Hyundai Accent АН 0392 ВВ синего цвета», – писали в многочисленных объявлениях в соцсетях.

По данным нашего источника, в 2014 году часть семьи бывшего сотрудника МВД уехала на мирную часть Украины, часть – и он сам – осталась в Донецке. На пенсию Виктор Степанович вышел еще до начала боевых действий, и первое время близкие надеялись, что его похитили по какой-то страшной ошибке.

Однако вскоре выяснилось, что Голомовзюка не просто похитили – его против воли удерживали в одном из донецких СИЗО.

«В декабре 2017-го, – говорит наш источник, – бывшего оперуполномоченного должны были передать украинской стороне в ходе большого обмена перед Новым годом. Но в список Голомовзюк так и не попал, потому что состояние его здоровья сильно ухудшилось. Супруга и адвокат добились перевода Виктора Степановича в гражданскую больницу, где он вскоре и умер».

По данным источника, «дело» Голомовзюка вел, по сути, его бывший коллега – следователь Петровского района Донецка Владимир Яманко. В 2014 году майор полиции перешел на сторону российских гибридных сил и стал работать в так называемом МГБ. Примечательно, что в августе 2019-го Яманко назначили в «комиссию по вопросам помилования». Теперь человек, причастный, как минимум, к одной смерти, причиненной пытками, будет решать, кто из осужденных группировкой «ДНР» может быть помилован, а кто – нет.

Без специальных статей

В части Луганской области, контролируемой российскими гибридными силами, ситуация с бывшими сотрудниками МВД не лучше. По словам одного из бывших следователей Луганска, который попросил не называть его имени в целях безопасности, к боевикам «ЛНР» примкнули, в основном, следователи из небольших городов.

«Мне сложно сказать о всем Луганске, но из моего отдела, где было 26 человек, на сторону оккупантов перешли трое или четверо. А вот следователи из маленьких городов, вроде Ровеньков и Красного Луча, в большинстве своем, остались на неподконтрольной Украине территории», – рассказывает экс-сотрудник МВД.

Бывший следователь не берется анализировать причины, по которым луганские силовики переходили на сторону боевиков. Экс-коллег он называет просто – предатели. И говорит, что самый большой пик их беспредела пришелся на 2014-2015 гг. Тогда на контролируемой группировкой «ЛНР» территории массово похищали людей: их обвиняли в выдуманных преступлениях, обворовывали и избивали, а потом закрывали в подвалах, зданиях силовых структур, на территории СИЗО и тюрем.

Никто на части Донбасса, подконтрольной боевикам, не может рассчитывать на правосудие


«Хуже всего, – продолжает бывший следователь, – обращались и обращаются с теми, кого обвиняют в помощи официальной украинской власти. Этих людей незаконно удерживают и очень жестоко избивают. На оккупированной территории нет и речи и о честных следственных действиях. Длительное время там не было даже условного уголовного кодекса. Сейчас его частично позаимствовали у РФ, пытаются даже строить так называемые суды. Но все это – мыльный пузырь. Никто на части Донбасса, подконтрольной боевикам, не может рассчитывать на правосудие».

По словам экс-сотрудника МВД, против силовиков, перешедших на сторону российских гибридных сил, открыты производства, как минимум, по ст. 260 ККУ – «Создание непредусмотренных законом военизированных или вооруженных формирований». В связи с невозможностью проводить следственные действия на оккупированной территории, преступления экс-следователей расследуют на мирной части Украины. Доказательства собирают, в основном, со слов свидетелей или тех, кто пострадал от рук силовиков-перебежчиков, но смог вырваться и уехать. Когда материалы попадают в суд – бывшего силовика, как правило, осуждают. Но чаще всего заочно, и без применения специальных статей.

Все, кто перешел на сторону боевиков, лишились званий, и уже не считаются сотрудниками силовых органов. В связи с этим, их дела расследуют, как дела гражданских


«Выйти из оккупированной территории на территории, подконтрольную Украине, сотрудники силовых структур могли до начала августа 2014 года. Все, кто перешел на сторону боевиков, лишились званий, и уже не считаются сотрудниками силовых органов. В связи с этим, их дела расследуют, как дела гражданских. Если, скажем, бывший следователь в ходе самовольного обыска ворвался и чужую квартиру, то это квалифицируется как незаконное проникновение, а не как превышение служебных полномочий», – подытоживает бывший следователь.

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG