Доступність посилання

25 Листопад 2017, Київ 08:57

Компенсации за разбитое на войне жилье присуждают, но не выплачивают


Ілюстраційне фото. Розтрощені будинки на околиці Авдіївки, 24 березня 2016 року

(Друкуємо мовою оригіналу)

Еще одной жительнице зоны АТО присудили компенсацию за разрушенное артиллерией жилье. Это не первый случай, но пока ни один из истцов так и не получил деньги – государство опротестовывает решения в Высшем специализированном суде, и их возвращают на повторное рассмотрение. Правозащитники называют такое поведение одного из высших судов страны – уходом от ответственности. Кто именно обстрелял дом, в судах не рассматривается – адвокаты ссылаются на формулировки закона о борьбе с терроризмом начала 2000-х годов.

Чуть больше 2 миллионов гривен – столько должна получить из государственного бюджета жительница Авдеевки за свой разрушенный дом. Жилья она лишилась еще осенью 2014 года, а в суд подала только в конце прошлого года. Рассмотрение дела заняло 8 месяцев. В благотворительном фонде «Право на защиту», который помогал ей представлять интересы в суде, говорят, что главным было, во-первых, подтвердить право собственности на дом, а во-вторых, проходить в качестве пострадавшей в уголовном производстве по статье 258 (терроризм). Уголовное дело в свое время открыли по факту разрушения дома артиллерийским огнем. Суд не интересовало, с какой стороны стреляли и нашли ли виновного в совершении террористического акта.

«В мотивации нашей позиции мы базировались на нормах закона о борьбе с терроризмом, а именно на нормах статьи 19 – любой ущерб, который причинен террористическим актом, подлежит компенсации за счет государственного бюджета», – говорит Юлия Трало, координатор «Права на защиту» по вопросам предоставления правовой помощи. Она напоминает, что у подобных дел есть срок давности – не больше трех лет должно пройти с момента разрушения или повреждения дома в результате террористического акта. Важна и квалификация уголовного производства – именно терроризм, а не, например, уничтожение имущества.

Всего в практике благотворительного фонда – одиннадцать таких дел. По двум из них, включая нынешний, суды первой инстанции приняли решение в пользу истцов, по двум – не поддержали требования жителей Донбасса, остальные продолжают рассматриваться. Еще два десятка подобных случаев – на рассмотрении юристов фонда. Предыдущее успешное для пострадавшего решение уже оспорили в апелляционном суде. Трало известно про еще четыре дела о компенсациях, которые ведут другие правозащитные организации.

Пострадавших домов тысячи, исков про компенсации – десятки

Как сообщало ранее Радио Свобода, в одной только Авдеевке пострадавших домов за три года войны около 900. При этом в юридическом отделе военно-гражданской администрации города говорят: за все время из судов или от адвокатов приходило около десятка запросов. По данным украинских СМИ, по состоянию на лето 2016 года, общее количество разрушенных во время войны домов и построек превысило 13 тысяч. Весной 2016 года денежную компенсацию присудили жительнице Славянска, в феврале 2017-го – жителям села Водяное.

Директор Центра стратегических дел Украинской Хельсинской спилки по правам человека Михаил Тарахкало говорит, что обратиться в Европейский суд по правам человека истцы не могут – Высший специализированный суд не ставит точку в этом решения и отправляет дела на повторное рассмотрение. По мнению юриста, ВКС просто отказывается от ответственности.

Высший суд – это тот инструмент, который может решить эту проблему и четко выразить свою правовую позицию
Михаил Тарахкало

«Высший суд – это тот инструмент, который может решить эту проблему и четко выразить свою правовую позицию, в каких случаях какой объем ущерба должен компенсироваться, каким образом он должен компенсироваться, должно ли государство за это платить или нет. Поставьте точку в своем решении, если вы считаете, что компенсация не должна присуждаться, так и напишите в своем решении», – говорит Тарахкало.

Сегодня Украинская хельсинская спилка ведет около полусотни дел про компенсации, и позиция про необходимость выплат очень сильная, нужны серьезные аргументы, чтобы в ней отказать, считает юрист. Чтобы возложить ответственность, в том числе, за разрушенное жилье на Россию, необходимы дальнейшие уголовные расследования связей боевиков и России, а также экспертизы по виновным за обстрелы.

Связать обстрелы с Россией будет непросто – адвокат

Связать разрушение домов с Россией будет непросто, считает и адвокат Игорь Головань, который до войны проживал в Донецке. А вот ответственность на Украину за теракты закон про борьбу с терроризмом, принятый еще в 2003 году, возлагает однозначно.

Чтобы говорить о Российской Федерации, нужно четче говорить, что там происходит. Именно потому, я думаю, и дел таких мало
Игорь Головань

«И государство, и часто граждане очень аккуратно ходят между струек и не называют вещи своими именами. Чтобы говорить о Российской Федерации, нужно четче говорить, что там происходит. Именно потому, я думаю, и дел таких мало, что крайне мало веры в то, что это все произойдет», – считает адвокат. Юридически ситуация остается не до конца урегулированной, показывает практика адвоката. По словам адвоката, с одной стороны сегодняшние решения о предоставлении компенсаций можно оспорить – открытое криминальное производство факту терроризма могут закрыть или переквалифицировать. Это открывает дорогу для пересмотра решений. С другой стороны – в ближайшее время виновных в делах об обстрелах мирных жителей не найдут, считает Головань.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG