Доступність посилання

ТОП новини
24 Лютий 2018, Київ 22:23

«Когда заканчивается вокальное шоу, ты не взлетаешь, а падаешь с огромной скоростью» – победитель «X-фактора-5»


Дмитрий Бабак

(Друкуємо мовою оригіналу)

Луганчанин Дмитрий Бабак открыл свою музыкальную студию в Киеве. Победитель 5-го сезона вокального шоу «X-фактор» говорит, что часть выигранных денег пришлось тратить на бытовые проблемы, которые беспокоят каждого переселенца. Кроме того, луганчанин признается: писать песни, снимать клипы и арендовать залы для концертов – тоже затратно. О жизни в Киеве, творческих планах, родном Луганске и выступлениях в зоне АТО артист рассказал Радио Донбасс.Реалии.

Знакомство с Дмитрием Бабаком произошло в его музыкальном классе. Пока это – одна комната, но в планах у Дмитрия создать целую школу, тем более, что территория позволяет.

Это – музыкальный класс, но там дальше еще 4 комнаты. Хочу сделать все крыло школой. Чтобы был класс фортепиано, актерский класс, комната для ударных инструментов. Обязательно студия и репетиционная база для групп.

– Чему учите взрослых и детей?

– У меня специальность «магистр по эстрадно-джазовому отделению». Но я не считаю себя уже состоявшимся педагогом. Наоборот, я только начинаю и расту вместе со своими учениками. Делюсь своим собственным опытом, воспитываю в них чувство музыкальности.

Ученик приходит личностью, вот так мы и стараемся, чтобы он и дальше оставался собой. Ни с кем не повторялся

Ко мне приходит ученик, объясняю ему какую-то минимальную теорию. Во время распевок узнаю характер голоса ребенка или взрослого, мы подбираем ему ряд упражнений для того, чтобы он становился лучше с каждым разом. Также подбираем репертуар. И начинаем заниматься над образом, психикой произведения – стараемся найти ученика в том, что он делает. Ученик приходит личностью, вот так мы и стараемся, чтобы он и дальше оставался собой. Ни с кем не повторялся. Потому что очень много одинаковых исполнителей. Человек, приходя сюда, приобретает такие качества, которые присущи только ему. Отталкиваемся от его возможностей и от того, что ему подходит. Я не навязываю никаких методов. У меня индивидуальный подход и к распевкам, и к репертуару, и к образу.

– С детьми формировать образ не опасно? Он же поменяется, стоит им немного стать старше…

Важно ребенку дать понять: он действительно хочет это петь или ему это навязали популярные музыканты

– Дети растут, меняются их приоритеты, кумиры и подход к музыке. На каких-то начальных этапах мы ищем ребенка в том, что он любит. Если он говорит, что хочет петь другую музыку, то слушаем, как у него это получается. Важно ребенку дать понять: он действительно хочет это петь или ему это навязали популярные музыканты. И важно, что не я ему говорю: «Тебе это не подходит», ребенок сам делает выводы.

– Сейчас очень много вокальных детских шоу. К Вам приходят дети, потому что действительно любят петь или потому что это стало сейчас модным?

– Я часто сужу конкурсы и фестивали вокальные. Вручаю сертификаты на занятия в моей школе. Потому что для меня важно увидеть этого ребенка: что он может, чего хочет. Я общаюсь с учениками, с их родителями, большинство случаев таких, что именно папы и мамы хотят из ребенка сделать звездочку. Вот в таких ситуациях, когда есть навязывание со стороны взрослых, но никакой отдачи со стороны ребенка, я отказываюсь от занятий. Конечно, я понимаю, что каждый ребенок – это деньги, которые оплачивают аренду и мою работу. Но когда человек не хочет петь, а я его должен заставлять…Такое сотрудничество не приносит никакого эстетического удовольствия. Для меня важно развиваться, а не стоять на месте. Поэтому хочу, чтобы и мои ученики, их талант и возможности тоже вдохновляли меня.

– Когда обучаете взрослых, то готовите себе конкуренцию? Или не рассматриваете своих учеников как музыкальных соперников?

– Конкуренции не вижу, потому что я всегда за индивидуальность в музыке. Если человек хочет становиться таким, как я, то нужно ему с музыкой завязывать. Мы занимаемся одним делом – развиваемся, но делаем это по-разному. Если человек приходит и занимается вокалом – этого недостаточно. Это постоянная работа над собой и огромное количество других факторов.

– Для Вас одним из факторов успеха стал переезд из Луганска в Киев. Если бы не военный конфликт и Вы не выехали в столицу, смогли бы добиться таких результатов?

– Придерживаюсь мнения: все, что ни происходит – к лучшему для тебя. Просто все зависит от того, как ты в этом сможешь ориентироваться и как этим моментом сможешь воспользоваться.

Cобытия, которые происходят в Луганске, так угнетают, что кажется, останься я там, сошел бы с ума

Если бы я остался в Луганске, все равно бы занимался музыкой. Просто я довольствовался бы малым и оставался на одном уровне. Мне бы не приходилось искать постоянно жилье, переживать, что в любой момент придется съезжать. Я бы не думал, где бы побольше заработать, чтобы прокормить себя. Потому что в Луганске было все: дом, машина, работа, возможности…Здесь приходилось всего добиваться заново и самому. Но здесь самое важное – безопасность. Те события, которые происходят в Луганске, они так угнетают, что кажется, останься я там, сошел бы с ума.

– Вы работали с Нино Катамадзе, со Святославом Вакарчуком…

– Уже столько времени прошло. Эмоции стираются, но на подсознании ты пользуешься советами этих людей. Не людьми, а именно их подсказками. Я ни разу не воспользовался знакомством с Нино Катамадзе. И только единственный раз попросил Святослава Вакарчука о помощи. И он мне дал деньги на аппаратуру для моей группы.

Мне это сотрудничество дало уверенности в своих силах. Еще раз подтвердило, чем больше ты прикладываешь усилий и веришь в свои силы, тем больше шансов, что у тебя все получится. Неважно, откуда ты – из села, из столицы. Главное: ты знаешь, чего хочешь, и к этому обязательно придешь.

– Есть такая тенденция, что победители вокальных шоу популярны год. Потом начинается другой сезон и про прошлых лидеров как-то забывают. Канал не заинтересован в раскрутке этого артиста уже, в ротации и тому подобное. Столкнулись с такой проблемой?

– Конечно. Про меня забыли и не через год, а через полгода. Нужно понимать, что вокальные шоу – это продукт, на котором канал делает деньги. Если ты приходишь туда с надеждой, что сейчас из тебя сделают мировую звезду, то ты очень ошибаешься. Рассчитывать надо только на себя и свои силы. Просто этим вокальным шоу нужно правильно воспользоваться.

Ты стал победителем, на тебе разбогател канал, дал тебе деньги, а дальше – делай, что хочешь. Потому что идет уже следующий сезон... Это целый конвейер

Система телевизионных шоу такова, что ты – актер фильма, за которого переживают. У тебя есть трогательная история, за которую зритель готов голосовать. Ты стал победителем, на тебе разбогател канал, дал тебе деньги, а дальше – делай, что хочешь. Потому что идет уже следующий сезон и появился другой такой же победитель. Это – целый конвейер. А ты попробуй удержать аудиторию, которая голосовала за тебя, чтобы не переключилась на другого.

Если бы мы пели авторские песни на этих вокальных шоу, то действительно показывали себя как артистов, знали бы свою аудиторию. А так мы поем одни и те же песни в разных сезонах, и нас просто сравнивают – а кто же ее спел лучше.

Когда заканчивается вокальное шоу, ты не взлетаешь, а наоборот падаешь стремительно и с огромной скоростью.

– Как Вы ищете свою аудиторию?

– Я поступил очень глупо – записал альбом. Но оказалось, что я не знаю, кто моя аудитория. Не знал, кто за меня голосовал на шоу, кому нравилась моя музыка. Я потратил уйму денег на запись альбома, аренду помещений для концертов и оказалось, что все зря. Мне надо было выпускать по синглу. И каждый раз прощупывать свою аудиторию.

Мне в этом плане было немного сложнее. Так как деньги с выигрыша я тратил не только на творчество, но и на жизнь в Киеве. Кроме бытовых проблем, еще были и музыкальные вопросы. Написание песен, съемки клипов, ротации – все это очень большие деньги. И при этом нужно еще следить, чтобы моя популярность никуда не пропадала, про меня не забыли слушатели. И главное – зарабатывать для того, чтобы проживать и творить.

Осознав свою ошибку, я понял, что нужно делать дуэты. А еще нужно заявлять песню через народ. Пускаешь произведение в интернете, людям нравится, и тогда звонит радиостанция: «Давайте поставим!». Это очень большой промежуток времени, чтобы завоевать свою аудиторию.

Но я заметил, когда ты чего-то очень хочешь, то все складывается само собой. На одном из фестивалей я познакомился с заслуженной артисткой Украины. Она видела, как я пою, и предложила записать песню. Я прихожу домой и на эмоциях сразу пишу текст и музыку. И на следующий день мы начинаем совместную работу – записываем песню, снимаем клип. Премьера назначена на февраль.

– А какая Ваша аудитория?

– Это сложно. У меня период становления до аудитории 35 еще несколько лет.

– Украинские квоты на радиостанциях – это шанс для молодых исполнителей заявить про себя. Не хотите эту нишу заполнить?

Когда я начинал писать песни, еще до войны, то они были украиноязычные

– Когда я начинал писать песни, еще до войны, то они были украиноязычные. Когда я начал их показывать в Киеве, мне сказали: «Паренек из Луганска» занимается конъюнктурой – ставлю нос по ветру, вижу, что идут квоты на украинскую музыку, и вот решил так засветиться. Но это неправда. Мне всегда давался очень легко украинский язык. Мне не составляет труда написать украинское четверостишье. Намного сложнее наоборот – написать что-то на русском. Мне кажется, за время жизни в Киеве моя голова перестроилась. Встречаю очень много людей, которые постоянно говорят на украинском, и я замечаю, что даже начал думать на украинском.

– А есть ниша, которую Вы бы хотели заполнить?

– У нас очень много свободных ниш. Вот недавно появился Олег Винник. Украинский Стас Михайлов. Появились молодые украинские исполнители, которые работают в современном стиле. Но у нас нет хорошего эстрадно-популярного жанра. Может, только Тина Кароль – и все. Просто есть музыка и набор каких-то слов. А вот очень хочется популярную музыку – хорошую, качественную. И я думаю, что эта ниша всегда будет свободной.

– С кем бы из украинских артистов хотели бы поработать?

– С Винником (смеется – ред.). Ну правда. Мне интересен сам феномен его. Я не понимаю, что происходит и почему все вокруг так на нем зомбированы. Я даже специально скачивал альбом его песен и слушал в машине. Так вот после второго прослушивания песни я понимаю, что это – какой-то наркотик. Она постоянно в голове.

Если серьезно, очень хотел бы поработать с гуртом «Без обмежень». Мы уже общались и будем делать дуэт. И было бы интересно посотрудничать с Христиной Соловий. Она очень талантливая. Кроме того, у нас своя история – мы с ней выступали в двобоях на «Голосе» и были у одного тренера Святослава Вакарчука.

– Выступаете перед украинской армией на передовой?

– Ездил раньше с Help Army. Но для меня это очень сложно. Выходит на сцену здоровый мужик. 25 лет. Силы есть, а вот он выходит и поет песню перед своими же одногодками. И что-то хочет еще им со сцены сказать. И это выглядит как оправдание: вы здесь, а я сейчас вам спою и завтра буду в Киеве. Мне кажется, это такое лицемерие. Им нужно веселье. Посмотреть на детей приятно, на девушек. Или если бы приехали известные и любимые исполнители поддержать. Это было бы для них, возможно, хорошей поддержкой. А я…Я лучше помогу гуманитарно. Они там делают во много раз больше для Украины, чем я своими песнями. И единственное, что я могу сделать – это передать деньги на их поддержку, купить им термобелье или что-то необходимое. Это, с моей точки зрения, будет им важнее, чем мои песни.

– Бываете в Луганске?

Люди в Луганске даже не замечают, в какой заднице они оказались

– Да. У меня там мои бабушка и дедушка. Ездил их проведывать. Странно это все. Едешь, а везде висят бигборды: «Путин, спасибо!», «Россия, мы за тебя!». Все каналы кричат: «Наша «республика» процветает», а ты смотришь – трамвайные пути заросли травой, продуктов каких-то нет, на сигаретах написано: «Не для продажи», нет никаких концертов нормальных. Там с 23.00 «комендантский час». Как раньше, уже не погуляешь по городу. Но люди нашли в этом черном для себя что-то белое – и живут в этом мире. И думают, что они процветают. Но я приезжаю, смотрю на город, в котором так долго жил, понимаю, что ситуация очень ухудшилась. А люди в Луганске даже не замечают, в какой заднице они оказались.

– Какие Ваши планы дальше?

– Как я уже говорил, это – музыкальная школа. Что касается творчества – это дуэты. Ты ездишь на концерты вместе с артистами, поешь для их аудитории, и эта аудитория начинает интересоваться тобой. А параллельно писать песни, снимать клипы, выпускать свои песни, выступать на различных концертах и обязательно показывать хороший уровень.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Загрузка...
Loading...
XS
SM
MD
LG