Доступність посилання

ТОП новини
19 Червень 2018, Київ 16:06

Переселенцев, с которыми я столкнулся, объединяет любовь к Украине – Дондюк


(Друкуємо мовою оригіналу)

Украинский фотограф Максим Дондюк открыл выставку в Киеве о жизни переселенцев, которые из-за конфликта на Востоке Украины оставили свои дома и нашли новые в Харьковской, Днепропетровской и Запорожской областях. Почему люди решили переселиться, хотя могли остаться дома? Как они живут сейчас и на что надеются? И почему жизнь переселенцев может стать лучше? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии рассказал украинский документальный фотограф, автор выставки «Прошлое. Настоящее. Будущее. Строя жизнь после переселения» Максим Дондюк.

– Максим, почему ты взялся за эту тему, если брать твой предыдущий опыт – события Евромайдана, война на Донбассе, и вдруг жизнь переселенцев?

– На самом деле, получилось, что мои интересы и интересы организации GIZ, которая занимается в Украине помощью переселенцам от немецкого правительства, пересеклись. Они со мной связались и предложили поучаствовать в таком проекте. Мы выбирали объекты, которым они помогали, делали ремонт, сделали жилье.

В данном случае мне было интересно как автору и как человеку, который был на войне, увидеть другие реалии. Мне было интересно увидеть людей, которым уже помогли и помогают.

– Чего ты ожидал от этого проекта и почему это стало интересно?

– У меня не было ожиданий. Я хотел посмотреть на другую сторону за пределы линии фронта, передовой. И посмотреть на взаимодействие с переселенцами тех, кто им помогает. Потому что я сталкивался с людьми там, где были боевые действия. Но я вообще не понимал, что происходит с ними, когда они уже переселились.

Это как какое-то исследование. Хотя это очень короткий проект, по сравнению с тем, что я делал раньше. Но у нас были очень ограниченные сроки и хотелось успеть показать то, что я увидел.

– Какая энергетика исходила от героев нынешней выставки? Что ты от них чувствовал и что старался передать?

Выставка излучает какую-то надежду, но при этом она показывает трудности, с которыми люди до сих пор вынуждены жить

– На фотографиях я общаюсь со зрителями на открытии, каждый видит что-то своё. Кто-то может увидеть условия, в которых сейчас живут эти люди. Но он не знает, в каких условиях им приходилось жить до этого. В данном случае выставка излучает какую-то надежду, но при этом она показывает трудности, с которыми люди до сих пор вынуждены жить.

Например, у человека была трёхкомнатная квартира, бизнес в Донецке, а потом он идёт добровольцем в армию, возвращается, его жена с России, и теперь они живут в общежитии.

Суть очень разная. Для меня было важно пообщаться с этими людьми и рассказать их историю. Но немецкая организация мне предложила доступ к объектам, а героев я искал на месте.

– Расскажи ещё о героях подробнее. Что тебя в них впечатлило и что их объединяет? Что это за люди?

– Я думаю, что людей, с которыми я столкнулся, объединяет любовь к Украине. Наверное, поэтому они остались не там, а переселились сюда. Их условия жизни очень изменились после начала войны.

Максим Дондюк
Максим Дондюк

Женщина, которая в Луганске попала на растяжку, прекрасно говорит на украинском, творческая интеллигенция. Её внук играет на саксофоне, сын врач. Они вынуждены всей семьёй жить в одной комнате как студенты, хотя они могли остаться и там. Я думаю, что их всех объединяет любовь и надежда на Украину.

Организация GIZ через немецкое правительство им помогает, но, общаясь со многими, я понимаю, что украинское правительство этого не делает.

– Как они на это реагируют? Не чувствуют ли обиду на Украину, ради которой они переехали и остались верными своей стране?

Я думаю, что их всех объединяет любовь и надежда на Украину… Я думаю, они понимают, что Украина и правительство – это две разные вещи. Они продолжают любить Украину, но надеются, что их ситуация как-то изменится

– Я думаю, они понимают, как ты и я, что Украина и правительство – это две разные вещи. Они продолжают любить Украину, но надеются, что их ситуация как-то изменится.

У всех есть проблемы, и государство должно задуматься о людях, которые остались за Украину, переселились сюда, и которые защищали свою страну, воевали.

– После общения с этими людьми твоё впечатление, что всё наладится, рациональное? Или просто всё наладится само собой?

Государство должно задуматься о людях, которые остались за Украину, переселились сюда, и которые защищали свою страну

– Человек сам строит свою судьбу. Есть люди, которые просто переехали. Я сталкивался с людьми, которые получают пенсию и там, и там, и этого не скрывают. Мол, да, они любят Украину, но и денег не хватает. Люди разные, но я не могу их судить.

Сильный человек продолжает дальше жить, бороться, вставать на ноги и идти. Большое уважение таким людям, потому что я не был в такой ситуации и не знаю, как бы реагировал сам.

– Максим, название выставки «Прошлое, настоящее, будущее», именно в таком порядке. Насколько люди, с кем ты общался, живут прошлым, насколько они погружены в те события 2014–2015 годов? Или уже сейчас начинается новая жизнь?

– С некоторыми людьми мы очень глубоко затрагивали прошлое, и они пытаются от него отойти, но пока оно их держит. Воспоминания очень близки. Хотя им хочется, чтобы все наладилось. Сейчас такой переходной период. Они понимают, что не вернутся домой и нужно дальше идти.

– Пытался ли ты помочь каким-то образом переселенцам, с которыми ты общался? И какая помощь им вообще нужна?

– Помощь, которая им нужна, – это как раз те организации, которые находятся рядом. Правительство очень далеко и про всех не вспомнит. Остальное – это просто поддержка, чтобы народ не отворачивался, а тоже помогал.

– А есть эта поддержка? Вообще тема переселенцев в Украине интересна остальным жителям или это дело самих переселенцев?

Помимо материальной помощи, им нужна психологическая помощь и поддержка. Им нужно понять, что у них есть цель дальше жить

– Находиться в Киеве и ехать в АТО – это абсолютно разная жизнь. Украина очень большая, и все зависит от людей. Я думаю, что есть определённая часть людей, которых не затронула эта ситуация и им это даже безразлично. Даже есть конфликты между самими переселенцами.

Я был на тех объектах, где идёт большая поддержка. Я был приятно удивлён, потому что все помогают и открыто идут.

Но помимо материальной помощи, им нужна психологическая помощь и поддержка. Им нужно понять, что у них есть цель дальше жить.

– Одна из твоих героинь, Людмила из Донецкой области, посёлок Александровка, который сейчас находится под контролем группировки «ДНР», говорила: «Это было сложное и страшное время, но за этот период я поняла, на что я способна. В Донецке было дом-работа и так 12 лет подряд. Когда я сюда попала, поняла, как я неправильно распоряжалась временем. Здесь очень активная жизнь, нет времени бездельничать». Что она имела ввиду под «неправильно распоряжалась временем»? Человек меняется?

– Я прекрасно помню Людмилу, и спасибо ей за блины со сгущёнкой, которыми она угощала. На самом деле, она имела в виду, что до этого у неё была рутинная жизнь. А сейчас она занимается любыми активными действиями, развивается. Насколько я знаю, её муж остался там, она уехала с двумя дочерями.

Сейчас она уже не может жить как раньше. Но ей нравится развиваться, она учит детей. Живя в студенческих условиях в общежитии, она счастлива, и её дети счастливы. Конечно, она надеется, что всё изменится, будет какой-то маленький бизнес. Потому что жить в этом общежитии очень сложно. Но внутренне она намного счастливее, по её словам, чем раньше.

– Сейчас многие в Украине винят переселенцев в том, что случилось в Донецкой и Луганской областях. Чувствуют ли люди, с которыми ты общался, себя в чём-то виноватыми? И считаешь ли ты их виноватыми?

– Я уже отошёл от того, чтобы кого-то в чём-то винить. Все индивидуально, и непонятно, какая была ситуация. Пассивность могла привести к тому, к чему привела. Но на самом деле мы знаем, что туда привозили много людей из других регионов.

Я видел, как люди выходили с украинским флагом, когда сепаратисты и русские казаки захватывали Краматорск и полицейский участок. Они стояли с украинским флагом и высказывали свой протест. Сейчас они могут быть переселенцами, и в чем их обвинять? При этом были люди, которые вели себя иначе. Осуждать я не могу.

В данном случае, по моему мнению, можно осуждать украинские власти и генералов, которые должны были защитить свой народ. А не люди должны были выйти и защищаться от вооружённых людей.

– Как относятся переселенцы, с которыми ты говорил, к тем, кто остался в ОРДЛО?

– Выход из конфликта имеет два решения: силовой или определённый культурный. Всегда есть две стороны. Люди, которые ездят сюда за пенсиями, а потом возвращаются в Донецк, рассказывают, что происходит «в Украине». И если «в Украине» хорошее к ним отношение, ситуация намного лучше, они этим делятся. Как одна из форм воздействия на людей, которые там, показать пример Украины, которая меняется и становится лучше.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
Загрузка...
XS
SM
MD
LG