Доступність посилання

ТОП новини
20 Жовтень 2019, Київ 22:04

Стас Асеев остался, чтобы у Донбасса было украинское тело – журналист Донбасс.Реалии


Во время презентация книги Станислава Асеева в фонде «Изоляция». Киев, 4 июня 2018 года

(Друкуємо мовою оригіналу)

«Как? Как это стало возможным? В конце концов, это Донецк, Восточная Европа, а не Сомали или Либерия, чтобы мы жили в подвалах, мечтая перерезать глотку тем, кто еще недавно стоял среди стадиона с таким же сине-желтым лицом».

Макеевчанин, журналист и философ Стас Асеев (Васин) остался в оккупированном Донецке, снимая квартиру в центре города, чтобы понять и рассказать, как стала возможна война на Донбассе – и что украинцам с этим делать.

1 октября у Стаса был день рождения, который он в третий раз встретил в тюрьме. Как понять Донбасс – и что Асеев пытался понять и рассказать всей Украине?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили историк, публицист Станислав Федорчук и журналист Радио Свобода, телепроекта «Донбасс.Реалии» Андрей Дихтяренко.

– Книга Станислава Асеева «В изоляции. Очерки о Донбассе» была составлена в рамках его поддержки. Это его публикации в различных украинских изданиях. Стас, о чем эта книга для вас? Ваши впечатления?

Станислав Федорчук: Я бы адресовал эту книгу для тех людей, которые еще ничего не знают о том, что происходило на Донеччине и Луганщине в 2014–2016 годах. Книга Станислава – это репортаж изнутри, который фиксирует не перемещение военной техники, псевдополитическую конъюнктуру. Он фиксирует настроение людей, цвет их лиц, насколько часто ходит трамвай, о чем говорят люди под своими подъездами. Это передача атмосферы жизни в оккупации.

Станислав показал, что не только российским оккупантам, их оружию и политическому руководству удалось оккупировать части Донецкой и Луганской области, но и благодаря тому темному, что есть в душах людей. Благодаря российской пропаганде.

Станислав Федорчук, историк, публицист
Станислав Федорчук, историк, публицист

– Стас, вы что-то новое открыли для себя, перечитав эту книгу?

Станислав Федорчук: Я бы очень хотел видеть Станислава на свободе, чтобы вести полемику, в том числе и о книге.

Непросто видеть, когда твоё ближайшее окружение превращается в руину
Станислав Федорчук

Очень разные чувства. С одной стороны, очень больно читать эти размышления Стаса, где он говорит о своем экзистенциальном одиночестве. Как человек, который остался в городе, где его бывшие друзья, знакомые, одноклассники внезапно стали наемниками. А потом, разочаровавшись, просто начали пить, употреблять наркотики и деградировать. Непросто видеть, когда твоё ближайшее окружение превращается в руину. И ты не можешь на этот никак повлиять, только написать в «Український тиждень» или в колонку на Радио Свобода, и таким образом выразить свой протест.

– Стас Асеев вышел из рабочей макеевской среды и он описывает, что его друзья, одноклассники, соседи почти поголовно записались в так называемое «ополчение ДНР». Андрей, откуда он такой взялся в Макеевке?

Есть люди, которые считают, что лучшие годы Донбасса остались в советском прошлом. Эти люди, как правило, приветствовали группировки «ЛДНР»
Андрей Дихтяренко

Андрей Дихтяренко: Я не считаю, что он откуда-то взялся, он об этом писал в своих текстах. Всегда в Донецке, в Луганске, вообще на Донбассе была прослойка, на которую этот рабочий менталитет не распространялся, потому что люди шли в университеты, не смотрели телевизор, не были вынуждены ходить в шахту и зависеть от руководства, собственников. И самое главное, выросло молодое поколение людей, наверное, более образованное, которое не привыкла делегировать другим ответственность.

Есть люди, которые не хотят думать политически, они считают, что лучшие годы Донбасса остались позади в советском прошлом. Эти люди, как правило, приветствовали группировки «ЛДНР».

А люди, которые выросли в Украине, верили в себя, а не в кого-то, пытались делать свое будущее, они поддержали Украину. Но их было меньшинство, может их всегда меньшинство. Но на Донбассе это разделение прошло достаточно четко, и мне кажется, Стас его очень неплохо зафиксировал в своих текстах.

Андрей Дихтяренко, журналист Радио Свобода, телепроект «Донбасс.Реалии»
Андрей Дихтяренко, журналист Радио Свобода, телепроект «Донбасс.Реалии»

– 5 марта 2015 года украинская служба Радио Свобода опубликовала текст Стаса под названием «Донецкое «восстание» год спустя. Будущее одной иллюзии»:

«Так почему же всё именно так? Всё дело в том, что нас научили смотреть на мир сквозь нули калькулятора. Заставили поверить, что всё можно подсчитать и измерить, подвести под общий знаменатель бюджетных расчётов: так было раньше, так есть сейчас, а значит, не стоит думать о большем и в будущем. «Донбасс работает» – вот фраза, которая ответит на всё. И на ваш изувеченный вид после 12-часовой смены, и на копейки в кармане, и на ваше ближайшее будущее в каком-нибудь пыльном цеху. Да и на сам Майдан, где люди позволяли себе просто немыслимое: переводить рабочее время не в количество завинченных гаек, а в песни и тёплый кофе под жаром горящих огней. Это иностранный язык, которому нас не учили, – но в этом ли наша вина?

Сегодня мы упражняемся в том, чтобы между летящими пулями и звуком ракет придумать новое обидное прозвище тем, кто ещё верит в «ДНР». Но что, если сама «ДНР» – это лишь зеркало прошлого, от которого не выйдет отделаться простым разрывом гранат?»

Станислав, в этом для меня весь Стас Асеев. Тут нет черного и белого, он пытается понять, почему жители Донбасса не приняли Майдан, почему поверили России, почему могут разочароваться в «ДНР», но не полюбить Украину. Вам близки такие нюансы? Вы можете сказать, что это и ваш бэкграунд, как дончанина?

Станислав Федорчук: Это бэкграунд части дончан, без сомнений, но не мой и не моего ближайшего окружения. Я счастлив, что принадлежу и принадлежал к другому Донецку. Это роскошь, тот нонконформизм, за который приходилось отвечать и во время учебы, и во время работы.

Ни в Донецке, ни в Луганске, ни тем более в более маленьких городах, никогда альтернативное мышление не приветствовалось. Какой главный аргумент использовали бывшие красные директора, которые стали членами Партии регионов и баллотировались в Верховную Раду, – они говорили своим подчиненным, что если они не проголосуют за них, шахта закроется и все станут безработными. То есть, они демонстрировали такой уровень политической сознательности для местного населения. Мол, с нашей доброй воли ваша жизнь и смерть.

И многие люди поддавались на эту рекламу, пропаганду, которая была шантажом.

Андрей Дихтяренко: Можно себе представить, что происходит на кухнях на Донбассе по обе стороны лини разграничения. Есть люди, которые за Украину, такие как Стас, он просто был одним из самых ярких, который остался в оккупации. Кстати, он манифестировал свое желание остаться, считал, что там внутри должно быть украинское тело. Он был несогласен с местными, но решил остаться среди них. И постоянно происходят конфликты. Люди решают вопросы, которые написаны кровью.

Стас начал и мы все пытаемся проделывать эту работу, мы пытаемся понять, как нам жить после начала этого конфликта. Даже выехав с Донбасса, ты продолжаешь быть частью Донбасса, несешь этот Донбасс в себе и продолжаешь общаться с этими людьми.

И наверное, главная жертва Стаса была в том, что он попытался связать воедино, в очень страшных условиях, он пытался сам решить конфликт. Можно по-разному относиться к его политической позиции, но он пытался это сделать, выслушать обе стороны. К сожалению, это закончилось его личной трагедией. Надеюсь, что финал будет счастливый и его обменяют.

– Стас, есть физическая книга «В изоляции. Очерки о Донбассе». Эти тексты переживут войну? Есть ли в них художественная, философская ценность?

Станислав Федорчук: Эти тексты очень неоднородные. Но как по мне, мы имеем дело с хорошим репортажем из изолированной территории. Название очень удачное, потому что демонстрирует герметичность ситуации, в которой оказывается человек в оккупированной территории.

У многих людей, к сожалению, сложилось впечатление, что все кто хотел и мог, уже выехали. Я хотел бы сказать, что Станислав и сотни таких как Станислав, а может и тысячи, и есть доказательством, что не все кто хотел и мог, выехали.

– Стас оставался для того, чтобы Донбасс оставался Украиной. Так он отвечал на этот вопрос. Андрей, есть ли у этих текстов, мыслей, вопросов, которые задавал Стас еще на заре так называемой «русской весны» будущее? Нужно ли об этом говорить?

Он демонстрирует коренную макеевскую проукраинскость. Он показывает, что Донбасс это далеко не тот образ, который рисует пропаганда
Андрей Дихтяренко

Андрей Дихтяренко: Я думаю, это будущее есть. И правильно, что мы смогли собрать эти тексты в книгу, потому что видна постоянная работа, которую он пытался проделать. Есть большая ценность и именно из-за этой ценности, мне кажется, Стас так долго сидит в подвалах пророссийских боевиков. С этим человеком работает пропаганда, в него вцепились. Потому что видят в его текстах, в его подходе к ситуации на Донбассе опасность.

Он демонстрирует коренную макеевскую проукраинскость. Он показывает, что Донбасс это далеко не тот образ, который рисует пропаганда. Что он гораздо больше, сложнее и он один занимался вопросами реинтеграции, он разговаривал с теми людьми, с которыми многие проукраинские люди говорить бы не стали, – кто поднял оружие. Он рассказывал им друг о друге и пытался сшивать. Его, к сожалению, услышали в Москве, в «МГБ», и сделали все, чтобы очернить его имя. Но подозреваю, что у них это не получилось.

Ценность этой книги он доказал своей нынешней судьбой. И верю, что этот человек обязательно будет здесь в студии Донбасс.Реалии и расскажет, через что он прошел. И наверняка напишет еще не одну книгу.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім'я не буде розкрите)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG