Доступність посилання

21 Листопад 2017, Київ 22:32

Что такое «Малороссия» на самом деле?


Игорь Плотницкий и Александр Захарченко (справа), главари группировок «ДНР» и «ЛНР», которые признаны в Украине террористическими. Оккупированный Луганск, 17 февраля 2017 года

(Друкуємо мовою оригіналу)

Главарь группировки «ДНР» Александр Захарченко объявил концепцию так называемой «Малороссии». В Луганске сепаратисты от такой идеи открестились. Идея ли это самого Захарченко или «темник» из Москвы от помощника президента Российской Федерации Владислава Суркова? И о чем говорит такая инициатива сепаратистов – о стремлении к войне или к миру? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии рассказали историк, координатор проекта «Ликбез. Исторический фронт» Кирилл Галушко, а также старший научный сотрудник Национального института стратегических исследований Андрей Каракуц.

Кирилл Галушко: Сомневаюсь в интеллектуальном потенциале Захарченко на исторические темы – «Малороссия», флаг Богдана Хмельницкого и так далее. Видно, что поработали эксперты. Слишком глубоко копнули. С точки зрения истории, географически «Малороссия» никогда не охватывала всю территорию Украины. Точно в ее составе не было западной Украины, но самое главное – не включала Донбасс.

Кирилл Галушко
Кирилл Галушко

Нужно понимать, что события 2017-х годов прошлого столетия и то, что сегодня творит Россия, – один сценарий
Кирилл Галушко

Нужно понимать, что события 2017-х годов прошлого столетия и то, что сегодня творит Россия, – один сценарий. На территории новообразовавшегося суверенного государства – Украина или Финляндия – какие-то сепаратисты или российские военные захватывают одну деревню. Там возникает местное правительство, которое говорит, что центральная власть нелегитимная и ненародная, и призывает войти Красную армию. Сейчас люди действует также. Эти сценарии рабочие, если позволяет геополитическая обстановка, то почему бы не воспользоваться. Видимо, они думают именно так.

– Что вообще такое «Малороссия»? Когда она появилась?

Кирилл Галушко: Cлово «Украина» появилось в 1187 году в Киевской летописи и касалось степного приграничья центра русской земли – Киев, Переяслав. Слово «Малороссия» появилось от «малая Русь» в ХІV веке. Киевский митрополит удрал в Москву в 1299 году – и наша церковная епархия не хотела подчиняться Москве, так как не знала, что это за маленькое городишко и где оно находится. И была основана Галицкая митрополия. Константинопольский патриархат для того, чтобы разбираться где, кто, Галицкую митрополию называл «малароссия» – это по-гречески «мала руссия». А то, что было в Москве, называли «великая Русь». Как понимаете, «малароссия» именно к России не имела никакого отношения.

А вот известным и популярным это название становится в результате работы Киево-Могилянского коллегиума. Там изучали греческий язык, и наши студенты, которые были представителями украинской шляхты, использовали «Малоруссию», как кальку с древнего языка, для обозначения Киева.

А почему не использовали название Украина?

Кирилл Галушко: Это было неофициальное название. Вообще на тот момент наше государство называлось Войско Запорожское, Киев – это была Русь. Россия со временем монополизировала это название и перетянула одеяло на себя. Так Русь стала Россией.

«Малороссия», «Новороссия» – это региональные названия. Единственное название, которое покрывает всю территорию Украины, объединив все народы – это именно Украина. Даже большевики, когда пытались создать куски из УНР, то «Малороссию» не создавали. Эта были старые имперские вещи, которые не хотелось повторять.

Идея «Малороссии» не показывает, что Россия и группировки «ЛНР» и «ДНР» просто бояться названия «Украина»?

Кирилл Галушко: Так было во времена Петра І. На европейских картах уже было название Украина стабильным со времен Богдана Хмельницкого, и вот его политика – «эта территория должна называться Россия».

– Почему такая инициатива появилась именно сейчас?

Андрей Каракуц: Я так думаю, что Захарченко знает, что его собираются менять или убирать. Это был такой маневр, чтобы «примазаться» к этой политике Российской Федерации. И показать, что он еще в игре и на него можно рассчитывать.

Группировки «ЛНР» и «ДНР» – это плацдарм, чтобы осуществлять атаки для подрыва существующей украинской власти
Андрей Каракуц

Это типичная информационная операция. Сначала были заявления Путина, что российский и украинский народы – «едины». Потом был Азаров, который сказал, что он «скоро вернется». Готовится все к тому, что Россия и дальше будет продвигать свою политику – вернуть Украину под свой контроль. И группировки «ЛНР» и «ДНР» – это плацдарм, чтобы осуществлять атаки для подрыва существующей украинской власти.

– А почему в группировке «ЛНР» открестились от такого заявления?

Андрей Каракуц: Я думаю, это – именно позиция Захарченко. Снова ж таки, либо показать, что он в игре, либо знает, что будет объединение этих территорий, а потому хочет удержать лидерские позиции. Российская Федерация сейчас активизировала шаги по вталкиванию назад этих территорий. Пойти на какие-то компромиссы, но все равно возвращение произойдет на каких-то условиях Минских соглашений. Я так понимаю, что во время встречи Трампа и Путина, какие-то все же договоренности были. И в ближайшее время мы будем видеть какие-то попытки эскалации конфликта. И тут многое будет зависеть от того, как наши дипломаты будут себя вести, американские политики, а также нужно подождать выборов в Германии.

ЭФИР ПОЛНОСТЬЮ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG