Доступність посилання

ТОП новини
22 Липень 2018, Київ 06:23

В Армении уже другое настроение к России – Егиазарян


Люди празднуют отставку премьера Армении Сержа Саргсяна в центре Еревана, 23 апреля 2018 года

(Друкуємо мовою оригіналу)

Прецедент в стране-члене Евразийского экономического союза и Организация договора о коллективной безопасности создан через 11 дней протестов 10-летний правитель Армении Серж Саргсян подал в отставку. Значит ли это, что армяне уходят из «русского мира»? Насколько протест сравним с Евромайданом? И санкционировал ли Путин отставку Саргсяна? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии рассказали украинский художник армянского происхождения, участник Евромайдана в Киеве Борис Егиазарян и эксперт «Фонда иностранных дел» Алексей Куропятник.

– Как вы воспринимаете то, что случилось в Армении? Насколько уместны сравнения с Евромайданом?

Борис Егиазарян: В Армении уже много лет в разных формах были протестные движения против власти Сержа Саргсяна, тогда еще президента Армении.

Армяне считали, что сэр Саргсян – не тот президент, который ведет Армению в правильном направлении. Естественно, и там коррупция, как во всех постсоветских республиках. И политика Армении такова, что основное обвинение – социальное положение, количество людей. В Армении осталось 2,5 миллиона человек. Это – катастрофа.

Еще были такие проблемы, как недоверие к власти. Серж Саргсян обещал, что готов служить Армении на какой-то должности, но не претендует на должность премьер-министра. А тут оказалось, он идет на третий срок.​

– Как раз перед конституционным референдумом, чтобы армяне проголосовали за переход республики в парламентскую модель, где вся полнота власти переходит к премьеру. А потом Саргсян заявил, что станет премьером.

Борис Егиазарян: Армяне это восприняли как реформу власти, надеясь, что это приведет к изменениям. Но когда узнали, что Серж идет в премьер-министры, это означало третий срок, еще и с усиленной властью, запахло диктатурой.

Серж Саргсян, имея российское давление, умудрился подписать договор с Евросоюзом
Борис Егиазарян

Хотя Серж Саргсян, имея российское давление, умудрился подписать договор с Евросоюзом. Армяне очень гордились, что они смогли так подписать договор, в отличие от Украины, проводить учения с НАТО и вместе с этим оставаться с Россией.

Раньше Путин работал с Арменией топором, шантажируя. Но произошла Апрельская война. Азербайджан ввел наступательную войну, это длилось четыре дня, с самым последним словом наступательного оружия, который Азербайджан купил у России. Военный союзник Армении продал это мощное оружие Азербайджану. И предлагал армянам. Это – не политический разговор.

Впервые в Армении развеялся миф «русского брата», который стоит, держит военную базу, чтобы защитить армян.

Борис Егиазарян
Борис Егиазарян

– Многие обозреватели говорят, что протесты в Армении были не антироссийскими. Дело не в России?

Это – не антироссийские протесты. Но в Армении уже другое настроение к российскому государству
Борис Егиазарян

Борис Егиазарян: Да, это – не антироссийские протесты. Но в Армении уже другое настроение к российскому государству.

– Алексей, стоит ли воспринимать происходящее в Армении как некий уход из «русского мира»? Странно, что все это получилось. Многие эксперты называли эти протесты беззубыми. Совершилась мирная революция.

Алексей Куропятник: Я бы не рискнул называть это революцией. Произошла смена первого лица.

Требования, которые были сформулированы основной политической оппозиционной партии и ее лидером Николом Пашиняном сводились к тому, чтобы Саргсян ушел и не занимал эту должност. При этом, Пашинян подчеркивал, что у него нет антироссийских настроений.

Политический правящий класс Армении консолидирован вокруг нескольких вопросов. И главный из них – вопрос армянских территорий. Нагорный Карабах – это очень важный, болезненный вопрос. До 2016 года не было сомнений, что экономический и военный союз с Российской Федерацией является залогом того, что этот вопрос будет решен в обозримой перспективе.

Вопрос армянских территорий ставится под сомнение.

Алексей Куропятник
Алексей Куропятник

– В том, что Россия поможет их удержать?

У нации нет других военных союзников, которые могли бы заменить Российскую Федерацию
Алексей Куропятник

Алексей Куропятник: У нации нет других военных союзников, которые могли бы заменить Российскую Федерацию. Поэтому, с одной стороны, есть разочарование, а с другой – никаких альтернатив нет. И вот возник этот разрыв ожиданий.

– Никол Пашинян не выдвигал антироссийских лозунгов, потому что это политический приговор для любого лидера в Армении?

Алексей Куропятник: Вопрос защиты армянских территорий иначе не решается и не предлагаются альтернативные варианты. Поэтому Пашинян не выдвигал антироссийских лозунгов и поэтому серьезных изменений в стратегическом курсе ориентирования на Российскую Федерацию не произойдет.

– Как вы считаете, консультировался ли Серж Саргсян с Владимиром Путиным, прежде чем подать в отставку? И как Путин допустил такой прецедент ухода от власти в стране-союзнике России после массовых протестов на улице?

Алексей Куропятник: С 1994 года страна оказалась в изоляции, когда закрыты границы с крупнейшими торговыми партнерами – Азербайджаном и Турцией. Страна беднела. Действительно, с 3,5 миллиона населения осталось 2,5-3 миллиона. В среднем, страну покидает 50 тысяч за год. Армяне голосуют ногами.

Политическая теория практически замерла в этой стране. И даже оппозиция не ставит вопрос о каких-то иных альтернативах или изменений курса движения государства к процветающей республике.

– Так россияне же увидят, что в Украине «госпереворот», в Армении – смена власти. В чем разница?

Алексей Куропятник: Украина выходила на Майдан без плана действий, точно так же, как и Пашинян. Никакого пакета реформ, видения новой процветающей системы, экономической модели Пашинян не предлагает.

Скорее всего, власть останется у Республиканской партии, и Кремль ничем не рискует. Он просто заменяет одних на других.

– Насколько армяне связывают свои проблемы, которые были отчасти лозунгами этих протестов, с Россией, с тем, что страна находится в так называемом «русском мире»?

Борис Егиазарян: В Америке не бывает президентских выборов, не связанных с Россией. Как же это в Армении может что-то произойти без связи с Россией?

Путин не может не реагировать на то, что происходит в какой-то части мира. Он не боится, что в Армении что-то радикально поменяется. Но Путин не все может, даже в России.

Если раньше Путин работал с Арменией топором, сейчас будет работать скальпелем
Борис Егиазарян

Путин понял, что если Россия будет сильно давить на Армению, она может сильно ответить. Если раньше Путин работал с Арменией топором, сейчас будет работать скальпелем. США уже заявили, что они готовы работать с новой властью Армении.

– Вы перечисляли многие экономические проблемы, эмиграцию, коррупцию. Что с этим делать? И как двигаться дальше?

Борис Егиазарян: У нас сейчас есть надежда, что это движение, которые было, смена власти Сержа Саргсяна, диктатуры не позволит, будут новые силы. Это должно быть рождение нового политического интеллекта.

Алексей Куропятник: Государственный долг Армении за время правления Саргсяна увеличился в четыре раза.

Недовольство социально-экономической ситуацией в Армении будет нарастать. Просто смена политического персонажа на лидирующем месте не решает проблемы.

Режим на сегодня нерушим. Произошедшее – это скорее исключение. Мирная смена власти первого лица, но не понятно, как выходить из ситуации, которая породила этот кризис.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
Загрузка...
XS
SM
MD
LG