Доступність посилання

ТОП новини
22 Лютий 2018, Київ 03:00

«Здесь меня держит любовь к людям и любовь к родине» – житель Донбасса


Информационно-указательный знак на въезде в Авдеевку (Донецкая область)

(Друкуємо мовою оригіналу)

Возможно ли разминировать территорию Донбасса и восстановить регион после разминирования? Почему украинцы хотят уехать из страны? Зачем нужны «Национальные дружины» и как противостоять пропаганде? Эти темы обсуждали слушатели Радио Донбасс.Реалии. Из-за войны на Донбассе между двумя частями региона прошла не только линия фронта, но и информационная граница. Проект Радио Свобода Радио Донбасс.Реалии работает без линии разграничения: нам звонят и пишут жители как подконтрольной части, так и неподконтрольной украинской власти части Донбасса. Вот как высказались слушатели Донбасс.Реалии об актуальных темах недели.

Звоните нам по бесплатному номеру 0-800-300-403 (по будням с 17:00 до 18:00 – в прямой эфир, в неэфирное время – на автоответчик). Пишите нам в социальных сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», Facebook или на электронную почту DonbasRadio@rferl.org

О пропаганде

Люди определились с тем, кто, что слушает и какую пропаганду принимает

Олег, Курахово: «Люди определились с тем, кто, что слушает и какую пропаганду принимает. Есть люди, которым бы ты что ни говорил, они всё равно будут верить фейкам. В «распятого мальчика» из Славянска. Есть люди, которые понимают, что это всё – обман, но есть и те, кто продолжают верить и говорить, что так и было. Есть видео, на котором подъезжает БТР, и оттуда сбрасывают трупы мирных жителей, говоря, что «это делает украинская армия». Хотя видео снято во время чеченской кампании, и это был российский БТР. Люди, которое выбрали желание вернуться в СССР, им уже бесполезно что-то говорить. И когда у этих людей заканчиваются слова, они начинают применять силу».

Илья, Донецк: «В чём заключается пропаганда? Вы постоянно говорите, что Россия – враг, но со стороны России ни разу не было услышано, что Украина – это враг. Они всегда говорят, что это – «дружеский народ». Этнически мы все относимся к россиянам. Какие могут быть пропаганды?».

Когда смотришь российские программы, идёт психическое нагнетание: всё плохо, Украина, Сирия

Олег, Донецкая область: «Здесь Илья звонил. Я не верю, что он из Донецка, потому что Vodafone там до сих пор лежит и нет связи, но это на его совести. Просто он говорит, что россияне – «братья» и «друзья». У меня показывают российские передачи, и я ни разу не слышал, чтобы они сказали «друзья». Постоянно «хунта», «нацисты» и «убийцы». У меня дома Петровская вышка вещает российские передачи. Я вижу разницу. Когда смотришь российские программы, там идёт психическое нагнетание: всё плохо, Украина, Сирия. Даже новости начинаются с такой музыки, как будто будет что-то страшное. Когда смотришь украинские передачи – они более спокойные».

Об эмиграции

Здесь меня держит любовь к людям и любовь к родине

Александр, Краматорск: «Мне 58 лет, и я не собираюсь никуда уезжать. Более того, у меня даже мыслей таких не возникало. Но держит меня здесь, в Украине, не то, что обычно людей держит в этом возрасте: обжитость, достаток. Здесь меня держит любовь к людям и любовь к родине. А вот мой сын, он хороший музыкант, но не может найти официальную работу. Работа у него есть, но она не по договору. И да, он мечтает выехать, чтобы найти хорошую стабильную работу. Хотя я считаю, что государство 13 лет тратило на него деньги, а он теперь хочет уехать. Я пришёл к выводу, что наша молодёжь чаще всего желает выехать из-за отчаяния и низкой самооценки. Их не обучают тому, как себя самореализовать».

О восстановлении Донбасса

Олег, Донецкая область: «Это будет восстанавливаться ни один десяток лёт. И там больше чем 20 миллиардов нужно будет вкладывать. Инфраструктуру ведь надо для кого-то восстанавливать. Не будет кому возвращаться, если не будет предприятий и жилья. В первую очередь нужно восстанавливать жильё и предприятия. В Донецке полностью вырезан завод «Гормаш», в Макеевке не работает половина предприятий. В Марьинке на линии разграничения все предприятия разбиты. Я не верю европейским кредиторам, они уже не один раз подводили Украину».

О «Национальных дружинах»

Слушатель: «А как люди, которые будут помогать «Национальным дружинам» и полицейским, как они будут защищены по закону? Вы же сами говорите, что возвращаются девяностые годы, куча оружия на руках, не доведи Господь – человека ранят? За чей счет его будут лечить?».

Сергій, Слов’янськ: «Чи є якісь обов’язкові вимоги для «Національних дружин»? Чи обов’язкове знання законів, оскільки існує великий ризик, що вони будуть діяти «по понятиям». Бо сьогодні ви розбили гральні автомати, які дійсно поза законом, а завтра вам хтось не сподобається і ви його битками поб’єте. Чи немає такого ризику?».

Алла: «Некоторые члены «Национальных дружин» связаны с такими организациями, как «С-14» и «Традиции и порядок», вместе с которыми ходят разгонять ЛГБТ-акции и акции феминисток».

Об узниках Кремля

Валерий, Харцызск: «Мы в оккупации живём. Когда уже украинская армия придёт и заберёт нас из оккупации?».

Олег: «Почему в Европе считают, что это – «внутренний конфликт» украинцев? Ведь это – международный конфликт, если у нас часть границы между Донбассом и Россией не контролируется».

Об освобождении Донбасса

Олег: «Я не верю в то, что миротворцы решат какую-то проблему. Нам надо перестать быть наивными. Ведь если приедет парень из другой страны, разве он будет думать об Украине? Донбасс вернётся в состав Украины, когда Россия ослабнет, как Советский Союз. Когда он распался, страны начали выходить. Вернётся и Донбасс, и Крым. Но в Украине должны делать всё для того, чтобы людям было легче жить. Потому что люди в Крыму и том же «ДНР» смотрят, что тут творится, и думают «да ну его нафиг».

О жизни после переселения

Слушатель: «Почему все эти благотворительные организации не надавят на правительство. Ведь люди сами по себе, правительство вообще живёт в своём отдельном мире. Ведь эти организации не будут вечно помогать, и люди останутся одни со своей бедой».

Александр: «Я – волонтёр в одной благотворительной организации, и мы работаем как с местными, так и с переселенцами. Не будем говорить о государстве, слава Богу, у нас очень много волонтёрских организаций и людей, которые помогают переселенцам. Нужно смотреть на проблему под другим углом. Нужно больше афишировать эти организации и давать о них информацию, чтобы люди знали».

Татьяна, Луганск: «Мы всю жизнь платили налоги для того, чтобы у нас армия была и милиция, но получилось то, что получилось».

О разминировании

Олег: «Минные поля, когда устанавливает ВСУ, то они несут за это ответственность. А кто несёт ответственность за неподконтрольные территории? Ведь эти террористические организации никто не признал. Ведь жизнь людей, которая оборвалась на этих полях, была бесценна. Кто-то должен понести ответственность».

Слушательница, Счастье: «Наш Счастьинский мост, то говорят, что он заминирован, то не заминирован. Дело в том, что возле моста очень много дач у людей. И нас туда уже четыре года не пускают. Там война была полтора года. Неужели там будут сапёры ходить и каждый кустик проверять? Кому потом предъявлять претензии?».

ПОСЛЕДНИЙ ЭФИР РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG